Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Двадцать вторая сказка

– Куда теперь полетим? – спросил Тимоша, когда робот Вася вернулся.
– Если не возражаете, – произнес робот, – я бы предложил перенестись через сто миллионов лет в каменноугольный период.
Женя не возражал, а Тимоша даже обрадовался:
– А здорово мы все-таки по времени туда-сюда скачем! Знали бы об этом мама с папой, перепугались бы, небось!


Пока он так рассуждал, машина остановилась, и ребята бросились к иллюминатору. Они находились в густом лесу. Вокруг было почти темно из-за огромных листьев, только кое-где пробивались солнечные лучи.
– Наконец-то! – облегченно вздохнул Тимоша. – Вот мы и дождались: деревья выросли. Нам можно выйти? – нетерпеливо спросил он.
Женя с сомнением покачал головой:
– Вряд ли. Там болото, а мы в тапочках.
– Эх, что же мы резиновые сапоги не захватили, – расстроился Тимоша.
В разговор вмешался робот:
– Если вы не возражаете, я синтезирую для вас подходящую обувь.
– Давай, – тут же согласился Тимоша, и глаза у него загорелись в предвкушении чуда.
Вася сунул руку за пазуху, поковырялся там и хотел вытащить, но не смог, потому что мешала пуговка на рубашке. Пришлось Жене помочь роботу расстегнуть пуговицу. И Вася вытащил из-за пазухи две пары отличных резиновых сапог, причем нужных размеров. Мальчики бросились примерять обновки.
– А как же ты? – спросил Тимоша, топая по полу в новых сапогах и показывая на Васины ноги в домашних тапках.
– Я – робот, – ответил Вася. – У меня биоэнергетическая защита. Внешние помехи мне не страшны.
Едва они открыли дверь, в носы им ударил тяжелый гнилостный запах. Тимоша сразу сморщился:
– Фу, какая гадость.
– Осторожно, не провалитесь, – предупредил мальчиков робот. – Здесь очень опасно: деревья в этих лесах растут, вырастают, погибают и гниют в болотной воде. Здесь летает много насекомых, в том числе и ядовитых. Болото легко засасывает каждого, кто в него попадет.
ll6Мальчики глянули из дверей вниз. Машина стояла на куче стволов, наваленных в полном беспорядке между растущими высокими деревьями. Внизу в просветах поблескивала темная вода. Жара была страшная!.
Женя прыгнул на ближайшее бревно, стараясь не попасть в большую расселину у входа. Тимоша хотел последовать за ним, но тут у него на глазах брат начал медленно проваливаться. Ствол оказался трухлявым и не выдержал тяжести мальчика. Женя попытался переступить, потом встал на четвереньки, чтобы не упасть, но на что бы он ни опирался, все разваливалось в прах. Наконец ему удалось схватиться за нависший над ним огромный лист какого-то дерева. От этого последнего движения ствол, на котором он только что стоял, с треском развалился. Раздалось глухое бульканье: это болотная жижа засасывала его остатки.
Женя висел на листе и медленно опускался вниз: лист гнулся под его тяжестью. Под ногами у него было только болото. Лицо у мальчика покраснело от напряжения. Было видно, что долго ему так не продержаться.
Тимоша не знал, чем помочь брату. Но тут мимо него стрелой промчался робот Вася, на ходу вытаскивая из-за пазухи длинную веревку.
– И веревку синтезировал, – понял Тимоша.
Робот вскарабкался по стволу дерева, на котором висел Женя, и бросил ему веревку. Это было очень кстати, потому что лист, на котором висел мальчик, наклонился до трухлявых мокрых стволов, наваленных на поверхности болота, и ему приходилось поджимать ноги, чтобы не попасть в зловонную жижу.
В школе у Жени были пятерки по всем предметам, даже по физкультуре. Поэтому он без труда влез по веревке, уселся рядом с Васей и, наконец, отдышался.
– Спасибо, – с чувством сказал он. – Ты настоящий друг.
– Не стоит благодарностей, – ответил робот. – Я запрограммирован на помощь людям.
– Очень правильно тебя запрограммировали! – искренне обрадовался Женя. Он уже пришел в себя и с любопытством оглядывался вокруг. Все-таки этот лес рос за триста миллионов лет до нашей эры.
Вокруг росли странные деревья, в основном огромные папоротники. В обычной жизни Женя часто встречал в лесу папоротники с большими длинными листьями. Некоторые из них были ему по пояс. Но таких огромных папоротников, высотой с многоэтажный дом, он не видел никогда. Среди них росла гигантская трава и деревья с мохнатыми, как у пальм, стволами.
Вдруг что-то просвистело возле головы. Женя невольно пригнулся, зажмурился, а когда открыл глаза, то увидел, что рядом с ним на листе пальмы сидит стрекоза. Но какая! Размером с хорошую курицу! Сидит и глядит глазами, большими и круглыми, как две чашки.
– Она не кусается? – внезапно оробев, спросил Женя.
– Доисторическое насекомое. Людьми не питается, – коротко ответил робот Вася.
– У нас на Земле таких нет.
Робот пожал плечами:
– Вымерли. И деревьев таких у нас на Земле нет. Они все в нефть и уголь превратились. На энергии этих стволов ездят машины и работают заводы. Без них не было бы ничего, к чему привыкли люди, – ни электричества, ни удобных вещей. Не летали бы самолеты, не светились бы телевизоры, не варился бы обед в кухне. Ведь для всего этого нужны нефть и уголь, а они получились из этих лесов. Все эти деревья долго гнили в болотах. Миллионы деревьев в течение миллионов лет.
Женя свесился со своей ветки, посмотрел вниз и увидел машину времени с раскрытой настежь дверью, а на пороге – плачущего Тимошу.
– Вася, пора назад, – забеспокоился мальчик.
Робот не возражал. Они начали спускаться по стволу. Женя, нащупывая опору, осторожно опустил ногу и уперся во что-то мягкое и скользкое. Он скосил глаза и от того, что увидел, резко отдернул ногу и чуть не упал: он чуть не наступил на огромную хвостатую лягушку, дремавшую на стволе. Лягушка проснулась, показала острые мелкие зубы и одним прыжком исчезла в зарослях. Женя от испуга крепко сжал ствол руками. Он все колени себе ободрал, спасаясь от этой амфибии.
У него даже слезы брызнули из глаз от боли и обиды – все это приключение в каменноугольном периоде было каким-то неудачным.
– Скачет тут мерзость всякая! – вырвалось у него.
– Это не мерзость, – поправил его робот Вася, слезая вслед за ним. – Это дендрерпетон. Можешь не волноваться, он людьми не питается.
Женя спустился вниз и ловко запрыгнул в машину. За ним последовал робот. Их встретил плачущий Тимоша.
ll5– Дождались! – кричал он. – Выросло тут всякое, не поймешь что. Крокодилы какие-то с крыльями летают, мухи ростом с кошку. Трава выше неба... Ничего не росло – плохо было, а вот выросло – и тоже ничего хорошего!
– А еще и амфибий развелось – ногу некуда поставить, – подхватил жалобы брата Женя.
– Каких таких амфибий? – насторожился Тимоша.
Женя только рукой махнул, но робот не мог не ответить.
– Амфибии, иначе называемые земноводными, – это переходная форма жизни от рыб к наземным животным. В карбоне живет очень много амфибий.
– Что-то я не очень понял, – озадаченно произнес Тимоша.
– Да что тут понимать, – отозвался Женя, – Лягушки каменноугольные скачут здесь по деревьям, просто проходу не дают.
– Ну тогда поехали отсюда, – скомандовал Тимоша.
Робот Вася послушно закрыл дверь. Женя подошел к пульту управления.
– Куда летим? – спросил он.
– Домой! – скомандовал Тимоша.
– Тимошенька! – взмолился вдруг Женя. – Давай хоть на самую маленькую минуточку заглянем в мезозойскую эру. Я всю жизнь мечтал настоящих динозавров увидеть!
Тимоша уже устал от всех этих приключений, но он любил своего старшего брата, поэтому только рукой махнул:
– Ну если хочешь...
И они взяли курс на меловой период мезозойской эры!

– Вася, – обратился он к роботу, – синтезируй мне, пожалуйста, острый меч. Я этого дракона – раз – и заколю. Привезу маме чучело, скажу: «Вот тебе, мамочка, подарок из Мезозоя!»
– Оружия не синтезирую, – отрезал Вася.
– Какой ты правильный, – обиделся Тимоша. – Я же тебя как человека прошу.
Но тут Женя прервал их разговор:
– Прибыли!

ll4

Машина времени снова стояла в лесу под огромным папоротником. К счастью, под нею была твердая земля, а не болото. Все выглянули наружу.
Они приземлились очень удачно. На опушке густого леса возле поваленного дерева, в углублении трухлявого пня сверкала на солнце маленькая лужица.
– Наверное, дождь недавно прошел, – определил Женя с видом знатока.
По дереву и вокруг него ползало множество каких-то жучков и червячков.
– Ой! Появились уже! – обрадовался Тимоша.
– Они еще в карбоне были, – уточнил Женя. – Только мы их не видели. Не до того было.
Он вспомнил огромную стрекозу и содрогнулся.
Вдруг раздался легкий шорох листьев, и из зарослей выскочил маленький зверек. Схватил острыми зубками гусеницу, поглядел на мальчиков черными глазками и скрылся в кустах.
– Мышка! – воскликнул Тимоша.
– Нет, не мышка, – поправил его Женя, – а мышкина прабабушка.
Зверек снова показался из-за дерева. Видимо, его заинтересовала машина времени. Он попытался ее понюхать.
– Смотри-ка, – удивился Женя. – Ведь это одно из самых первых млекопитающих.
– Что такое млекопитающее? – машинально спросил Тимоша, неотрывно глядя на зверька.
– Млекопитающие – это люди, обезьяны, волки, мыши – разные звери, которые кормят своих детей молоком. Они впервые появились в мезозое, но тогда их было очень мало. Множество млекопитающих появилось в кайнозое – эре новой жизни, после гибели динозавров.
Тимоша почти не слушал старшего брата. Все его внимание было занято забавным зверьком.
– Ну иди, иди сюда, маленькая, – позвал он и присел на корточки.
Зверек внимательно смотрел на него и шевелил усиками, принюхиваясь.
– Иди, иди, – уговаривал Тимоша, – я тебя хлебцем угощу. В вашей мезозойской эре такого еще не делают. Всю жизнь вспоминать будешь.
Он нащупал в кармане корочку хлеба и протянул ее зверьку.
Но тут из-за дерева, откуда-то сверху, спустилось что-то похожее на подъемный кран и схватило зверушку.
ll3Мальчики подняли головы и увидели высокого, наверное, выше папы, зверя – просто чудовище.
Он стоял на задних лапах, опираясь на толстый хвост. Острыми когтями передних лап он сжимал пойманного зверька.
– Это орнитолест, – сообщил робот Вася.
Сомнений не было – орнитолест собирался проглотить свою добычу. Тимоша рванулся к нему:
– Отпусти сейчас же! Ей ведь больно!
Женя и робот Вася схватили его за руки:
– Ты с ума сошел! Он и тебя съест, как эту мышку.
Тимоша вырывался и плакал:
– Не смей! Не смей!
Чудовище повернуло голову, прислушиваясь к странным звукам. Зверек замер на полпути к страшной пасти с острыми, как нож, зубами.
В это время раздался страшный шум. Гигантские деревья вокруг закачались. Задрожала земля. Орнитолест выпустил свою добычу и большими прыжками бросился прочь. Мышка исчезла в высокой траве. Словно туча нависла над машиной времени, заслоняя солнце. Мальчики взглянули вверх и, не сговариваясь, бросились в машину. Робот торопливо захлопнул дверь. Женя закричал:
– Взлетаем!
Но взлететь они не успели. Огромная лапа подхватила машину времени, словно детскую игрушку, и подняла в воздух. Пол под ногами путешественников заходил ходуном, и они повалились друг на друга. Машина перевернулась. Иллюминатор оказался наверху, и через него была видна большая зубастая пасть. Точнее – она была огромная, величиной с комнату! Из нее торчали зубы, каждый величиной со стол. Эта пасть стремительно приближалась. Машина времени могла войти в нее целиком.
«Погибаем!» – подумал Женя, беспомощно катаясь по полу, и в отчаянии закрыл глаза. Он с ужасом представил себе, как хрустнут сейчас стены машины, сделанные из стульев и кубиков, как они окажутся во влажной пасти зверя, как...

Что-то пролетело над ним, слегка зацепив за нос. Женя открыл глаза и увидел, что робот Вася порхает, как бабочка, над пультом управления, смешно болтая в воздухе ногами. В тот же миг машину сильно рвануло. Из иллюминатора исчезли зубы и показалось ослепительно синее небо. Потом машина повернулась, иллюминатор встал на место, мальчики снова покатились по машине.
Наконец они сумели сесть. Вид у них был встрепанный и удивленный. Они ничего не понимали. Женя посмотрел на робота.
– Вася, мне показалось, что ты летал. Или нет?
– Летал, – признался Вася. – Я антигравитатор включал.
– Анти-что? – переспросил Тимоша, потирая бока.
– Антигравитатор, – объяснил робот. Это такое устройство для полета.
– «Упрощенная модель», – шепнул Тимоша брату и подмигнул, Женя опять только руками развел. Действительно, робот Вася был скорее совершенной моделью, а не упрощенной.
– Хотите посмотреть, кто нас поймал? – спросил между тем Вася.
– Хотим! – в один голос закричали мальчики. Они осмелели, почувствовав себя в безопасности.
Машина развернулась. Мальчики прильнули к иллюминатору. Там, где они только что играли с мышкой, стояло чудовище величиной с большой дом. Под ногами у него валялись искореженные остатки поваленного дерева.
Животное было в ярости от того, что добыча ушла прямо из его лап. От злости оно вывернуло из земли высокий папоротник и яростно пыталось сбить им кружившуюся над ним машину. Но робот оказался умелым пилотом. Он ловко облетел вокруг зверя. Чудовище ни разу не задело машину.
– Вот это рептилия! – пробормотал Женя. Ему снова стало не по себе при виде этого великана. – Ну и пресмыкающееся!
– Что за слова ты говоришь? – отозвался Тимоша. Его внимание было приковано к динозавру.
– Рептилии, или пресмыкающиеся, – такой класс животных, которые свои яйца откладывают на суше. А детей своих они молоком не кормят.
– Так и птицы яйца откладывают! – воскликнул Тимоша. – Они что – родственники с этими рептилиями?
– Да, – подтвердил Женя. – Они родственники. Только рептилии почти все вымерли. Остались только крокодилы, черепахи да ящерицы. А в мезозое было – видимо-невидимо. Это время так и называют – век динозавров. А вот птицы не вымерли. Птиц в наше время много: и больших, и маленьких...
– Хорошо, что такие драконы только в сказках остались, – с облегчением сказал Тимоша, разглядывая чудовище.

ll2

– Это один из самых крупных динозавров, называется аллозавр, – вставил свою информацию робот Вася.
Тимоша с уважением взглянул на робота, и сказал:
– Знаешь, Женя, хорошо, что мы так старались, когда робота Васю делали. Представляешь, что было бы, если бы мы его плохо собрали!
Женя согласился. Без робота они наверняка пропали бы в своих опасных путешествиях.
Внезапно в машине времени потемнело. Мальчики услышали взволнованный Васин голос:
– Я потерял управление!
Тимоша взглянул в иллюминатор и закричал:
– Смотрите! Там какие-то крылья!
Все бросились смотреть. Были видны большие крылья, которые медленно опускались и поднимались. Машину плавно покачивало. Женя и Вася пришли к выводу, что, скорее всего, их поймал какой-нибудь птерозавр.
– Какой еще птерозавр? – не понял Тимоша.
– Летающий ящер, – объяснил Женя.
– Зачем же он нас поймал? – не унимался Тимоша.
– Да вот, отнесет в гнездо к своим птерозаврятам и...
– Съест? – ужаснулся Тимоша.
– Не исключено, – сурово ответил Женя.
– Что же делать? – заволновался малыш. – Я не хочу, чтобы меня слопали.
Женя вопросительно взглянул на робота.
– Не работают рули управления. Мы не можем двигаться ни вверх, ни вперед. Птерозавр двигатель склевал, – объяснил Вася.
– И не подавился, черт летучий, – мрачно прокомментировал Женя.
Наступило унылое молчание. Судя по равномерному покачиванию машины времени, птерозавр вовсе не собирался выпускать свою добычу из клюва. Впрочем, если бы он решил с ней расстаться, это грозило бы неминуемой гибелью путешественникам: лишенная управления машина упала бы вниз и разбилась. Теперь даже робот Вася со своими суперспособностями вряд ли мог им помочь.
– А реле времени? – встрепенулся вдруг Тимоша. – Реле времени уцелело?
Женя даже подпрыгнул и хлопнул себя по лбу.
– Точно! Курс домой!
Он подбежал к пульту управления и перевел тумблер. В сказачной машине времени потемнело. Мимо стремительно побежали года, века, тысячелетия...
Миллионы лет промчались с волшебной быстротой. Через несколько минут путешественники вернулись! Они откинули одеяло – и увидели маму.
– У вас какая-то интересная игра? – спросила она.
Знала бы мама, что случилось с ее сыновьями! Сколько приключений они пережили, скольких опасностей избежали, сколько необычного повидали, сколько узнали интересного! Она наверняка бросилась бы к ним, зацеловала бы, засмеялась от радости, что ее дети вернулись целыми и невредимыми!
Но она ничего не знала. Если бы мальчики попробовали ей рассказать про свои приключения, она им попросту не поверила бы. Она даже робота Васю приняла просто за соседского мальчика. Так ведут себя все взрослые, когда вырастают и забывают, как они были детьми.
Их мама была хорошая, даже замечательная, лучшая мама в мире. У нее был только один недостаток – она была взрослая.
Но впечатления переполняли Тимошу, и ему просто необходимо было поделиться ими. Он бросился рассказывать.
– Понимаешь, мамочка, – тараторил он, – мы сейчас живем в очень хорошем мире. Ничего не гниет, в нефть не превращается. Никаких ужасных динозавров на Земле нет. Зелени кругом полно. Озоновый слой никаких вредностей из космоса не пропускает. Мы защищены от всех опасностей, понимаешь?
Мама посмотрела на сына, улыбнулась, ничего не поняла и сказала:
– Понимаю.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru