Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Двадцать первая сказка

Путешественники согласились с Тимошей. Женя повернулся к пульту управления.
– Перелетаем через двести миллионов лет, – сообщил он.
Машина могучим рывком преодолела толщу времени, и они оказалась в силуре. Это так Женя сказал. Тимоша запротестовал:


– Но почему в силуре? Мы же договорились по Земле путешествовать!
Женя, опасаясь, что робот опередит его, затараторил:
– Люди делят свою жизнь на периоды: детство, юность, зрелость, старость. Вот и возраст Земли поделили на огромные куски. Они называются эрами. Самая древняя, где не было жизни, называется архейской...
– Это мы там были! – догадался Тимоша.
– Да, мы по ней уже путешествовали. После этого была эра древней жизни – палеозой. Затем наступил мезозой. Мезозойская эра – средняя. А самым последним был кайнозой. В кайнозойской эре появились обезьяны и люди.
– А при чем тут какой-то «силур»? – спросил Тимоша.
– Эры, – вдохновенно продолжал Женя, – слишком большие промежутки времени. Считать по ним неудобно. Люди разделили все эры, кроме архейской, на периоды. Наши периоды жизни мы ведь тоже делим на годы. Ты не говоришь, например: «Это было давно в детстве, а то было не очень давно в детстве». Это несуразно. Поэтому ты говоришь: «Это было, когда мне было пять лет, а то было, когда мне было четыре года». Вот так и эры делятся на периоды. В каждом периоде на Земле появлялось что-нибудь новенькое. В силуре появились наземные растения. До этого они только в море водились.
– Вот, сказал одно словечко непонятное, а сколько объяснять пришлось! – проворчал Тимоша. – Ну пойдем, посмотрим на эти первые наземные растения. Можно уже выходить наружу? – он вопросительно посмотрел на Васю и Женю.
Робот развел руками:
– К сожалению вы можете только посмотреть в иллюминатор. Озоновый щит пока очень слабый.
– Да когда же можно будет? – возмутился Тимоша. – Двести миллионов лет подряд – все нельзя да нельзя. Кто этот щит должен делать-то? И почему я дома без всякого щита гулять хожу?
– Этот щит создают растения, – ответил Женя, довольный своей осведомленностью.
– У растений нет рук, – отрезал Тимоша. – Никаких щитов они делать не могут.
– Помнишь, Вася рассказывал, что растения питаются водой?– спросил брата Женя.
– Помню. Водой и солнцем.
– А из чего состоит молекула воды?
– Н2О, – выпалил Тимоша. – Два атома водорода и один атом кислорода.
– Молодец, – похвалил его Женя, – столько времени прошло, а ты все помнишь. Но из воды растения едят только водород, а кислород они выделяют обратно.
– В воздух? – недоверчиво спросил Тимоша.
– В воздух, – кивнул Женя. – Именно из-за растений в нашем воздухе много кислорода. Если бы не растения, не могли бы жить ни птицы, ни звери, ни люди. Им нечем было бы дышать.
– Вот оно что, – с уважением произнес Тимоша. – А я думал, кустики-цветочки – ерунда всякая, девчоночьи радости. А от них – вон какая польза!

ll9

– Это еще не все, – перебил его Женя, довольный, что его слова произвели впечатление на младшего брата. – Молекула кислорода, как ты знаешь, состоит из двух атомов: О2. Но космические лучи могут превращать молекулу кислорода в молекулу озона О3 из трех атомов кислорода.
Озон поднимается высоко-высоко над Землей и, словно щит, не пропускает вредные космические лучи, которые несут смерть всему живому.
Тимоша был потрясен.
– Вот это да, – только и смог пробормотать он. Потом помолчал и добавил: – Знаешь, Женя, когда мы вернемся, я буду дома всегда-всегда наши цветочки поливать. Пусть полезный газ кислород дают и от злых космических лучей защищают.
– Комнатные цветочки, – вздохнул Женя, – это ерунда. Джунгли, тайга, сельва, огромные леса – вот легкие нашей планеты. Ими она дышит. Но люди вырубают леса, и от этого разрушается озоновый слой.
– Зачем же они это делают? – спросил Тимоша, удивленный глупостью людей.
– А как же не вырубать леса? – стал рассуждать Женя. – Ведь из дерева делают мебель, дома, бумагу. Печки дровами топят. Без всех этих вещей мы просто пропадем.
– А без лесов мы пропадем вместе с этими вещами, – возразил Тимоша. – Однако, как же люди до озонового слоя добрались? Он же высоко.
– А ты слышал про запуски спутников, космических ракет?
– Да, – глаза у Тимоши загорелись. – Я бы тоже хотел в космос летать. Например, на Луну. Я, когда вырасту, обязательно постараюсь космонавтом стать.
– Вот эти ракеты и уничтожают озоновый слой, – торжественно и мрачно объявил Женя. – А еще им помогают холодильники.
– Холодильники-то при чем? Они же в космос не летают.
– Чтобы холодильник холодил, – терпеливо объяснял Женя, – ему нужен газ фреон. Старые холодильники выбрасывают на свалку. Газ фреон из них улетучивается, поднимается вверх и съедает кусочек озонового слоя. А холодильников у людей много!
Тимоша расстроился:
– Что же делать, Женя?
Женя пожал плечами:
– Сам не знаю. Одни люди говорят: «Давайте не будем разрушать озоновый слой!» А другие им отвечают: «У нас без холодильников пища портится. Может наступить голод!» Или про леса: их до того повырубали, что на Земле пустынь стало намного больше, чем раньше. Одни люди кричат: «Прекратите леса вырубать! Разве вы не знаете, какая от них польза?» А другие им отвечают: «Бумаги не хватает, мебели не купить. У нас один выход – рубить, рубить и рубить».
– Беда с этими людьми, – вздохнул Тимоша. – Какие-то они не очень умные.
– Да, – согласился брат, – проблемы экологии – это очень важные проблемы.
– Что такое «проблемы экологии»? – тут же спросил Тимоша.
– Экология – это наука о том, как жить в мире с природой, чтобы и растениям, и животным, и людям было друг с другом хорошо.
Тимоша только кивнул, погруженный в размышления о человеческой неразумности, а Женя вдруг спросил:
– Ты не заметил, куда делся Вася?
Тимоша оглянулся. Действительно, увлеченные разговором, мальчики не заметили, что робот исчез.
ll8Братья бросились к иллюминаторам. Они увидели все такую же унылую равнину, горы на горизонте, берег океана... Пейзаж навевал тоску, хотя у самой границы воды и кое-где на суше что-то неярко зеленело.
– Куда же он пропал? – пробормотал Женя.
– Уж не съел ли его кто-нибудь? – забеспокоился Тимоша.
– Еще некому есть. Животные на суше еще не появились. Правда, в море должны плавать рыбы, но вряд ли он полезет в воду, он же сухопутный робот, – возразил Женя, внимательно осматривая окрестности, и вдруг закричал: – Вот он! Вот он! Возвращается к нам!
Тимоша тоже увидел робота. Тот шел, таща за собой какой-то большой мешок. Мальчики нетерпеливо поджидали друга.
Вася вошел, таща за собой мешок, который был не меньше его самого.
– Где ты взял мешок? – удивился Женя. Он твердо знал, что в силурийском периоде палеозойской эры производство мешков еще не было налажено.
– Синтезировал, – просто ответил робот.
– Из-за пазухи достал? – ахнул Тимоша.
Робот кивнул.
– А в мешке что? – почти хором спросили мальчики.
– Образцы жизни силурийского периода, – ответил Вася. – Смотрите, – он начал развязывать мешок.
– Тут жизни-то никакой нет, – Тимоша махнул рукой в сторону иллюминатора. – Ты, наверное, за каждой травинкой гонялся.
– Дело в том, – отвечал Вася, – продолжая возиться с завязкой, – что в силурийском периоде жизнь только начала выходить на сушу. А в океане в это время – она кипела вовсю. Чего там только не было! – Тут он, наконец, справился с завязкой, открыл мешок, и на пол вывалилась масса причудливых растений и животных. Мальчики бросились рассматривать добычу.
– Смотри, рак! – кричал Тимоша.
– Не рак, а трилобит, – поправил его Женя.
– Улитка! Настоящая улитка!
– Водоросли! Совсем, как наши!
– Морские ежи! Рыбы!
– А это – ракоскорпион! – Женя достал из кучи живности какое-то странное чудовище.
Робот Вася подобрал маленький невзрачный кустик, отброшенный мальчиками в суматохе.
– Почему вы не восхищаетесь этим растением? – спросил он.
Тимоша повернул голову, посмотрел и сказал пренебрежительно;
– Чем тут восхищаться? Какой-то совсем некрасивый кустик. То ли дело – вот эта морская звезда!
– Это псилофит! – настойчиво произнес робот.
– Настоящий псилофит! – встрепенулся Женя. Он бережно взял в руки маленькое растение и внимательно рассмотрел его со всех сторон.
– Ну что же тут интересного? – спросил Тимоша. – Что вы этой травой так любуетесь?
– Это очень знаменитое растение, – возразил Женя, – оно самым первым вышло на сушу. Ради него мы и прилетели в силур.
– Ну-ка, дай посмотреть! – попросил Тимоша. – Ради чего мы в такую даль забрались?
Мальчики еще долго рассматривали принесенные Васей диковины. Наконец, робот сказал:
– Теперь все нужно вернуть на место, иначе эти растения и животные погибнут.
– Жалко, – вздохнул Тимоша. – А нельзя что-нибудь взять на память?
– Нельзя, – неожиданно твердо сказал вежливый робот. – Путешествуя во времени, ничего брать нельзя.
С этими словами он снова положил все в мешок и вышел из машины.

 

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru