Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Восемнадцатая сказка

За ужином Тимоша ел так быстро, что не успевал проглатывать, и каша то и дело вываливалась у него изо рта. При этом он с заговорщицким видом толкал под столом брата. У того в конце концов разболелась нога, и вскочил синяк. Маме даже пришлось сделать замечание младшему сыну:
– Тимоша, если ты не прекратишь вести себя как поросенок, то после ужина будешь убирать комнату и мыть посуду.


Угроза подействовала. Мыть посуду вместо того, чтобы собирать биоробота! Об этом даже думать не хотелось. Тимоша сразу закрыл поплотнее рот и до конца ужина старательно следил, чтобы на стол не упало ни крошки.
Женя тоже спешил. Даже за едой он все время обдумывал план дальнейших действий. Он быстро допил молоко, сунул в рот последний кусок булки и, дожевывая на ходу, сказал:
– Спасибо, мамочка. Ты сегодня замечательно заварила чай и испекла вкусное печенье.
Мама озадаченно посмотрела на стол, где ни чая, ни печенья не было, потом на сына, но его уже не было рядом. Он сидел на полу рядом с Тимошей и трудился над созданием робота. Мама вздохнула, покачала головой и стала собирать тарелки одна. Она поняла, что у ее детей слишком важные дела.
Женя продолжал сборку.
– Теперь мы займемся мышцами. Без мышц робот не сможет двигаться.
Тимоша, тут же нашел пакет с надписью «Мышцы», открыл его, заглянул внутрь и сообщил огорченно:
– Нас обманули. Никаких мышей здесь нет.
– Что ты, Тимоша! Какие мыши! Там должны быть мышцы, такие длинные и состоят из многих-многих волосков. Они похожи на мотки с пряжей.
– Точно! Есть! – обрадовался Тимоша и вытащил несколько прядей. – Вот это и есть мышцы?
– Да, но они сделаны из другой ткани, из мышечной. У клеток мышечной ткани есть такие свойства, которых у других тканей нет. Они могут становиться то длиннее, то короче. Научно говоря, они могут сокращаться. Когда мышца сокращается, она работает. И мы работаем, если работают мышцы. А для того, чтобы мышцы работали, им нужна энергия, которая находится в молекулах АТФ.
– А, это наши знакомые, двухголовые с хвостами! – вспомнил Тимоша. – Мы их в амебе видели. Так эти батарейки и в нас тоже есть?
– Конечно. Природа свои ценные изобретения везде использует.
Женя присоединил концы мышцы к плечу и к локтю. Потом легонько дотронулся до нее. Мышца сделалась толще, короче и потянула за собой плечевую кость. Рука поднялась.
Тимоше понравилось, как работает мышца, и он попросил:
– Можно я тоже какую-нибудь мышцу прикреплю?
– Попробуй, – разрешил Женя, – только осторожно.
– Ладно, – затаив дыхание, отвечал Тимоша. – Я буду очень-очень осторожен.
Мышц было много: для рук, для ног, для спины, для шеи, для живота. Даже на лицо пришлось прикрепить много очень мелких мышц.
– На лицо-то зачем? – удивлялся Тимоша. – Разве лицом двигаются?
– А как же! Улыбаются, чихают, морщатся – этого без мышц нельзя сделать. Ни одного движения без мышц не бывает.
Наконец пакет с мышцами опустел. Мальчики отошли в сторону, чтобы полюбоваться своей работой.
– Ну как? – спросил Женя. – Нравится?
– Уже на что-то похоже, – одобрительно отозвался Тимоша, только у него такой вид, будто он из мяса сделан, – пояснил он, сморщив нос.
– Так это и есть мясо! – засмеялся Женя. – Когда мы едим мясо, мы едим мышцы. Разве ты не замечал, что мясо состоит из тоненьких волосков – мышечных волокон? И мы такие же мышцы прикрепили к нашему роботу.
– Вот уж не думал, – расстроился Тимоша, – что я у каких-то зверей мышцы съедаю. Им больно, наверное, когда им мышцы отрезают.
Женя поспешил отвлечь малыша от грустных размышлений:
– Давай-ка теперь нервную систему наденем. Они очень осторожно раскрыли сверток с надписью «нервная система». Там лежала тонкая-тонкая сеть. Ее нужно было надеть на робота, не повредив ни одной ниточки. А ведь некоторые ниточки этой сети были тоньше волоса. Мальчики долго возились, сопели от старания – так они боялись неправильно выполнить эту трудную работу. Одни концы сеточки нужно было прикрепить к головному мозгу, другие – к спинному, и перепутать было нельзя. Часть работы пришлось отложить на завтра, потому что вечер наступил слишком быстро, и мама, несмотря на просьбы и уговоры, отправила мальчиков спать.

Только на следующий день ответственная работа была закончена. Мальчики почувствовали себя усталыми. У них даже руки немножко дрожали от долгой напряженной работы. Но из Тимоши продолжали сыпаться вопросы:
– Женя, а что такое нервная система? А из чего она сделана? А для чего эта сеть? А почему мы все ниточки прикрепляли к мозгу?..
Дождавшись паузы между Тимошиными вопросами, Женя начал отвечать.
– Нервная система состоит из нервов. Ты знаешь, что такое нервы?
– Знаю, это такие штуки, которые болят. Очень вредные. Если бы их не было, ничего не болело бы.
– Думаешь, хорошо было бы?
– Конечно! Упал, например, и ни капельки не больно.
– Ну-ну, Весь разбился – и не заметил бы. Помнишь, мы читали такую сказку у Джанни Родари. Один мальчик был очень рассеянным. Он пошел гулять и стал все терять: уши, нос, руки, ноги... Все потерял, потому что у него нервов не было. А были бы нервы, он ничего не потерял бы. Только стало бы, к примеру, ухо отваливаться, нервы сразу закричали бы: «Караул!» Мальчик за это ухо схватился бы и побежал к доктору: «Пришейте, пожалуйста, покрепче, а то больно!» И все было бы в порядке. Вот и ты, скажем, бежишь, падаешь и разбиваешь колено. А нервы тут же сигнал дают: «Опасность! Могут попасть микробы. Нужно полечиться и ходить осторожно.»
Тимоша задумался:
– Значит, и от нервов есть польза. А я думал – одни неприятности. Но вот сейчас я сижу спокойно, ни обо что не разбиваюсь. Что мои нервы делают? Спят? Им же не надо сейчас кричать «больно! больно!»
– Нервы не только кричат о боли. Нервы сообщают обо всем, что происходит внутри организма и вокруг него.
– Кому? Мне что ли? – засмеялся Тимоша. – Никто мне ничего не сообщает.
– Нервы сообщают все самому главному нерву – мозгу. Знаешь, где он находится?
– Знаю, знаю, – махнул рукой Тимоша. – В голове. Я им думаю.
– Зрительные нервы передают в мозг то, что видят глаза. То, что ты слышишь, – несут в мозг слуховые нервы, – объяснял Женя. – Где жарко, холодно, больно, щекотно. Про острое, неудобное, удобное, мокрое, сухое... Когда чешется, давит, щиплет – про все это сообщают нервы.
– А как они это делают? – задумчиво произнес Тимоша. – Например, уколю я пальчик, нерв об этом сразу узнает?
– Да, ведь он как раз в пальчике сидит.
– Ну и что, он бежит к мозгу говорить, что пальчику больно? Телеграмму посылает? Или по телефону звонит?
Женя покачал головой;
– Ты прекрасно знаешь, что внутри нас нет ни почты, ни телефона. Позвонить мозгу нельзя, послать письмо или телеграмму – тоже. Зато ты видел, что нервная система похожа на сеть, сплетенную из ниточек-нервов. Кончики этих нитей чувствуют тепло, боль, щекотку и все остальное. Ниточка тянется к самому мозгу и передает туда сигнал: «Чувствую боль, щекотку, тепло!» А от мозга отходит другая ниточка-нерв. Она идет в мышцу. Услышит мозг команду «щекотно» – командует: «смеяться». А скажут мозгу нервы: «тепло, приятно», мозг разрешает: «погрейтесь, отдохните». Это устройство называется рефлекторной дугой.
Женя взял карандаш и нарисовал:

Один нерв шлет сигнал мозгу, а от мозга к мышце команда идет по другому нерву. Вот что такое рефлекс.
– Значит рефлекс – такая штука, чтобы не думать? Мозг сам соображает, какую мышцу дергать, правильно? – спросил Тимоша тоном прилежного ученика.
– Когда мозг все соображает без тебя, это называется безусловным рефлексом. Например, сидишь ты в темной комнате, вдруг я включаю свет. Как ты думаешь, зажмуришься ты или нет?
– Тут сначала зажмуришься, а потом подумаешь, кто свет включил и зачем, – засмеялся Тимоша.
– Вот-вот, – обрадовался Женя, – это и называется безусловным рефлексом. Но бывают еще и условные рефлексы...
Женя принялся чесать затылок. Это был знак, что он о чем-то задумался.
– Женя, зачем ты в затылке чешешь? –заботливо спросил Тимоша.
Брат опустил руку и смущенно признался:
– Рефлекс такой – как задумаюсь, так начинаю затылок чесать.
– Рефлекс? – удивился Тимоша. – Настоящий?
– А что тут удивительного?
– Оказывается рефлекс прямо у тебя в затылке сидит! Женя засмеялся Тимошиным рассуждениям и продолжил рассказ про условные рефлексы.
– Допустим, тебе нужно завтра рано вставать. Ты перед сном поставишь будильник. Утром он зазвонит, ты вскочишь, подумаешь спросонья: «Что это спать мешает?» Потом соображаешь: «А, это будильник! Я его вчера заводил. Значит, пора вставать». А если ты каждый день по будильнику вставать будешь, то привыкнешь и без звонка в это время просыпаться.
– Получается, что будильник меня будет дрессировать, как обезьянку, – обрадовался Тимоша.
– Получается так, – согласился Женя. – Когда детей учат или воспитывают, всегда условные рефлексы вырабатывают.
– А у взрослых можно выработать условные рефлексы?
– Конечно, можно.
– Надо у мамы такой условный рефлекс выработать: только я попрошу, она мне сразу конфетку даст, – сказал Тимоша, вставая. – Пойду, попробую ее подрессировать.

 

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru