Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Пятнадцатая сказка

Итак, мальчики были на свободе. Но на этом их приключения не кончились. Им нужно было увеличиться, чтобы снова стать обыкновенными детьми.
– Знаешь, Женя, – предложил Тимоша, – давай мы пойдем в кладовку и найдем фотоувеличитель. Раз его не оказалось там, где мы играли, значит, его мама убрала. А мама вещи всегда на место ставит.
– Все ты правильно говоришь, – отвечал Женя уныло. – Только мы такие маленькие, что нам через комнату до кладовки придется неделю добираться.


– Ничего, – отважно произнес Тимоша, – будем неделю добираться. Мы ведь даже с амебой справились. Теперь нам ничего не страшно!
– За неделю мы умрем с голоду, – безрадостно отозвался Женя. – У нас не осталось ни крошки хлеба.
Мальчики пригорюнились. Положение было отчаянное...
А в это время папа и мама скучали без своих любимых детей.
– Детям, наверное, дома неинтересно, – сказала мама, – вот они все время куда-нибудь и исчезают. Мы слишком мало ими занимаемся. Вот ты, например, сколько раз обещал им заняться фотографиями, да так и не собрался.
И на этот раз папа не ответил, что у него и так дел невпроворот. – Действительно, ты права, – сказал он. – Не даром они сегодня фотоувеличитель вытаскивали. Пожалуй, мы этим и займемся, когда они вернутся. Кстати, ты уже убрала его на место?
– Конечно, – ответила мама.
– Достану его и подготовлю к работе, – решил папа.
...Что-то огромное, черное опустилось рядом с мальчиками. Они едва успели увернуться.
– Что это? – испуганно спросил Тимоша.
– Родители что-нибудь переставляют, – мрачно ответил Женя.
– Давай посмотрим!
Женя нехотя встал.
Он все больше сомневался, что им удастся выбраться из микромира. Ни ум, ни его знания тут помочь не могли. Да и голодный желудок не улучшал настроения. Тимоша был помладше и верил в своего умного брата, поэтому не унывал.
Рассмотреть то, что их чуть не раздавило, было не так-то просто. Мальчики и головы задирали, и отходили на несколько шагов, но рассмотреть этот предмет никак не удавалось. Наконец Женя предложил:
– Давай облетим эту штуку на пылинке.
Хотя мама недавно делала уборку, некоторые пылинки, как огромные валуны, лежали в укромных углах. По виду они были очень большие, но по весу – легкие. Мальчики без труда вытащили пылинку из ямки, в которой она лежала, залезли на нее и сильно оттолкнулись. Пылинка с ребятами взлетела.
Пылинкой можно было управлять, немного отклоняясь в стороны и подгребая ногами и руками. Мальчики поднимались вверх, и постепенно стали проявляться очертания громадной загадочной вещи.
– Тимоша, – прошептал Женя, и голос у него сорвался. – Это... это же...
– Фотоувеличитель! – догадался Тимоша.
Пылинка летела к цели. Уже показалась огромная, как футбольное поле, рамка для фотопленки. Оставалось только пройти по ней, и вот они – линзы увеличителя.
– Прыгаем, – скомандовал Женя.
Мальчики зажмурились и шагнули в пропасть объектива. Падение было недолгим, и открыв глаза, ребята обнаружили, что лежат в комнате под столом, а рядом валяется опрокинутый увеличитель.
– Ура! Мы вернулись!
Тут отворилась дверь и вошла мама.
– Ну вот, – строго сказала она. – Не успели вернуться, как уже балуетесь. Зачем вы под стол залезли, фотоувеличитель опрокинули? И скажите, пожалуйста, где вы пропадали все утро?
Тимоша не ответил ни на один мамин вопрос. Он бросился к ней, обнял и прошептал:
– Мамочка, я тебя так люблю!
Женя тоже вылез из-под стола, подошел к маме и прижался к ней.
– И я тебя тоже – так люблю!
Потом все сели обедать. Братья съели по две тарелки супа, по четыре котлеты и выпили целую кастрюлю киселя – так они проголодались за время своего путешествия по амебе.
После обеда, сытые и довольные, они забрались на диван, уютно поджали под себя ноги и стали рассматривать книгу под названием «Цитология». Цитология – это наука о клетках – объяснил Женя Тимоше. В книге было много рисунков и фотографий. Братья с интересом рассматривали их. Им нравилось узнавать очертания митохондрий, рибосом, ядер.
– Мы же все это видели на самом деле! – то и дело повторял Тимоша. – Помнишь, Женя?
– Конечно, помню, – отвечал Женя как можно равнодушнее, но внутри у него что-то подпрыгивало каждый раз, когда он видел на странице знакомое изображение.
Когда они дошли до главы под названием «Ядро», Тимоша даже отодвинулся от книги.
– Ух ты, ну и страшно же там было!
– Тебе, наверное, и вспоминать не хочется, – сказал Женя. – Давай пропустим эту главу.
– Нет-нет, – ответил Тимоша. – Теперь-то нам бояться нечего. Сидим себе дома на диване. На кухне мама посуду моет. Давай смотреть. Кстати, Женя, помнишь, ты мне рассказывал про каких-то Ген, которые живут в хромосомах. Ты хотел объяснить, что это такое, но потом поднялась такая суматоха, что у нас все из голов повылетело.
Женя придвинулся к столу, взял бумагу, карандаш и сказал голосом учителя:
– Тимоша, пожалуйста, не путай. Никаких мальчиков Ген в хромосоме нет и не было. А были там гены, маленькие кусочки хромосом. Точнее сказать, кусочки дезоксирибонуклеиновой кислоты.
– Какой-какой кислоты? – переспросил Тимоша.
– Дезокси-рибо-нуклеиновой, – важно произнес Женя. Ему очень нравилось, что он без запинки может произнести такое трудное слово.
Но для Тимоши путешествие в микромир не прошло даром. Он тут же спросил:
– А как эта кислота сокращенно называется?
– ДНК, – улыбаясь, ответил Женя. Он радовался, что его младший брат оказался таким смышленым. – Запомни, Тимоша, ДНК – самая главная молекула в любой клетке и в любом организме. ДНК – молекула жизни.
– Как понять: ДНК – молекула жизни?
– Ты помнишь, как рибосома строила белок, а план для этого ей давала иРНК? Помнишь, как хромосомы удвоились, то есть их стало в два раза больше? Помнишь, как из одной амебы получились две одинаковые?
– Ну конечно, помню – это же все мы сегодня утром видели! Я вообще этого никогда в жизни не забуду!
– Так вот, всеми этими событиями командовала дезоксирибонуклеиновая кислота. Помнишь, ты спрашивал, кто в клетке главный командир.
– Да все я помню. Ты мне тогда сказал кто: ядро. Вот мы и пошли в это ядро на свою голову.
– А в ядре самая главная – ДНК. Она-то всем и командует.
– В амебе?
– И в амебе, и в микробах, и в наших клетках, у многоклеточных. Везде, в каждой клетке командир – ДНК.
– И как же она командует? – недоверчиво спросил Тимоша.
– Давай вспомним, как ДНК командует рибосомам, какой белок строить...
– Я вспомнил, – подхватил Тимоша, – ядро посылает иРНК на рибосому. А иРНК приходит и командует: сначала эту аминокислоту, потом ту, после нее третью – и так всю длинную очередь расставляет. Получается такой белок. который нужен.
– Совершенно правильно. Но раз ты такой умный, ответь мне: кто записывает приказ на иРНК?
– ДНК, наверное, – догадался Тимоша.
– Молодец, сообразил! А как?
– Ну, Женя, ты мне такие вопросы задаешь, как будто я не Тимоша, а самый умный ученый. Откуда же я знаю!
– Смотри, – и Женя опять начал рисовать, – существуют такие молекулы. – Сокращенно мы их называем так: аденин – А, гуанин – Г, цитозин – Ц, тимин – Т, урацил – У. Запомнил?
– Не очень хорошо, – признался Тимоша.
– Ну ничего, это только в одиннадцатом классе учат, еще успеешь запомнить, – подбодрил братишку Женя, втайне гордясь, что он здорово разбирается в программе самого старшего класса школы. – Из этих молекул состоят нуклеиновые кислоты ДНК и РНК.
ll22– А почему их так назвали – «нуклеиновые»?
– Потому что «нуклеус» в переводе с латинского означает «ядро». «Нуклеиновые кислоты» – значит «ядерные кислоты».
– Ну что же, правильное название, – рассудил Тимоша. – Раз они в ядре живут, из ядра выходят...
– Из ядра выходит только РНК, а ДНК всегда живет в ядре, – предупредил Женя.
– Пусть так, – согласился Тимоша, – рассказывай дальше, пожалуйста.
– Молекула ДНК очень-очень длинная.
– Как лента?
– Нет, она не плоская. Она свита в спираль.
– Мы же это видели у белков! – вспомнил Тимоша.
– Ты снова прав, – похвалил малыша Женя. – Только белки состоят из аминокислот, а ДНК из оснований: аденина, гуанина, тимина и цитозина.
– Такая длинная-длинная кислота и состоит только из четырех сортов молекул: А, Г, Т и Ц? В белке и то двадцать аминокислот.
– ДНК прекрасно записывает самые разные слова четырьмя буквами. Каждое слово обозначает одну аминокислоту и состоит из трех букв. Три буквы – одна аминокислота, следующие три буквы – другая. В каждом предложении содержится много-много слов и зашифрован один белок.
– Зашифрован, – ахнул Тимоша. – Это чтобы шпионы не догадались?
– Нет, это просто ученые так говорят: «зашифрован». Потому что на ДНК не написано человеческими буквами: сделать белок такой-то или такой-то, а написано вот этими основаниями. Ученым трудно такую запись отгадать, вот они и ломают головы над ними, как над шифровками.
– Ох, и трудная у них работа! – пожалел ученых Тимоша.
– Трудная, но интересная. Ученые расшифровали, что на длинной-длинной цепи ДНК написаны предложения – гены. Значит, в каждом гене зашифрован один белок. В ДНК генами все о каждом организме записано.
– И обо мне тоже? – спросил Тимоша. Он очень удивился, что какие-то неизвестные гены знают о нем все.
– У каждого человека, травинки и букашки своя ДНК и свои гены. В твоей ДНК написано про тебя, в моей – про меня. Какого цвета должны быть глаза и волосы, какой характер, даже какими болезнями ты будешь болеть.
– Значит, так, – начал рассуждать Тимоша, подражая своему старшему брату. – Гены находятся в ДНК, ДНК – в хромосомах. Хромосомы – в ядре. Из ядра ДНК посылает змею иРНК на рибосому. Рибосома строчит, как швейная машинка, – шьет белок из аминокислот. А иРНК следит, чтобы рибосома ничего не перепутала. Не знаю только, как ДНК объясняет иРНК, какой белок нужен.
– Давай сначала я тебе объясню генетическую азбуку. Как тремя буквами записать 20 слов. Или, говоря по-генетически, зашифровать основаниями 20 аминокислот, из которых сделаны наши белки. Бери карандаш, давай пробовать.
Они взяли карандаш, и вот что у них получилось:

ААА, ААЦ, ААГ, АЦЦ, АГГ, АГЦ, АЦГ, ЦЦЦ, ЦЦА, ЦЦГ, ЦГГ, ЦАА, ЦГА, ЦАГ, ГГГ, ГГЦ, ГГА, ГЦА, ГАЦ, ГЦЦ, ГАА.

Тимоша старательно пересчитывал все эти слова и обрадовался чрезвычайно.
– Ну и ну! Как раз двадцать и одна запасная. Вот так азбука!

Женя радостно засмеялся, он был рад, что Тимоше нравится его любимая наука биология.
– Теперь смотри, – продолжал он с воодушевлением. – Все замечательно просто. Все дело в том, что ДНК строит иРНК точно такую же, как она сама. Когда идет строительство, напротив А в ДНК всегда вырастает Г, в РНК напротив Г – обязательно А. А вот напротив Ц в ДНК становится У, урацил, в РНК. Вот и несет иРНК на себе точную копию куска ДНК, где записана структура белка. Запись про один белок намного короче всей ДНК, поэтому команды отдаются быстро. Вот так ДНК и командует жизнью всей клетки, не выходя из ядра.
– Вот в чем дело! Эта иРНК только записочки носит от ядра к рибосоме. А уж важничает, как будто сама приказы пишет. Хвостом так и виляет. – Тимоша даже прошелся по комнате, передразнивая иРНК. – Вот ДНК – это молодец. Как начальник в кабинете, сидит за своим столом и целым заводом командует. Но вот что непонятно, Женя. Помнишь, мы видели, что хромосомы вдруг стали двойными? Как же это понимать?

ll21

– Чтобы получились две новые амебы, старая амеба должна разделиться пополам. Но ведь каждой амебе нужно одинаковое количество ДНК! Да еще и состав ДНК должен быть тот же самый, а то родятся у амебы не два амебенка, а клоп и подсолнух, например. Но такого же никогда не бывает! Вот ДНК и стоит себе сестричку, точно такую же, как она сама, свою точную копию.

ll20

– Вот в чем дело! – воскликнул Тимоша. – Теперь я все понял. Хромосомы построили себе сестричек. А потом сестрички разошлись в разные стороны – в разные ядра и в разные клетки, а хромосомы-то в разных клетках у них одинаковые! Значит, и амебы получатся одинаковые. А я-то всегда думал, почему мама не может мне родить собачку. У нее, оказывается, собачьих генов нет. Хорошо, что ты мне это объяснил. Теперь я у нее сестренку или братика просить буду.

 

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru