Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Четырнадцатая сказка

Мальчики поспешили прочь от ядра. Маленькие, напуганные, усталые. Рядом оказалась митохондрия. Она показалась детям такой знакомой, милой, безопасной, что они с радостью залезли на нее и обессиленно прижались друг к другу. Они были в чужом незнакомом мире, где оказалось много неожиданностей, опасностей и приключений. И не было никого, кто бы мог им помочь. Только они сами были опорой друг для друга. Страшные силы делящегося ядра чуть было не разлучили двух маленьких братьев. Только благодаря находчивости Жени они не расстались навсегда.


Измученные последними приключениями братья молча сидели на митохондрии. Хотя опасность миновала, у них не было сил даже для разговоров.
Вокруг происходили грандиозные события. Закончилось строительство мембраны, которая пересекла старую амебу пополам. Получились две новые клетки. Ядра молодых амеб отплыли к их серединам. Не было видно не только нитей веретена, но и самих хромосом. Ядра вновь погружались в дремоту до нового деления. Та амеба, из которой только что выскочил Женя, кивнула своей сестре и уплыла вдаль. Да, еще немного – и мальчики вряд ли смогли бы найти друг друга.
– Женечка, – слабым голосом произнес Тимоша, – пошли отсюда! Пошли прочь из этой амебы. Давай попробуем вернуться домой. Ты такой находчивый. Ты обязательно придумаешь, что делать.
Женя нисколько не возражал. Он тоже устал от приключений. Ему тоже ужасно хотелось домой к папе и маме. Конечно, он понимал, что они путешествуют по собственной комнате, но лучше было бы увеличиться до таких размеров, чтобы не бояться ферментов и мембран, чтобы обыкновенный коробок спичек не казался горой до самого неба и чтобы все вокруг было понятным и привычным.
– Что же нам делать? – задумчиво пробормотал он. – В лизосому залезть, что ли?
– Нет уж, Женечка, – возразил Тимоша, – давай не будем больше никуда залезать. Нам, по-моему, наоборот, вылезать нужно.
ll24– С лизосомой мы как раз бы и выбрались, – продолжил рассуждать Женя. – Через лизосомы клетка выбрасывает наружу все, что ей не нужно. Но там такие ферменты... Просто ужасно злые ферменты.
– Как в пищеварительной вакуоли?
– Нет, намного злее. Если, например, лизосому разрушить и выпустить ее ферменты внутрь микроба, то они и самого хозяина на кусочки разнесут. Чрезвычайно разрушительные ферменты.
Тимоша очень удивился.
– И ты хочешь, что мы сами, по собственному желанию, залезли в пасть к этим крокодилам?
– Нет, – ответил Женя задумчиво, – пожалуй, не хочу.
– Женя, а где же твоя волшебная палочка? Может быть, она нас спасет? Она же помогла нам войти в амебу, пусть и выйти поможет.
– Точно! Гениально! – закричал Женя. – Тимоша, ты умница! Побежали!
Они спрыгнули с митохондрии и помчались к наружной мембране, которая, как известно, окружает амебу со всех сторон. Женя с размаху ткнул мембрану палкой, словно шпагой. Мембрана прогнулась, но не порвалась. Женя ударил еще раз, потом еще и еще – все напрасно. Внешняя мембрана была намного толще и прочнее, чем оболочка ядра или пищеварительной вакуоли.
Женя озирался по сторонам в поисках того, что помогло бы им выбраться на свободу. В это время к мальчикам подплыл маленький пузырек.
– Осторожно, – предупредил Женя, – давай отойдем в сторону.
Мальчики посторонились. Пузырек, наполненный чем-то мутным, подплыл к наружной мембране, прижался к ней и выдавил наружу все, что в нем было.
– Скорее давай в эту дырочку проскочим, – закричал Женя, хватая брата за руку.
Они рванулись к пузырьку, но отверстие уже исчезло. Сморщенный пустой пузырек уплыл в глубь клетки.
– Опоздали, – разочарованно протянул Женя. – Это была лизосома. Ты видел: ей дырку в мембране проделать – пара пустяков. А нам – никак, хоть зубами грызи. У меня есть одна идея. Правда это опасно, но мне кажется, что другого выхода нет. Давай поищем еще одну лизосому.
Они пошли вдоль наружной мембраны и скоро заметили ее. Она неспеша подплыла к внешней мембране. Женя вскочил на находившуюся рядом рибосому, помог залезть брату и строгим взволнованным голосом приказал:
– Теперь главное – внимание и никакой паники. Слушайся меня, иначе – мы пропали.
– Ладно, – также серьезно ответил Тимоша.
Он понимал, что сейчас произойдет что-то очень важное, и приготовился выполнять все команды старшего брата.
Лизосома подплыла к мембране совсем рядом с рибосомой, на которой сидели дети. Женя свесился вниз и ударил по ней палкой. Оболочка лизосомы порвалась, и мутная жидкость растеклась по наружной мембране амебы, задев рибосому. В этой жидкости была масса злых ферментов, которые тут же начали разъедать все вокруг. В мембране образовалась дыра. Попавшая в мутную лужу рибосома опасно накренилась, видимо, ферменты уже начали разрушать ее основание. Амеба беспокойно зашевелилась, и от этого внутри у нее все задрожало. Рибосома, на которой сидели мальчики, заходила ходуном так, что они в любой момент могли упасть в самый центр лужи с ферментами. Амеба начала сжиматься с того бока, где произошла авария, стараясь закрыть дыру. Женя крепко сжал Тимошину руку и закричал:
– Прыгай!
– Я боюсь! – пискнул Тимоша. Но Женя уже прыгнул вниз, в отверстие, которое быстро зарастало, и потянул за собой брата.
Их обдало противным запахом, обожгло лица, руки и голую Тимошину пятку, но они вывалились из амебы наружу, причем Тимоша, прыгавший вторым, едва успел вытащить ноги, так быстро смыкалась за ними дыра в амебе, проеденная ядовитыми ферментами из лизосомы.
Когда мальчики, отдышавшись, встали на ноги, никакого отверстия в амебе уже не было. Только маленький шрам на ее внешней мембране напоминал о происходивших событиях.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru