Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Одиннадцатая сказка

Катились они долго. Раз – и наехали на большую кочку. С разлету вкатились на самый верх. Смотрят – впереди этих кочек видимо-невидимо. Кочки не простые, а двуслойные, как пирожные «буше». Все стоят в ряд на рельсах эндоплазматической сети.
– Женя! Мы, кажется, в кондитерский магазин попали! – обрадовался Тимоша. – Ну и наедимся мы сейчас пирожных!


– Но это же совершенно несъедобно, – остановил его Женя. – Это не пирожные, а рибосомы. Они чудеса могут делать. Пойдем посмотрим.
Они сошли с рельсов эндоплазматической сети, встали в стороне и принялись наблюдать за рибосомой и тем, что происходило вокруг нее.
Но смотрели они напрасно. На рибосоме ровным счетом ничего не происходило. Возле рибосомы было пусто. Мимо нее, дурачась, ковыляли веселые углеводы, махали своими длинными хвостиками липиды. Даже аминокислоты обходили рибосомы стороной. Мальчикам стало скучно.
– Женя, я понимаю, почему молекулы углеводов и жиров бегут мимо – им на рибосоме делать нечего. Но почему сюда не спешат аминокислоты? Им же в белки превращаться нужно!
– Приказа не было, – коротко ответил Женя.
– Чьего приказа? – удивился Тимоша. – Разве здесь есть командир?
– Конечно!
– Ты понимаешь, что говоришь, Женя? Как может быть в клетке командир? Это же не армия!
Женя толкнул брата.
– Смотри!
К рибосоме приближалась длинная-длинная змея. Она подползла вплотную, ткнула рибосому в бок и приклеилась к ней. Одновременно откуда-то появились маленькие винтики, изогнутые буквой «г», тащившие на себе аминокислоты. Аминокислоты сидели на хвостах у винтиков и смеялись, довольные, что их катают. Винтики подбежали к большой змее, и там началась какая-то возня.
Мальчики смотрели в полном восторге.
Винтики суетились вокруг большой змеи. Они побегали туда-сюда и вдруг выстроились в очередь друг за другом. Длинная змея загудела, как паровоз. Винтик, стоявший в очереди самым первым, забросил на рибосому свою аминокислоту и убежал. Рибосома подумала, подумала и медленно шагнула по змее. Опять винтик, стоявший первым, забросил свою аминокислоту и убежал. Рибосома качнулась и шагнула по змее дальше.
У маленьких винтиков с аминокислотами на хвостах порядок был отменный: никто не лез без очереди, никто никого не торопил. Только в конце очереди была небольшая суета. Туда приплывали иные винтики с прицепленными аминокислотами и бегали в поисках своего места вокруг большой змеи. Зато те, кто уже устроился, вели себя тихо и спокойно переступали шажок за шажком вместе со всей очередью.
В это время с другого конца рибосомы показалась какая-то колбасина. Это была цепочка аминокислот, крепко сшитых друг с другом.
Выползая, аминокислоты сразу же сворачивались хитрым образом, чтобы поскорее получился белок. А в это время к большой змее подплывали другие рибосомы. Тут же опять набежали гнутые винтики, притащили аминокислоты, засуетились, выстроились в очередь. Большая змея начала строить белок на новой рибосоме. На первой рибосоме строительство белка еще не закончилось и вовсю шло на второй, а на большую змею уже забиралась третья рибосома...

Мальчики наконец пришли в себя от удивления. Тимоша, как всегда, засыпал брата вопросами:
– Что это за змеи и винтики? Мы в змеиное царство попали, да? Почему без змей рибосомы не работают?
Женя ответил так:
– Не тарахти. Из тебя вопросы сыпятся, как горох из рваного мешка. Сейчас я тебе все по порядку объясню, слушай. Эта длинная змея называется информационная рибонуклеиновая кислота.
– Что-что? – переспросил Тимоша. – Повтори, пожалуйста.
– Не повторю, – важно сказал Женя. – Ты все равно не запомнишь. Я, когда это название учил, три дня не ел и не спал, все только повторял и повторял. На всем свете его без запинки могут сказать только я... ну, и еще несколько человек. А больше – никто не может.
– Вот это да! – прошептал Тимоша восхищенно. – А что же остальные люди делают, когда им такую трудность нужно сказать?
– Они сокращенно говорят, – небрежно махнул рукой Женя, – иРНК, и все.
Чтобы Тимоше было понятно, он даже написал палочкой: «иРНК».
– Эти маленькие гнутые винтики – тоже рибонуклеиновые кислоты. Их зовут транспортными, потому что они приносят к рибосоме аминокислоты.
– А, это я знаю, – обрадовался Тимоша. – Транспорт – это машины всякие: грузовики, автобусы, поезда...
– Транспортные рибонуклеиновые кислоты, – подхватил Женя.
– А нет ли для них названия попроще? – спросил брат.
– Есть, конечно, – ответил Женя. – Кому трудно или лень говорить целиком, тот называет их тРНК.
– Ну, приносит тРНК аминокислоты к рибосоме. Видит, там уже змея эта, иРНК, ждет их. Что дальше?
– А на информационной рибонуклеиновой кислоте написан приказ, какой белок строить. Какую сначала аминокислоту брать, какую потом. Вот все транспортные рибонуклеиновые кислоты выстраиваются в очередь, как на иРНК записано, и ждут. иРНК заходит в рибосому. Туда же аминокислоты по порядку залетают, а рибосома, как швейная машина, их сшивает.
– Ну вот, – разочарованно произнес Тимоша. – Я думал, рибосома – это умное дело, а оказалось – швейная машина.
– Это не простая швейная машина, – возразил Женя. – Она должна работать без брака. А то таких белков понаделает, что только умереть и останется. Без рибосомы и иРНК никому не нужна...

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru