Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Десятая сказка

Женя и Тимоша сидели на краю митохондрии, свесив ноги. Он отдыхали. Тимоша восхищался работой клеточной электростанции, а Женя что-то искал в своих многочисленных картинках. Внизу под ними шло великое превращение вещества в энергию.
– Да, – рассуждал Тимоша, – вот это электростанция! Вся – вот в такой коробочке упакована. – Тимоша показал на кончик своего пальчика. – А коробочка – вот в такой клеточке. – Он опять показал на кончик пальчика. – А сила от нее – огромная. Вот таких больших людей двигает. – Тимоша развел руки в стороны. – И во-о-от таких слонов.

– Тимоша развел руками еще шире. – И во-о-о-о-от таких китов. – Тимоша развел руки так широко, что чуть не упал на спину, задрав ноги.
Женя молча слушал его рассуждения, продолжая проверку карманов. Вдруг он закричал:
– Ура! Нашел!
– Что нашел? – встрепенулся Тимоша.
– А вот что! – произнес Женя чрезвычайно довольный и извлек из кармана корочку хлеба. – Держи.
Он разломил хлеб пополам, и мальчики принялись завтракать. Они сидели на митохондрии, болтали ногами и жевали хлеб, роняя крошки. К сожалению, горбушка оказалось маленькой и кончилась до обидного быстро.
– А хлеб – это белки, жиры или углеводы? – спросил Тимоша.
– В хлебе больше всего углеводов, – ответил Женя.

– Ну, тогда сейчас наши митохондрии заработают, – довольно произнес Тимоша. – Наделают целую кучу батареек-АТФ. Таких двухголовых. С хвостами. И у нас будет много сил.
– Смотри! – толкнул его в бок Женя и подтянул ноги на самый верх митохондрии. Тимоша тоже сначала на всякий случай убрал ноги, а потом огляделся.
Внизу валялись хлебные крошки, которые мальчики уронили во время завтрака. К этим крошкам, важно колыхаясь в болоте цитоплазмы, подплывала пищеварительная вакуоль.
– Все-таки плохо, что у амебы желудок везде, – проворчал Тимоша.
– Кому плохо? – спросил Женя.
– Нам плохо.
– А амебе? – продолжал допытываться Женя.
– Амебе, пожалуй, хорошо, – согласился Тимоша. – Не надо на охоту лишний раз ходить. Съела крошки – и сама сыта, и в клетке чистота. Довольно умный этот микроб – амеба.
Пищеварительная вакуоль тем временем забрала в себя все хлебные крошки. Мальчики увидели сквозь ее прозрачную пленку, как ферменты рвут хлеб на части.
– Сейчас оттуда углеводы покатятся, – сказал Женя.
Тимоша кивнул. Он ведь все это уже видел, когда пищеварительная вакуоль переваривала его тапочек.
Мальчики еще посидели. Наблюдать за пищеварением было интересно, кроме того, они устали и им нужно было отдохнуть. Да и соседство с вакуолью заставляло быть настороже.
С хлебом пищеварительная вакуоль справилась намного быстрее, чем с тапочком, поэтому вскоре к митохондрии побрели первые углеводы. Сначала один, потом другой, а потом...
– Смотри, смотри, Женя! – кричал Тимоша прыгая по митохондрии в полном восторге. – Смотри, целая толпа!
Из вакуоли вылетело большое облако углеводов. Одни бросились к той митохондрии, на которой сидели мальчики, и выстроились перед ней в очередь. Другие разбежались по клетке в поисках других митохондрий.
– Ой, как их много! – удивился Тимоша. – Женя, почему их в прошлый раз было мало, а сейчас целая куча?
– Потому что в прошлый раз амеба переваривала тапок, а в этот раз хлеб. Это говорит о том, что хлеб питательнее, чем тапки.
– С этим я согласен, – кивнул Тимоша. – Я тоже тапками не питаюсь.
Они еще посидели, посмотрели. Пищеварительная вакуоль, сделав свои дела, степенно уплыла вдаль. Тимоша стал теребить брата:
– Ну, теперь я все знаю: для чего нужны клетки и как они устроены. Кажется, мы все тут посмотрели.
– Это только кажется, – возразил Женя. – Мы еще не видели, как клетка чужие белки в свои превращает.
– Да я знаю, как, – небрежно махнул рукой Тимоша. – Пищеварительная вакуоль ломает белки на аминокислоты. А потом из этих аминокислот амеба строит другие белки. Такие, которые этой амебе нравятся.
– Здорово ты в биохимии разбираешься, – удивился Женя. – Только раз уж мы в амебу залезли, пойдем и на рибосомы заодно посмотрим.
– А что такое рибосома?
– Рибосома – это такая органелла. Маленькая фабрика, где делают белки. Такая маленькая, что больше похожа не на фабрику, а на швейную машинку.
Тимоша удивился такому объяснению и, конечно, сразу же согласился:
– Ладно, пойдем посмотрим на эту органеллу. Заодно на эндоплазматической сети покатаемся.
Они ступили на рельсы эндоплазматической сети и понеслись вверх-вниз, вправо-влево. Очень быстро и очень весело.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru