Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Седьмая сказка

– Внимание! – закричал Женя. – Отправляемся в путешествие!
– Куда еще? – спросил Тимоша.
– В путешествие внутрь микроба! Ведь мы туда и собирались.
Микробов после светового побоища осталось совсем мало. Но мальчикам нужен был только один, и они его нашли.
Это был огромный ленивый микроб. Он ползал в большом пруду.
– Откуда у нас в комнате пруд? – удивился Тимоша.


– Мама мыла пол и оставила капельку. А мы с тобой такие маленькие, что нам и капелька кажется прудом.
– Ну и как зовут этого толстяка?
– Познакомься, это – амеба, – сказал Женя так, как будто они на самом деле пришли в гости к его хорошей знакомой. – Сейчас мы в нее залезем.
Он подобрал какую-то палочку и подошел к амебе, благо она в этот момент как раз подплыла к берегу.
– Мы что, через ее рот полезем? – спросил Тимоша.
– Да, конечно.
– А где у нее рот?
– Везде!
– Так не бывает, – возразил Тимоша. – Как это – рот везде?
– А вот смотри, – произнес Женя.
ll36Он пощекотал палочкой стенку толстой амебы. Стенка тут же прогнулась, а с ее боков лениво выпятились вперед выступы и, не спеша, обхватили мальчиков.
– Она же нас поймала! – испугался Тимоша.
– Не беспокойся, все идет по плану, – ответил Женя, стараясь говорить как можно тверже, хотя на самом деле ему тоже было не по себе.
Стенка впереди них открылась, и... ребята оказались внутри. Оглянулись назад – стенка плотно закрыта. Да, действительно они были заключены внутри амебы.
В тот же момент дети почувствовали сильный зуд и боль.
– Ай-ай-ай! Меня, кажется, рвут на части! – закричал, корчась, Тимоша.
– И меня тоже, – произнес Женя.
Острозубые шарики и палочки набросились на них со всех сторон, пытаясь оторвать от мальчиков кусочки и даже разорвать их на части.
– Спасайся! – закричал Женя. – Мы попали в пищеварительную вакуоль. Здесь злые ферменты все рвут на части!
Мальчики рванулись вперед, назад, в стороны, но плотная тонкая пленка окружала их повсюду. Хорошо еще, что Женя не выронил палку, которой щекотал амебу. Этой палкой, как шпагой, он проткнул окружавшую их стенку пищеварительной вакуоли. Мальчики торопливо вылезли из пузырька и оказались внутри амебы. Только Тимоша впопыхах потерял тапочек, который и остался внутри пузырька-вакуоли.
Немного отдышавшись и придя в себя, Тимоша принялся задавать свои бесконечные вопросы.
– Женя, я не понял, что это было. Ты мне сказал, но непонятно, да еще эти штуки кусались...
– Это не штуки, – объяснил Женя. – Это – пищеварительные ферменты. Когда амеба заглатывает пищу...
– Она пищу заглатывает, как нас, да? Значит, действительно у нее рот везде? Или, может быть, ты знал, в какое место палкой тыкать?
– Представь себе, везде. Эти простейшие клетки умеют устраиваться с удобствами. А амеба вообще такая ленивая, ей даже к пище лень подплывать. Она сидит и ждет, пока еда сама на нее шлепнется.
– Вот поэтому она такая толстая! – засмеялся Тимоша.
– А пока амеба заглатывает пищу, – терпеливо продолжал Женя, – к этому месту подплывает пищеварительная вакуоль. Вакуоль в переводе означает пузырек.
– Точно! Я навсегда запомню, как мы в пузырьке оказались! И что такое пищеварительная, я знаю. Значит, эта вакуоль варит пищу. Кухня такая внутри амебы.
Женя хитро посмотрел на брата и спросил:
– Ну если ты все знаешь, скажи мне: а у нас, людей, есть пищеварение?
– Конечно, есть, – уверенно ответил Тимоша. – У нас пищеварением мама занимается. Варит пищу на кухне на газовой плите.
– Нет, я не про кухню говорю. Внутри людей есть пищеварение?
Тимоша засмеялся:
– Ты еще спроси, есть ли внутри нас кастрюли и сковородки, чтобы пищеварением заниматься!
Женя тоже засмеялся. Только он смеялся над Тимошей.
– Тимоша, ты знаешь, зачем мы едим?
– Знаю, – ответил Тимоша, – чтобы от голода не умереть.
– А почему без пищи можно умереть?
– В еде вся сила! – выкрикнул Тимоша любимый мамин лозунг.
– Чтобы организм из еды получил силу, он должен пищу переварить. Это значит все, что мы съели, белки, жиры и углеводы, нужно разделить на молекулы. Этим делом занимаются специальные вещества – пищеварительные ферменты. Как только пища попадает в желудок... Ты знаешь, что такое желудок?
– Знаю, – сказал Тимоша. – Это штука такая внутри нас, если съесть что-нибудь не то, она огорчается и расстраивается.
– Что делает? – удивился Женя.
– Расстраивается. Мама меня часто спрашивает: «Тимоша, у тебя что, опять желудок расстроился?»
– Желудок расстраивается, если в него попадает неподходящая пища и пищеварительные ферменты не могут с ней справиться. А когда в желудок попадает хорошая пища, ферменты набрасываются на нее и растаскивают на куски.
– Так значит, и в пищеварительной вакуоли эти ферменты нас щипали, чтобы растащить на части, – догадался Тимоша.
– Конечно! Хорошо, что мы успели убежать!
– А мой тапочек? – спохватился Тимоша. – Где он теперь?
– Смотри, – показал ему Женя.
Через прозрачную пленку пищеварительной вакуоли было видно, как злодеи-ферменты, набросившись на бедный тапок, рвали его на части. Только клочки летели по всей вакуоли.

ll35

– Мой бедный тапочек! – прошептал Тимоша, но, честно говоря, он был рад, что это случилось с тапком, а не с ним.
Вдруг из пищеварительной вакуоли один за другим вывалились и покатились как будто по рельсам какие-то ящички, сундучки, кресла. В другую сторону покатились смешные дракончики с длинным хвостами. Последними из вакуоли стали вылетать знакомые ребятам аминокислоты. Стайками и врозь они помчались в разные стороны.
– Что это, Женя? – удивился Тимоша.
Женя ловко схватил за спинку одно из катившихся мимо кресел.
– Углевод! – произнес он так довольно, словно сам это кресло только что смастерил.
– Углерод С, биогенный элемент, – отчеканил Тимоша. Он гордо посмотрел на брата: скоро уже и Тимошу можно будет назвать умным!
Но Женя поправил его:
– Не углерод, а углевод.
– Какая разница!
– Ты правильно сказал: углерод – биогенный элемент. А углеводы – это такие большие молекулы, в состав которых входят углерод и вода. А сами они находятся в пище.
– Я никогда не ел такой пищи – углеводов, – признался Тимоша. – Я ел мясо, картошку, печенье, мороженое... А углеводов я не ел никогда.
– Обязательно ел, просто не знал, что это они, – объяснил Женя. – Вся наша еда состоит из веществ четырех видов: белков, жиров, углеводов, а также минеральных солей.
– Белки я знаю. Белок – основа жизни. Правильно? Жиры я тоже знаю, – продолжал Тимоша, – на них мама картошку жарит.
– А хочешь, я тебе нарисую формулу какого-нибудь жира? – спросил Женя.
– Давай, рисуй, – согласился Тимоша.
Формула была очень длинная. Женя рисовал ее долго и старательно. Тимоша даже заскучал немножко, пока ждал.
Наконец формула была готова.
Тимоша посмотрел на нее и фыркнул:
– Это дракон какой-то, а не формула.
– Нет, формула, – обиделся Женя. Он был очень горд, что нарисовал такую трудную формулу без подсказки.
– Лучше расскажи мне про углеводы, – попросил Тимоша.
– Простые углеводы ясно из чего состоят, – начал Женя. – Из углерода и воды. А сложные из очень большого числа простых. Так же как белки состоят из многих аминокислот, сложные углеводы состоят из простых сахаров.
– Ну, углеводы я понял, – обрадовался Тимоша. – Углеводы – это проще, чем жиры. Всего-то вода да углерод! Нарисуй мне какой-нибудь углевод. Это тебе, наверное, нетрудно будет.
Женя улыбнулся.
– Ну ладно, попробую. Самая простая – молекула глюкозы, а если объединятся две молекулы глюкозы, то получится молекула сахарозы.

ll34

Тимоша посмотрел и воскликнул:
– Ну ты и наколесил!
Женя любил точность:
– Это они только пишутся круглыми, а на самом деле молекулы углеводов угловатые. Вот как эта, например. – Он схватил пробегавшее мимо кресло. – И сахароза такая же, только в два раза больше.
– Сахароза... Слово какое-то знакомое, – мечтательно протянул Тимоша. – У меня даже во рту от него стало сладко.
– Еще бы! Ведь из сахарозы состоит сахар-рафинад, да и сахарный песок тоже, – отозвался Женя.
– А я люблю сахар, – облизнулся Тимоша. – И конфеты люблю. Конфеты – это тоже углеводы?
– Да, конфеты в основном состоят из углеводов.
– Тогда мне все понятно, – закричал Тимоша. – Больше всего на свете я люблю углеводы.
Он немножко помолчал и признался:
– Хотел бы я какого-нибудь углеводика скушать. Да и от жирка не отказался бы.
Женя вздохнул:
– Уже, наверное, пора обедать.
– А мы даже не завтракали, – печально подхватил Тимоша. Настроение у мальчиков испортилось. Они сидели внутри амебы, и не было никакой возможности вернуться к папе и маме в свой большой нормальный мир.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru