Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Перед зеркалом, или Как сохранить кожу молодой и красивой

 

В то время как про ноги мы иногда забываем, лицу и другим видимым частям тела мы уделяем очень много внимания и заботы; мы декорируем кожу: красимся, размалевываемся, делаем пирсинги и татуировки, проделываем всякие прочие манипуляции. В этом списке «краситься», пожалуй, самое распространенное мероприятие по наведению красоты, по крайней мере что касается женщин.

Стремление оформить свою кожу, боди-арт, раскраска и украшение тела – все это, конечно, не новые явления, они берут свое начало из ритуалов древних племен. Украшательство подчеркивает сексуальную привлекательность. Мы красим губы красным и обводим глаза, чтобы выглядеть моложе и по возможности приблизиться к современному нам идеалу красоты. Создавать видимость молодости в зрелые годы, представлять кожу как фетиш – все это может декоративная косметика, если мастерски ею пользоваться.

Но иногда макияж наносят таким толстым слоем, что за ним не видно человека, лицо кажется маской. Такое лицо скорее отталкивает, смотрящий на него человек настораживается. Что скрывает эта замазанная личность? Или кое-кто так недоволен собой, что хочет спрятать свое «я» и выдать себя за кого-то другого?

Красота всегда в глазах наблюдателя, это признавали еще древние греки. Это познание порой может вылиться в психическое нарушение. Дисморфофобия – это страх быть собой, или «самовнушенное уродство». Таким людям кажется, будто их лицо, нос, фигура безобразны. Окружающие в большинстве своем относятся с непониманием, потому что очень часто одержимость собственным уродством овладевает как раз весьма и весьма привлекательными людьми.

Рассматривая себя в зеркало, они фиксируют внимание на мнимых или действительных недостатках, а всего остального – а оно может быть очень даже благообразным – не замечают. Они сверх всякой меры занимаются собой и своим телом, придирчиво смотрятся в каждую попадающуюся по пути витрину и постоянно ищут подтверждения со стороны окружающих. У них серьезно нарушено чувство собственного достоинства, причины этого чаще всего надо искать в детстве, симптомы начинают проявляться с подросткового возраста. Идеалы красоты, которыми нас постоянно кормят реклама и СМИ, причиняют им особенную боль. Они обивают пороги пластических хирургов и дерматологов; они воспринимают себя настолько искаженно, что готовы бесконечно себя оптимизировать. Такая печальная красавица, разумеется, никогда не примирится с собственным отражением в зеркале. Психотерапия – единственный путь к излечению.

 

Ботокс, или Все дело в дозе

 

Подобная мания оптимизации часто сопровождается страхом старости. Иногда с гротескными последствиями.

Она руководящий работник, ей около 40. Стройная, хорошо одетая, успешная. Она приходит ко мне на прием около полудня. Я начинаю анамнез и спрашиваю о принимаемых лекарствах, перенесенных ранее заболеваниях, менструальном цикле… Короче, обо всем, что врач должен знать о своем пациенте.

Но вскоре я начинаю недоумевать. Что с пациенткой не так? Почему она все смотрит как-то странно, обиженно, что ли? Я нарушила ее личное пространство? Или ее задели мои вопросы?

Я стараюсь сконцентрироваться на дальнейшем анамнезе. Нет, детей нет. Аллергий нет. И под конец задаю вопрос: «Делали ли вы ботокс?»

– Да!!! Конечно! – восклицает она чуть ли не возмущенно.

– И где именно?

– Да везде! – ответ прозвучал так, будто это само собой разумеется.

Везде ботокс! У меня тут же отлегло от души. Так, значит, высокомерная и безучастная мимика не имела никакого отношения ко мне: дело в том, что эта дама не может иначе. Она попросту не в состоянии приводить в движение лицевые мышцы, поэтому ее лицо не отражает того, что она в данный момент чувствует или говорит. Все парализовано. Лишь губы открываются и закрываются, как у выброшенной на сушу рыбы, да глаза ворочаются в глазницах. Болезнь называется «маска». Очевидно, женщина стала жертвой какого-то чересчур усердного врача.

Собственно, причиной ее визита были пятна от солнца, увеличенные поры и неустойчивая текстура кожи. Чтобы ей помочь с этим, я предложила лазерную терапию. Не мелочь, но после процедур обе стороны испытали облегчение. Я была довольна результатом и под конец отпустила еще одну шутку. В ответ она громко расхохоталась. Любопытно наблюдать, как выглядит приступ хохота на полностью парализованном лице. Рот широко раскрывается, раздается смех, похожий сначала на бульканье, а затем на треск, и в такт вибрирует тело. Единственное, что никак не вписывается в картину, – это гладкий, неподвижный лик. Ни смеющихся морщинок возле глаз, ни наморщенного носа, ни округлившихся щек, ни танцующих бровей. Мне нравится, когда люди смеются самозабвенно, от всего сердца. Я была бы рада видеть всю эту мимику на лице своей пациентки, мы почувствовали бы в этот момент особую связь. А так между нами оставалась гротескная, почти комическая дистанция.

 

Что общего между ботоксом и тухлятиной

 

Вообще-то «ботокс» – это коммерческое название продукта. Правильное название – Botulinum toxin type. Но поскольку название действующего вещества звучит как яд и отпугивает, находчивые коллеги сократили его до «ботулинум». Звучит как что-то из биологии, почти мило, и под таким названием лучше продается. Пугливые покупатели не должны бояться ядовитых (токсичных!) уколов. В действительности же лишь доза делает яд. Это касается и ботулинума.

Ботулотоксин – это один из самых сильных ядов, которые мы знаем. Это яд, действующий на нервную систему. Его образуют бактерии Clostridium botulinum . Название происходит от латинского слова botulus (колбаса), поскольку в прежние времена часто случались отравления испорченной колбасой или грязными консервами. Ботулотоксины в тухлом мясе вызывают паралич дыхательной мускулатуры и функций легких.

Но как же вышло так, что такой опасный яд стали использовать в терапевтических целях ? Ведь всего одного грамма ботулотоксина достаточно, чтобы убить более миллиона человек; одному человеку хватит приема через рот 70 микрограммов, при введении внутримышечно или в вену хватит и 0,1 микрограмма. Это ничтожно мало, но все же несравнимо намного больше, чем содержится в ампуле ботулинума. Смертельным он станет, ну, наверное, если ввести в тело 50–70 ампул. Для сравнения: во время эстетического сеанса против морщин или, кстати, против чрезмерного потения (в этом случае вещество вводят в кожу подмышек) расходуют одну-две ампулы.

 

Против морщин ботулотоксин стали применять благодаря случайному открытию. Это было в 80-е годы в Америке. Медики ввели пациентке ботокс для ослабления судорог глазной мышцы, а затем констатировали удивительное побочное явление: плюс к тому, что спало мышечное напряжение, со временем и морщины вокруг глаз разгладились, как по мановению волшебной палочки. Почему? Поскольку мышцы расслабились, они уже больше не сминали обтягивающую их кожу. Вот так и родился ботокс против морщин. С 1989 года его широко используют во всем мире.

 

В качестве медикамента ботулотоксин используется уже с 1978 года. Им лечат косоглазие, глазные судороги, кривошею и спазматический паралич у детей, вызванный кислородной недостаточностью при рождении. Иными словами, болезни, при которых сильно напряжена или скована мускулатура. Инъекции ботулотоксина размягчают мышцы, убирают стянутость, что позволяет приступить к эффективной лечебной гимнастике.

Ботулотоксин препятствует передаче нейротрансмиттера ацетилхолина (Acetylcholin ) от нервных окончаний к мышцам. Эффект наступает через несколько дней и держится около пяти месяцев. После этого все возвращается практически на круги своя. Однако есть один очень интересный побочный эффект. За то время, в течение которого обработанные лекарством мышцы выведены из действия, человек может в какой-то мере разучиться мимике: выражать лицом злость, ярость или принимать озабоченный вид. Это как бицепс у культуриста. Если бицепс постоянно не нагружать, он быстро теряет в объеме. Так и мимические мышцы ослабевают, и кожа над ними все больше теряет способность собираться в морщины. В результате эффект против морщин остается и после того, как действие ботулотоксина проходит и человек снова может управлять своими мышцами.

 

Мистер Спок и маленькое чудо-оружие

 

Обрабатывая межбровную морщину (ее еще называют морщиной гнева), врач вводит немного ботулотоксина в пять точек между бровями, в форме буквы V. Через несколько дней начинают расслабляться мышцы между бровями, в области около одного сантиметра вокруг мест уколов. Теперь если человек хочет выказать гнев, мимика его вряд ли послушается.

 

Мужья вечно сердитых жен часто почитают ботокс за благо: даже если жена не в духе, отныне ее лицо остается открытым и приветливым.

 

В мышцах лба происходит перераспределение нагрузки. Области, не получившие ботулотоксина, становятся эффективнее и работают с большей нагрузкой, чем когда бы то ни было раньше. В результате области сбоку над бровями поднимаются, что в лучшем случае несколько открывает взгляд, чего, собственно говоря, и добиваются женщины. Но иногда мышцы перебарщивают. Тогда брови поднимаются так сильно, что лицо принимает удивленное выражение. Такие приподнятые брови называют симптомом Спока в честь коммандера Спока из фильма «Космический корабль из сериала „Звездный путь Энтерпрайз“» (в России это явление получило название «брови Мефистофеля»). Но этот эффект не такая уж драма. Два дополнительных крошечных укольчика над бровями быстро поставят их на свое место.

Кстати, противогневный эффект используют и в психиатрии. Там ботулотоксин вводят в качестве антидепрессанта. Это делается прежде всего для обратной связи – передачи сообщения от мышцы, выражающей гнев, к мозгу. Потому что если мышцу гнева лишают способности этот самый гнев выражать, то есть складываться в гневной гримасе, мозг задумается: «Ага, значит, повода сердиться больше нет, и я могу быть всем доволен!»

 

Кто много смеется, даже если порой через силу, когда не до смеха, тот в конечном итоге почувствует себя лучше. Чувства создают мимику, а мимика создает чувства.

 

Везде, где мышцы могут спазмироваться или проявлять ненужную гиперактивность, ботулотоксин оказывает добрую службу. Так, неврологи вводят его пациентам с головными болями и мигренями, вызванными давлением сильно напряженных мышц на нервы. Стоит расслабить мышцу, как боль отступает. Зубные врачи применяют ботулотоксин, чтобы сократить большие жевательные мышцы, что помогает против скрежетания зубами и к тому же оптически формирует челюсть.

В урологии этот яд используют в борьбе против сверхактивности мочевого пузыря, в ортопедии – против локтя теннисиста, в лечении инсультов – против мышечных судорог, в гинекологии – против кольпоспазмов, а в проктологии – против трещин ануса, то есть болезненных трещин кожи в области заднего прохода.

Однако использование этого маленького чудо-оружия оказывает удивительное воздействие не только на мускулатуру. Если человек страдает от болезненного потения, особенно на ограниченных участках тела (подмышки, руки или ноги), то хорошо поможет пара маленьких уколов. Потовые железы находятся в дерме. Так же как и мышцы, Acetylcholin их активирует, а ботулотоксин блокирует. Пот иссякает в течение двух дней, и эффект держится несколько месяцев. Медикамент вводится быстро и просто и, как правило, хорошо переносится. Впрочем, не так хорошо иногда переносится его цена.

 

Ботокс от морщин: за и против

 

По всему миру в индустрии красоты крутятся миллиарды и миллиарды денежных средств. Не иссякает фонтан все новых и новых идей, побуждающих клиентов выкладывать деньги. Огромные средства вкладываются в рекламу, чтобы преподнести обычные, вполне нормальные морщины как неприятные диагнозы. Достаточно лишь придумать какое-нибудь неблагозвучное название для морщины, а потом объявить, что проблему решит ботулотоксин: вот и появляются на свет морщины гнева между бровями, гусиные лапки возле глаз bunny lines («кроличьи складки») на носу, поперечные морщины на лбу, морщины марионетки (носогубные), булыжная мостовая на подбородке (большое количество неровностей на подбородке), каучуковая улыбка (десневой тип улыбки), морщины-плиссе на верхней губе (кисетные морщины) и, наконец, индюшачья шея.

При большей части этих «страшных деформаций» применение ботулотоксина вообще не разрешено официально, однако его упорно вводят вне всяких инструкций .

Весьма сомнительно применение ботулотоксина в области рта. Его иногда вводят по кромке губ: придают губам объем и убирают складки на верхней губе. Увы, результатом может стать нарушение функции сжимания рта, что приведет к нарушениям речи и скажется на способности смеяться, целоваться, пить и есть. Да ладно, главное, что губы гладкие… Иногда проходят месяцы, прежде чем все приходит в норму и рот перестает беспомощно дергаться.

Врач должен исключительно ответственно относиться к инъекциям ботокса в лицо, делать их лимитировано и точечно.

Мимика – это то, что делает нас живыми, молодыми, эмоциональными, чувственными, да и привлекательными, наконец! Мимика должна читаться. Человек почти всегда реагирует на других людей подсознательно, рефлекторно. Так что самые приветливые слова пропадут втуне, если лицо останется безучастным или, чего доброго, вообще сердитым.

 

Ни в коем случае нельзя допускать, чтобы лицо цепенело от ботокса!

 

Применяя нервно-паралитический яд целенаправленно и в умеренных дозах, можно достичь впечатляющих косметических результатов. Пациенты счастливы, риск минимальный. А врач рад, что смог помочь, и спит ночами спокойно, не опасаясь каких-либо серьезных осложнений. Однако граница между «тонкой настройкой», чуть подправляющей лицо и приносящей радость, и манией безграничного омоложения и стремления к эфемерной красоте очень зыбкая. На конгрессах врачей-косметологов просто диву даешься, что иногда врачи творят сами с собой. Некоторые коллеги делают себе инъекции перед зеркалом в ванной комнате, а затем, подобные монстрам, с перекошенными мятыми и неподвижными лицами рассуждают о красоте.

 

Сложно согласиться с тем, будто морщины автоматически старят и уродуют человека. Понятно, что в 60 лет не будешь выглядеть на 20. Да и зачем? Зачем нужно разглаженное ботоксом лицо, венчающее старую шею, возвышающееся над старым декольте, да еще эти старые плечи, на которых висят старые руки… Что-то можно затушевать, но старое, пусть даже и разглаженное лицо не выглядит молодым.

Но я тоже делаю инъекции ботулотоксина своим пациентам, и даже весьма охотно. При аккуратном применении результаты бывают восхитительны. Самый оптимальный вариант – это когда окружающие вообще не замечают, что сделан ботокс, а думают, будто человек только что из отпуска, таким отдохнувшим и свежим он выглядит.

Так что если вы задумываетесь об инъекции ботокса, не бросайтесь с головой в омут. Кашу маслом не испортишь – это не про ботокс! Решившись на ботокс, учтите, что без уколов шприцем вам никак не обойтись: действующее вещество не может быть введено в виде крема, его молекулы слишком крупные, чтобы проникнуть за кожный барьер. Поэтому не верьте, пожалуйста, рекламе кремов с ботоксом. Да и вообще ни одна баночка с чудо-кремом не содержит того, что на ней написано.

 

Волшебная гиалуронка, или Сосиска на лице

 

Дверь открывается, в проеме появляется одна губа. За ней следует женщина. Я буквально не могу отвести глаз от этой огромной, выступающей из профиля красно-розовой сосиски, да еще участок кожи между носом и губой тоже выдается вперед.

Красивые красно-розовые полные губы на самом деле сексуально привлекательны. Но то, что сейчас возникло передо мной, скорее напоминает карикатуру на хорошо кровоснабженный чувственный женский орган, ну прямо по Фрейду. Но что делает эта мегавульва на лице женщины? Да она еще и живет собственной жизнью, вон как странно шевелится.

Я иногда задаюсь вопросом, как можно настолько потерять чувство меры, да еще и в том, что от природы и так нормально и не требует вмешательства? Так было задумано? Или что-то пошло наперекосяк?

Помимо уколов ботулотоксина есть еще один метод борьбы за внешнюю красоту, тоже с более или менее болезненными уколами: подкалывание морщин и придание объема гелем на основе гиалуроновой кислоты.

Многочисленные страшные примеры из косметологической практики подпортили репутацию гиалуронки. При этом кислота, так же как и ботулотоксин, давно и с огромной пользой и признанием используется в медицине. Во многих случаях, будь то больные суставы, недоразвитый сосочек десны, сухость глаза, ввалившиеся рубцы, дефекты на теле, появившиеся после несчастных случаев или из-за аномалий развития, гиалуроновая кислота – это надежное, полезное и, как правило, хорошо переносимое средство коррекции. Филлеры с гиалуронкой быстро и эффективно оптически поднимают ввалившиеся рубцы к поверхности кожи.

В косметологии гиалуроновая кислота может вполне мило рисовать, осветлять потемневшие места, устранять дефекты участков кожи и придавать тканям сочность, эластичность, смягчать контуры. Ею можно формировать губы, делая их более чувственными: придавать объем, милые очертания, пропорциональное соотношение между верхней и нижней губой, мягко приподнимать уголки рта, моделировать лук Купидона на верхней губе. Все это создается как произведение искусства, как скульптура. Однако анатомия и тип лица устанавливают естественные ограничения при моделировании губ, и это надо обязательно учитывать. Но бывают такие «скульпторы», которые очень произвольно обращаются с материалом для моделирования – вот вам и надувная шлюпка вместо губ.

Гиалуроновая кислота содержится в нашем организме, она часть наполнения тканей. Наши ткани содержат волокнисто-скользкое основное вещество, которое называют внеклеточным матриксом. Если бы этот матрикс можно было потрогать, то на ощупь показалось бы, будто нажимаешь на собственное глазное яблоко: такой он упругий и эластичный. Он у нас повсюду в теле, особенно его много в коже, в суставной жидкости, в глазах, в межпозвоночных дисках и в хрящах.

В матриксе гиалуроновая кислота играет роль накопителя влаги. Один ее грамм связывает шесть литров воды и делает нашу кожу свежей и эластичной. К сожалению, с годами уровень содержания гиалуроновой кислоты в организме значительно понижается. Хотя запасы истощаются медленно, но все же, когда нам под 70, остается всего лишь 20 процентов от исходного количества. А иногда и вообще ничего. Поэтому в старости мы буквально высыхаем, а следовательно, выглядим мятыми, в морщинах.

Гиалуроновая кислота состоит из очень крупных молекул, которые, если их нанести на кожу, могут проникнуть максимум в самые верхние слои. Глубже не получится. На поверхности они тем не менее могут связывать влагу и освежать кожу. Но эффект держится всего лишь пару часов.

Если же вы хотите, чтобы это вещество проникло туда, где его с возрастом все более не хватает, а именно на второй подземный этаж гаража, то это можно сделать только иголками, которые доставят лекарство через верхний слой кожи и базальную мембрану в дерму. Дорогие ампулы с гиалуронкой для нанесения на кожу, обещающие антивозрастной эффект, – это надувательство. Они хороши для косметической промышленности, плохи для вашего кошелька и абсолютно нейтральны для вашей кожи – никакого долговременного эффекта омоложения.

 

Раньше гиалуроновую кислоту добывали из куриных гребешков, то есть в кожу человека вводили чужеродный продукт. Это часто приводило к аллергическим реакциям иммунной системы с уродливыми проявлениями – воспаленными красными узловатыми прыщами и уплотнениями.

 

Сегодня гиалуронку производят при помощи биотехнологий; в процессе задействованы бактериальные культуры, под конец вещество очищают от всех белков, которые могут вызвать аллергию. Таким образом вещество становится очень хорошо переносимым. К тому же молекулы техническим образом связывают в сеть, чтобы они дольше оставались в тканях. Когда-то ткань переварит гель, и тогда надо подкалываться. А до тех пор он служит хранилищем жидкости и придает тканям эластичность и увлажненность.

Гиалуронка помогает также при лечении ран, свертывании крови, для привлечения целительных клеток и для стимуляции восстановления соединительной ткани – и именно благодаря этой способности она наряду с насыщением кожи со временем вызывает настоящее омоложение. Но и здесь надо знать меру: используйте гиалуроновую кислоту умеренно и относитесь к ее введению только как к «тонкой настройке», только так вы избежите печальных последствий .Если же вдруг что-то пошло не так, то на крайний случай гель с гиалуроновой кислотой можно растворить последующим введением одного фермента (лонгидаза), эффект наступит через несколько часов.

А вот неудачу с ботоксом не исправить: и придется на недели, а то и на месяцы примириться с нежелательными эффектами и побочными явлениями.

 

Мания красоты: на ложном пути

 

Когда человек молод и ему кажется, будто юность – это все и из этого всего красота – самое важное, социум начинает давить на него. Звезды и звездочки поют об этом с экрана, бульварная пресса подливает масла в огонь, и человек начинает верить, что после 40 женщину списывают со счетов. Стоит появиться первым морщинкам, как место перед камерой следует освободить, по крайней мере до тех пор, пока актриса не сможет блистать на экране в роли бабушки. Но даже бабушек нынче часто играют женщины, которые пока сами могут быть только матерями.

Это давление ощущают не только публичные люди. Безукоризненность – общая тенденция, и это ложный путь. Я сама не так давно видела одну известную актрису на сцене, где яркие лампы высвечивали все подкожные запасы гиалуроновой кислоты на ее лице: имплантированные румяные щечки, чересчур натянутая носогубная складка, искусственные горы, впадины, холмы и бугры. А на одной лекции по коррекции морщин за трибуной оратора стоял именитый заокеанский дерматолог, у которого было столько ботокса во лбу, что лоб сам по себе уже не держался, а чуть не заваливался ему на глаза. Чтобы нейтрализовать эффект, он еще и валики в брови накачал. Ну чисто неандерталец!

Таких примеров не счесть, но они ничего не объясняют. Вопрос остается. Зачем люди это делают? Или есть нечто, выходящее за рамки стремления к совершенству, нечто, что побуждает людей валом валить в салоны красоты?

Очевидно, да. Недавно ко мне на прием пришла новая пациентка с просьбой: не могла бы я быть так добра выровнять гиалуроновой кислотой небольшую (мне почти незаметную) асимметрию на губе. Она-де не хочет больше ни одного дня терпеть этот «изъян» на своем лице. Дама, совсем недавно переехавшая в Берлин, со всеми подробностями описала мне, как ее прежний, «поистине божественный» врач обрабатывал губу:

– Сюда, вот сюда он приставил шприц и – ах! – голос ее повысился до визга, и в нем слышалось ликующее блаженство, – затем он сделал это, он сделал укол!

Поскольку я интересуюсь психоанализом, я не могла удержаться от мысли, что эти уколы в губы казались ей невероятно восхитительным событием. Ее «ах!» и самозабвенное, с придыханием произнесенное «он сделал укол… вот сюда» привели меня к несколько сексологической мысли об отношениях между врачом и пациенткой. Действительно, в медицине красоты порой возникают парадоксально мазохистские ситуации: это и боль, и наслаждение, и подобострастная готовность отдаться мастеру шприца – скульптору и художнику, который создает что-то новое или, по крайней мере, устраняет досадный изъян. Врач, сулящий довести красоту до совершенства, остановить разрушительные процессы, уже даже не полубог в белом халате. Он бог!

В страхе перед старостью, в создании ботоксных масок и колбасных губ психоанализ усматривает некую форму защиты. Точнее, страха смерти. При этом мы начинаем стареть уже со своего первого вздоха и с каждым днем немного умираем. Как говорится, жизнь смертельно опасна и всегда заканчивается смертью. Мы же должны научиться примиряться с этим и наслаждаться жизнью, какой бы она ни была, вместе со всеми теми историями, что она пишет на нашем лице.

 

Татуировки, или Очень страшное кино

 

Давайте представим, что мы сидим на полу второго подземного этажа в нашем гараже. Вдруг потолок над нами прокалывает гигантская острая игла, и вниз плюхается черная краска. Потом еще и еще. Лишь через какое-то время это безобразие заканчивается, но мы еще долго слышим рокот, сотрясения поврежденной кожи, нас окружают боль и чужеродные ядовитые вещества. Куда ни кинь взгляд, всюду шмыгают нейротрансмиттеры воспалительных процессов: наш организм тут же распознал, что какое-то постороннее вредоносное вещество проникло через защитный барьер. Сюда вторглась краска, часть ее по пути зависла на несущих колоннах, часть прилипла к потолку, остальное расползается по изувеченным лимфатическим щелям. Местами даже пол пробит, и краска хлещет в третий подземный этаж – жировую ткань. Ну чисто преисподняя, как в кровожадных ужастиках, страшный сон.

Татуировка. Примерно так воспринимал бы ее обитатель здания нашей кожи, случись ему испытать такое несчастье.

Что делать с грудой ядовитого мусора? Вредные частицы чужеродных тел, пигменты, угрожающие раком или аллергией, консерванты и сильные яды – они всюду, спасения нет.

Базальная мембрана скоро заживет. Но поскольку она подверглась насилию, то, возможно, оказавшись в затруднительном положении, она образует рубец. То же происходит, если человеку разонравилась татуировка и он выводит ее лазером. И хотя сегодня техника на высоком уровне, на месте прежнего орнамента могут остаться некрасивые воспоминания: там, где когда-то была краска, будет красоваться рубцовая ткань, как белый призрак былой татуировки.

Внутри дермы команды уборщиков (фагоцитов) и наряды по вывозу мусора (лимфа) пытаются устранить ущерб и вынести сор. Иммунные клетки захватывают часть пигментов, и те навсегда залегают в дерме, как некий сверток с чужеродными материалами. Другая часть татуировочных красок уводится лимфой в надежде, что лимфатические узлы смогут что-то с этим сделать. Но и те, разумеется, не знают, как утилизировать ядовитый мусор. И поэтому они становятся своего рода могильником.

Последствия могут быть фатальными. Пострадавшие лимфатические узлы меняют окраску. Только специалист, который будет исследовать ткани под микроскопом, увидит разницу между татуированными лимфатическими узлами и метастазами черного рака кожи на узлах. Но прежде чем он вообще сможет исследовать ткани, потребуется оперативное вмешательство. 32-летняя американка из США заболела раком шейки матки. У нее были татуировки на обеих ногах. Для поиска метастаз применили медицинскую визуализацию, и она показала подозрительные лимфатические узлы в нижней части живота. На этом основании молодой женщине сделали радикальную операцию. Но оказалось, что изменения в лимфатических узлах были вызваны не метастазами рака, а татуировочным пигментом. То есть радикальная операция вовсе не требовалась.

Однако могильниками становятся не только лимфатические узлы, чужеродные пигменты депортируются и в другие органы, тоже в надежде, что организм найдет возможности их утилизировать. Но таких возможностей нет. В большинстве случаев частицы так и остаются в организме, как исправно тикающие бомбы замедленного действия.

 

Бомбы замедленного действия

 

Законодательные предписания относительно красящих веществ, содержащихся в упаковке, в косметике, в текстильных материалах и в продуктах питания, предельно строги, а вот татуировочные пигменты пока не попали в эти списки. Это полный абсурд. В отсутствие единых законных нормативов человек, решившийся на татуировку, вынужден мириться с тем, что краски могут содержать вредные вещества.

В красках для татуировки часто присутствуют тяжелые металлы, такие как никель, свинец, кадмий, хром, марганец, кобальт, а также яды мышьяк, алюминий, ртуть и промышленно произведенные вещества, которые частично высокоаллергенны и канцерогенны. Возможно даже повреждение генома, что может сказаться на продолжении рода.

Потребитель не имеет об этом никакого представления, и едва ли есть какая-то возможность проверить, что входит в состав краски. В косметических средствах выше перечисленные ядовитые вещества категорически запрещены, а ведь косметику наносят лишь на кожу, и ее можно смыть, если возникнут сомнения. Татуировка же вводится прямо в тело. И даже если через пару лет вывести ее лазером, вредные частицы так и останутся в организме.

В принципе татуировочные краски, подобно лекарствам, должны подвергаться строгой проверке, допустимы ли содержащиеся в них вещества для попадания в организм человека и в каких количествах. Как вы знаете, медикаменты тестируются годами, это очень дорогое мероприятие, при том что в итоге разрешение выдается не всегда. В нашем организме медикаменты хотя бы мало-помалу распадаются и выводятся из него. А от красок татуировки никак не отделаться, бóльшая их часть остается в организме. Но, несмотря на это, их не подвергают тщательным и строгим проверкам.

Хорошо, скажете вы, но организм много чего может вынести, а учитывая, что каждый десятый житель Германии старше 14 лет (а в возрасте от 30 до 39 лет даже целых 23 процента) имеет татуировку, да и во всем мире это массовое явление, не так уж много мы слышим об ущербе для здоровья. По счастью, это так, но увы, это еще ничего не означает, потому что в токсикологии наблюдается суммарный эффект. Когда-нибудь наступит критическая масса, и организм заболеет.

 

Учитывая то, воздействию скольких вредных веществ организм подвергается в течение жизни, следует задуматься, стоит ли подвергать его еще большей нагрузке и делать татуировку? Чем больше отравы, тем выше риск.

 

Мир озабочен наличием алюминия в дезодорантах, который, возможно, в небольших количествах может попадать через кожу в организм (риск деменции и рака груди), хотя основное количество алюминия поступает с питанием и с медикаментами. Мы рады вкушать выпечку из биомуки из спельты, мы беспокоимся, как бы радиоволны или канцерогенные вещества в кремах для тела не повредили нам. А про татуировки почему-то не задумываемся.

Во врачебной практике постоянно сталкиваешься с гнойными воспалениями после наколок, а также с сильными аллергиями, сопровождающимися покраснениями, зудом, образованием пузырей, сочащимися ранами, шелушением и отеками. Есть много медицинских свидетельств о единичных случаях, когда татуировку признавали причиной солнечной аллергии, кожного рака и воспалений глаза. В последнем случае иммунная система как бы путает глаза с красками татуировки, именно с красками она хочет бороться.

Особенно плохо переносят татуировки те, кто страдает псориазом. Их кожа реагирует на любые раздражения: простуду, сухость, медикаменты, стресс. Она краснеет, утолщается, шелушится. То же происходит вследствие давления, трения, операционных ран, в том числе возникающих от иглы и красок, которыми делают татуировку. На свежей наколке кожа нехорошо воспаляется. И ваш дикий и ужасный дракон становится вдруг еще и толстым, красным, шелушащимся – ни дать ни взять шедевр в технике 3D!

Особенно опасно, если проколоты родинки, потому что потом врач не сможет проводить обследования на предмет кожного рака. Если плотно вколотые татуировочные пигменты находятся как раз на месте обследования, МРТ может показать искаженные результаты.

 

Иногда в татуировочных красках, как, впрочем, и в некоторых красках для перманентного макияжа, содержатся микроскопические частицы железа, которые под сильным магнитным полем томографа нагреваются и могут вызвать в тканях ярко выраженные глубокие ожоги второй или третьей степени с сопутствующими им болью, отеками и рубцами.

 

 

Зачем вам рога на попе?

 

Понятно, что то, что изнутри, с точки зрения кожи, выглядит катастрофой, снаружи может казаться забавным. В юности человек согрешил или в зрелых уже годах поддался модному тренду, но наступает день, когда наколотые надписи или пестрые рисунки на коже начинают нервировать. Тату остается, а жизнь продолжается, кожа со временем стареет. Когда-нибудь она начнет потихоньку обвисать, и наколотая роза завянет. А иногда бывает, что художник не угодил вкусам клиента. То есть рисунок не удался. Что делать?

Во многих случаях удаление лазером – это надежный способ. Но сегодняшние методы удаляют не все краски, особенно сложно удалить красный и желтый цвета.

 

Удаление татуировки лазером может повысить ядовитость пигментов с уже известными нам последствиями: это аллергия, аутоиммунные реакции, возможен и повышенный риск рака.

 

Черные татуировки в большинстве своем удаляются лучше. Но и от них иногда остается серая тень. И очень уродливо выглядит, если от воздействия лазером происходит так называемое резкое изменение цвета. Такой риск очень вероятен при удалении перманентного макияжа, который делают в натуральных тонах. У меня была одна пациентка: молодая женщина, которая захотела удалить красный перманентный макияж на губах. Передо мной она явилась глубоко несчастная, с зелеными губами после неудачной обработки лазером в студии тату. Могла ли я что-то с этим поделать? Отчаянная попытка, вновь вмешательство лазером, но без гарантии на удачный исход.

Удаление перманентного макияжа в области глаз тоже чревато неудачами. Здесь ко всему прочему зеленый цвет может попасть в отводящие лимфатические сосуды на висках.

Во время врачебных приемов мы, конечно, имеем дело с целой палитрой случаев, когда что-то пошло не так: либо когда кололи татуировку, либо когда пытались удалить неудавшийся шедевр.

На самом деле благом татуировки являются только в том случае, если они призваны закрывать некрасивые шрамы. Поскольку татуировки многим нравятся, а побочные явления весьма скверные, мой призыв к вам таков: «Think before you ink!» («Подумай, прежде чем разрисовывать себя!»)

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru