Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Второй подземный этаж: дерма

 

На минус втором уровне нашего гаража находится дерма, по-латыни Dermis. Мы с ней уже познакомились, когда говорили о рубцах и растяжках. Благодаря дерме наша кожа не только очень прочна, но и эластична. Кроме того, здесь находится система климат-контроля нашей кожи, впрочем, она играет важную роль и для всего организма. Дерму пронизывает гигантская сеть сосудов, наподобие проводов для подогрева пола; именно они, а конкретнее кровообращение в дерме, и регулируют теплоотдачу тела. Если требуется тело остудить, то потовые железы выведут влагу на поверхность кожи и обеспечат ее охлаждение через испарение. Если нужно согреть, то кожа переведет кровообращение на пониженную нагрузку и отведет тепло в глубины организма. Ну и, наконец, что немаловажно, в дерме находится важный наблюдательный пост нашей иммунной системы.

В отличие от тонкого эпидермиса, дерма имеет толщину почти два миллиметра, что придает нашей коже стабильность, ведь в дерме огромное количество волокон соединительных тканей. Это прочные, чрезвычайно устойчивые к разрыву белковые волокна. Вокруг них маленькими спиралями располагаются эластичные перекрывающие волокна; они позволяют коже возвращаться в исходную позицию всякий раз после того, как кожу заденут или растянут. К сожалению, с течением жизни кожа дряхлеет. С одной стороны, это связано с естественным процессом старения. Но с другой стороны, и с тем, что мы сами форсируем этот процесс, подвергая кожу ускоряющим старение факторам: находимся на солнце, посещаем солярий, курим, испытываем стресс, мало спим, неправильно питаемся и ведем малоподвижный образ жизни, из-за всего этого наши перекрывающие волокна быстро погибают.

Если вам за 35, а тем более если вы уже в пенсионном возрасте, всмотритесь в свое лицо и сравните его со своими ягодицами. В течение жизни ваше мягкое место, скорее всего, видело мало солнца (ну если только вы не увлекаетесь нудизмом и не злоупотребляете солярием). Если вы к тому же не дымите как паровоз, то на собственных ягодицах вы увидите следы естественного старения кожи. А вот лицо ваше с самого рождения регулярно находится на воздухе, где подвергается ультрафиолетовому излучению. По нему вы можете получить представление о том, что такое фотостарение.

 

Я часто вижу пациентов раздетыми и всегда удивляюсь огромной возрастной разнице кожи лица и ягодиц.

 

На ягодицах даже у старых людей кожа, как правило, довольно гладкая, без пятен и морщин. А вот лицо нередко уже после тридцати лет покрыто мелкими морщинами, позднее появляются еще и коричневые пятна, красные сеточки, складки; обвисшие, а порой даже откровенно висящие участки кожи. У того, кто с подросткового возраста не вылезает из солярия, кожа уже в тридцать лет может выглядеть как кожаный ботинок . Такая кожа существенно теряет в эластичности, она негибкая и утолщенная. В первую очередь это заметно по тонкой коже нижних век. Там она очень нежная, и разрушительные ультрафиолетовые лучи солнца и солярия проникают в нее глубже, чем в другие места.

 

Если вы хотите проверить, насколько еще эластична ваша кожа под глазами, проделайте следующий эксперимент (хотя, следует признать, он довольно безжалостный): оттяните нижнее веко вниз так, чтобы показался белок глазного яблока. А затем быстро отпустите. Ну и? Веко тут же возвращается на место и плотно прилегает к глазу? Тогда поздравляю, у вас еще все в порядке! Если же это происходит не сразу, а тем паче с задержкой в две или более секунды, тогда вы, вероятно, стали жертвой одного из ускоряющих старение факторов.

 

Наряду с функцией стабилизации температуры тела дерма выполняет еще массу задач: она снабжает кожу кислородом и питательными веществами, передает важную информацию нашему мозгу и поддерживает нашу иммунную систему.

 

Капилляры и надувные манжеты

 

Вам случалось когда-нибудь содрать кожу? Если да, то тогда вы могли наблюдать белый грубый слой с крошечными красными точками. Это и есть надрезанная, вскрытая дерма. Волнистые участки под базальной мембраной лежат открытыми, вместе с мельчайшими кровеносными сосудами – капиллярами. Представьте себе это в виде сети из разветвленных садовых шлангов.

 

Диаметр капилляров от пяти до десяти микрометров (десять микрометров соответствуют 0,01 мм); для сравнения, волос в среднем имеет диаметр 80 микрометров.

 

Некоторые из них полностью заполнены кровью, в других же крови меньше. Управляют всем этим хозяйством маленькие надувные подушки, они облегают сосуды наподобие манжет и таким образом регулируют количество жидкости в этих «шлангах». Манжеты открываются – кровь свободно и в достаточном количестве течет по сосудам. А надуваясь до своего полного объема, манжеты сужают проход в следующий «шланг» и препятствуют поступлению туда крови.

Самые мелкие из этих шлангов – капилляры. Капилляры соединяют подающие «шланги» – артерии – с выводящими «шлангами» – венами.

Артерии поставляют свежую светло-красную, обогащенную кислородом кровь из легких через сердце во все органы и в кожу. А затем капилляры транспортируют ее по отвесным петлям наверх в направлении эпидермиса и через мельчайшие отверстия выделяют в верхний слой кожи воду, кислород и питательные вещества: аминокислоты, микроэлементы, нейротрансмиттеры и витамины. Взамен они забирают и отводят оттуда двуокись углерода (углекислый газ) и продукты химического распада внутриклеточного обмена. Это как в стиральной машине, куда заливается чистая вода, а грязная в конце цикла сливается. Затем отработанная кровь попадает через вены к легким и к сердцу, где она вновь обогащается кислородом, а вредные остатки обезвреживаются печенью и почками.

Однако в некоторых ситуациях организму важнее защитить себя от холода или жары, чем заниматься питанием клеток кожи. Дело в том, что внутренняя температура тела должна всегда составлять примерно от 36,8 до 37 градусов по Цельсию, иначе у всего организма будут проблемы, органы не смогут правильно работать. Когда на улице очень жарко, нам грозит перегрев, когда холодно – переохлаждение. Поэтому мы должны быстро включить нашу эндогенную климатическую установку и в жару отдавать тепло, а в холод его экономить.

Для этого у нас в дерме есть маленькие термометры в виде особых нервных волокон, которые в зависимости от температуры передают соответственно убыстренные или замедленные импульсы через нервные волокна и спинной мозг в головной мозг. Мы можем чувствовать температуру через контакт с твердыми предметами, с воздухом или жидкостями: горячая сауна, холодная вода, теплое тело близкого человека, горячий ветер пустыни или теплые инфракрасные лучи солнечного света. У мозга есть термостат, он находится в гипоталамусе – центре управления температурой, сексом, кровообращением, едой, питьем и суточными ритмами. Он измеряет температуру поступающей крови и одновременно получает температурные сигналы от организма, в том числе и от кожи, а затем дает системе кровоснабжения кожи указание о необходимом количестве тепла.

 

Кожа зимой

 

Если в атмосфере холодно, то «манжеты» на капиллярах надуваются так сильно, что кровоток по капиллярам почти останавливается. Кровоснабжение кожи сокращается, поскольку кровь должна быть незамедлительно отведена назад, в глубины организма. Иначе есть опасность, что на поверхности тела она будет отдавать слишком много тепла, а температура тела, соответственно, значительно понизится. Получается, что в холод кожа меньше снабжается кислородом. Какое-то время она хорошо это переносит. Однако при экстремальном холоде выступающие части тела: нос, пальцы на руках и на ногах, а также уши – подвергаются немалой опасности.

 

Холодовое повреждение кожи наступает не только при минусовых температурах. Обморозиться можно уже при умеренных температурах в районе четырех градусов по Цельсию; такой нормальной температуры домашнего холодильника достаточно для существенного сокращения кровоснабжения кожи. Кожа воспаляется и набухает.

 

В принципе кожа вполне может приспосабливаться к холоду. Зимой она становится несколько суше, потому что теряет больше влаги в условиях отапливаемых помещений и сухости воздуха на улице. Не всегда нужно немедленно хвататься за крем, ну разве что если почувствуете, что кожа сама не справляется.

Если вы нанесли на кожу увлажняющий крем перед выходом на улицу, а там трескучий мороз, то вы рискуете обморозиться. Впрочем, обморозиться можно даже и при вышеупомянутых четырех градусах. Этому способствует высокое содержание влаги в креме.

Последствия могут ощущаться неделями: кожа затвердевает, что ужасно больно, появляются лилово-красные пятна и отеки в тканях. Так что, если в составе указана вода, или aqua, наносите такой крем по возможности только дома или когда тепло. При холодных погодных условиях лучше жирная мазь, не содержащая воду.

 

Увлажняющие кремы следует наносить только вечерами перед сном и только в том случае, если это действительно необходимо.

 

Я сознательно написала здесь слово «мазь». Ведь в кремах обычно содержится много воды, а в мазях ее почти нет.

Есть еще одна очень важная причина сухости кожи в холодное время года. У нас всего два источника кожного жира: жир рогового слоя и кожное сало сальных желез. Сальных желез много на голове, в ушах и на лице, причем на лице прежде всего в так называемой Т-зоне: лоб, нос, подбородок. Бедные несчастные губы содержат очень мало сальных желез и в экстренных случаях пользуются жиром из близрасположенных. Кожное сало ведет себя как сливочное масло. Когда тепло, сало по каплям выделяется из пор. И точно так же, как масло, которое при комнатных температурах хорошо размазывается, эти капельки распределяются по лицу, как по бутерброду. А вот при температурах домашнего холодильника кожное сало твердое. Зимой оно распределяется хуже, кожа высыхает, и прежде всего страдают губы: они больше не получают сала, а потому сохнут и трескаются. Если вы к тому же еще постоянно облизываете губы влажным языком, то пиши пропало, ибо тогда на губах еще меньше жира, поэтому и обморозить их намного проще.

Говорят, будто в холоде сальные железы перестают работать, но это не так. Сальные железы находятся все же глубоко в дерме, и производственный процесс там беспрепятственно продолжается. Об этом свидетельствует хотя бы тот факт, что акне зимой само по себе не проходит, равно как и себорейная экзема, а она возникает из-за повышенного выделения кожного сала. Наоборот, и акне, и экзема зимой как раз процветают, потому что нет солнца с его оказывающими противовоспалительное воздействие лучами. Ультрафиолетовое излучение способно во многих случаях играть роль кортизонового крема и купировать кожные воспаления. Этот эффект используют на Мертвом море и в медицинских кабинах с ультрафиолетовым светом, где лечат нейродермит и псориаз.

 

Лихорадочное кровоснабжение

 

При высоких температурах, например в сауне, терморецепторы сигнализируют: «Внимание! Опасность перегрева!», парасимпатическая нервная система активизируется, шлюзы-манжеты открываются, и кровь устремляется по сосудам в коже. Поэтому в жару мы краснеем, а после сауны на ногах часто возникают красные узоры в круглую сетку. Таким образом наше тело отдает тепло в окружающую среду, и одновременно активизируются потовые железы, создавая на поверхности кожи эффект охлаждения от испарения.

Кровоснабжение кожи усиливается не только от внешних температур, но и при внутренних воспалительных процессах. Это нужно для того, чтобы в горячую кризисную точку доставлялось больше клеток иммунной системы и антител. В результате воспаления выбрасываются нейротрансмиттеры, которые и передают сигнал о необходимости усиления кровоснабжения.

 

По кровоизлияниям в области головы опытные криминалисты и судебные медики могут определить, как была задушена жертва.

 

К сожалению, не всякие красные точки или зоны на коже столь же безобидны, как те, что возникают после сауны. Ведь иногда причина в выделениях крови: например, если вы аллергик и с вами случилась такая неприятность, как сильно токсичный укус насекомого, то аллергическая реакция приведет к внезапному образованию дырок в сосудах и кровь в небольших количествах может просочиться в дерму. Еще один пример – сильная рвота, вы головой вниз, и в голове возникает сильное давление, что тоже чревато подобными кровоизлияниями. Точечные кровоизлияния могут быть также сигналом тяжелого сосудистого воспаления, иммунной реакции или реакции на вирус, повлекшей повреждение сосудов, венозный застой в ногах или какую-либо иную форму избыточного давления.

 

Если вы обнаружили на своем теле покраснение и хотите выяснить, что это: безобидное усиление кровоснабжения или опасные выделения крови из сосудов, вы можете поступить так: возьмите прозрачное стекло и плотно прижмите его к покрасневшему месту на коже. Если покраснение отступит, то речь идет об усиленном кровоснабжении. Если оно не уходит, значит, выступила кровь, и вам стоит обратиться к врачу.

 

Лимфа – шпионская служба иммунной системы

Наряду с системой кровеносных сосудов (они играют роль эндогенной климатической установки) в дерме находится большая сеть лимфатических сверхтонких сосудов. Это шпионская сеть иммунной системы, которая при необходимости посылает разведывательные войска или откомандировывает срочные спецотряды.

Лимфа – это мутная желтоватая жидкость, она подается кровеносными сосудами и транспортирует по тканям белые кровяные тельца – боевые единицы нашего иммунитета, призванные противостоять врагу. Возбудители болезней подвергаются задержанию непосредственно на месте вторжения, т. е. на месте раны, и препровождаются на посты управления. Там, в лимфатических узлах, фагоциты и клетки-«убийцы» при помощи специальных боеприпасов – антител – пускают вражеских захватчиков в расход. Для обороны против врага мобилизуются целые армии лимфоцитов, их цель – как можно быстрее уничтожать новых подступающих захватчиков или же выводить их из строя уже на подходах к воротам инфекции.

 

Доброкачественные лимфоузлы сохраняют свою фасолевидную форму, и их можно двигать пальцами туда-сюда.

 

Лимфатические узлы, формой напоминающие фасолины, разбросаны по всему организму. Есть несколько крупных глубоко залегающих расположений плюс большое количество подкожных лимфоузлов. Когда лимфоузлы активизированы, человек может их почувствовать; в такие моменты они несколько увеличены и часто бывают болезненными. Хорошо прощупываются лимфоузлы за ушами, иногда в области подмышек. Кто бреет волосы в интимной зоне, тот может через микротравмы занести в ткань бактерии; паховые лимфоузлы их тут же уничтожают. В такие моменты паховые узлы легко прощупываются.

Случается, что в лимфатические узлы проникают странствующие раковые клетки; узлы фильтруют лимфу, так что злокачественные клетки могут там зависнуть, закрепиться и размножиться. Рассеянные раковые клетки и, конечно же, рак лимфатических желез обычно заметно увеличивают размер лимфоузлов. Поэтому многие, нащупав увеличенный узел, начинают беспокоиться.

 

Если увеличение лимфоузла не спадает дольше трех недель, надо обязательно показаться врачу.

 

На самом деле реактивное увеличение лимфатического узла – это дело хорошее. Ведь оно показывает, что организм дал здоровую ответную реакцию.

А вот раковые узлы, в отличие от здоровых, чаще имеют круглую форму, они не твердые и нечувствительны при нажатии, они, скорее, большие, мягкие и безболезненные.

 

Мозг нашей кожи: нервы, защитные рефлексы, боль и эрекция волос

Принцип действия детектора лжи – это наглядное свидетельство связи между кожей и нервной системой. Лгущий испытывает стресс. Даже если его лицо выражает безучастие и невинность, от стресса и страха он все же немного пропотеет, и это в момент изменит проводящую способность его кожи. Попался, голубчик!

Эта функциональная связь закладывается уже на эмбриональном этапе: кожа и нервная система развиваются из схожих клеточных слоев. Для новорожденного уже с самых первых минут жизни важен осязаемый контакт с окружающим миром.

 

В XIII веке кайзер Фридрих II проделал ужасный эксперимент: младенцев-сирот только кормили и мыли, но полностью лишали человеческого участия. Все они умирали от недостатка чувства защищенности, любви и кожного контакта. Сегодня мы знаем, как важен такой контакт для младенцев. К примеру, недоношенные дети лучше развиваются, если их не держать все время в инкубационном аппарате, а время от времени прикладывать к обнаженной коже родителей.

 

Почему так приятно, когда тебя гладят? Почему, если тихонько щекотать спину, по коже бегут мурашки? Почему легкое царапание или щипки, даже если они чуть болезненны, доставляют столько удовольствия?

Ответ таков: в нашей коже есть немного мозга . Большей частью он расположен на минус втором этаже, в дерме. Подслушивание, выведывание данных, передача сведений – все эти задачи выполняют нервные клетки, нервные волокна и нейротрансмиттеры – конструктивные элементы нашей нервной системы.

Нервная система состоит из центральной и периферической частей. Периферическая нервная система подразделяется на произвольную и непроизвольную вегетативную нервную систему. Эта последняя настолько непроизвольна (она неподвластна даже нашей воле), что ее еще называют автономной нервной системой (АНС). Она продолжает работать, даже когда человек в коме, управляя его дыханием, кровообращением, пищеварением, ритмами сна, потовыделением, диаметром зрачков, половыми органами и обменом веществ. В автономной нервной системе три компонента: симпатикус, парасимпатикус и нервная система внутренностных органов (в стенке желудочно-кишечного тракта). Симпатикус и парасимпатикус по сути антагонисты. Для симпатикуса важны достижения и темп, он круглые сутки начеку и всегда готов к бегству. Парасимпатикус, напротив, сторонник спокойствия: он за отдых, переваривание, расслабление.

В целом наша нервная система немного смахивает на коммутируемую схему. Нервные волокна – это электропроводка; центральная нервная система, наш мозг и спинной мозг – это коммутационный пункт. Спинной мозг вы можете себе представить в виде информационной магистрали, которая обеспечивает коммуникацию между мозгом и наружными постами: кожей и другими органами, мышцами, суставами, костями. В роли службы обеспечения всех этих постов, включая кожу, выступает периферийная нервная система.

Многими нашими действиями мозг управляет активно и осознанно, и многие ощущения мы также регистрируем сознательно. Умышленные движения рук или ног – это результат принятого мозгом решения. Наш коммутационный пункт что-то решает и посылает соответствующее предписание исполнительным органам. Скажем, если мы намерены пожать кому-то руку, ибо мозг счел это в данный момент вежливым и уместным, то мы открытым жестом протягиваем руку и пожимаем руку находящегося напротив нас человека.

Энергичным или деликатным будет рукопожатие, зависит от того, какое впечатление мы хотим произвести. Хорошо ли, правильно ли действует рука, об этом мозг, в свою очередь, судит по тому, комфортным ли получилось рукопожатие (то есть не доставило ли боли), хорошо ли это выглядело и, разумеется, достигнут ли желаемый эффект. Эту информацию он получает из разведданных, добытых сенсорами и замерными устройствами органов чувств, к которым в значительной степени относится и кожа.

Сенсоры есть повсюду в коже; благодаря маленьким чувствительным рецепторам она получает всевозможные данные из окружающей среды, отмечая раздражения, вызванные прикосновениями, нажатием, вибрацией, температурой и болью. При рукопожатии, например, мы чувствуем давление руки, которую пожимаем. Мы чувствуем вибрацию движения, мы чувствуем руку собеседника: сухая ли она, потная ли, липкая, холодная или теплая. Посредством разветвленной сети расположенных в дерме нервных волокон кожа передает всю эту информацию дальше – в центральную нервную систему. Там информация перерабатывается, и обратно в организм и кожу отсылаются реактивные импульсы. Когда мозг решает, что пожимать руку уже хватит, он кладет конец этому действию, отдавая приказ: «Миссия выполнена».

Итак, кожа и мозг состоят в очень тесном взаимодействии, сознательном и бессознательном. Наша вегетативная нервная система регулирует также расширение и сужение кровеносных сосудов в коже, поднимает волоски (эффект «гусиной кожи») и активирует наши потовые железы… и это лишь несколько примеров.

Но иногда у нас нет времени подключать большой мозг, ибо путь туда довольно долог. Пока он получит информацию и соответствующим образом среагирует, может оказаться уже поздно. Для этих случаев есть защитные рефлексы. Ими управляет непосредственно спинной мозг, ибо это намного быстрее. Защитные рефлексы вступают в силу, например, когда мы подавились: тут срабатывает кашлевой рефлекс, ну а при худших обстоятельствах может быть и рвотный. Или, скажем, в глаз угрожает попасть мошка – активируется мигательный рефлекс.

Наша кожа не могла бы находиться во всеоружии, не будь у нее на службе своего собственного очень важного защитного рефлекса – реакции отступления. Этот рефлекс срабатывает в жару и при боли. Боль выполняет очень важную для нашего организма сигнальную функцию. Кожа может почувствовать боль, вызванную жарой, холодом, травмой, кислотой, щелочью, давлением, растяжением, воспалением или ядами. Наши рецепторы боли не очень-то легко возбудимы, нужен довольно-таки сильный раздражитель, чтобы они сработали. Чувствительность рецепторов управляется находящимися в тканях нейротрансмиттерами: они ее регулируют и настраивают, то есть производят своего рода тюнинг.

 

Психика оценивает боль по своей собственной шкале, в зависимости от того, какой опыт она уже приобрела в течение жизни.

 

Когда на коже, в зубе или где-то еще в организме возникает воспаление, климат в тканях меняется в сторону кислотного, и в организм вбрасывается огромное количество нейротрансмиттеров. Это понижает наш болевой порог, то есть мы становимся еще восприимчивее к боли. Бывает, что болит все тело до кончиков волос, мы чувствуем боль в голове и ломоту в суставах. Во избежание дальнейшего ущерба организм призывает нас к постельному режиму и напоминает нам выделить время для лечения.

Стоит находящимся в коже сенсорам боли учуять опасность, как они в мгновение ока посылают предупреждения центральной нервной системе: «Внимание! На левом бедре боль!» или «Осторожно! Правой ладони грозит ожог!» Реакция наступает незамедлительно – мы отдергиваем руку, отскакиваем в сторону, увертываемся. Такая рефлекторная реакция происходит без вовлечения сознания. Срочное донесение о боли и опасности уже на уровне спинного мозга вызывает исключительно быструю реакцию отступления. И только потом информация достигает мозга, который может задуматься о дальнейших превентивных мерах и о том, как избежать опасности.

Когда речь идет о боли, тут вмешивается еще и психика.

Существует вполне реальная болевая память, хранящая прежний опыт. Человеку, долгое время переносившему сильные боли, будет достаточно сравнительно несильной боли, чтобы объявить мобилизацию по полной программе. Поэтому врачи, специализирующиеся на противоболевой терапии, рекомендуют не тянуть с приемом болеутоляющих средств до тех пор, пока иначе уже никак, а уже превентивно принять небольшую дозу лекарства, чтобы организм не получил нового опыта болевых ощущений. Так можно снизить риск того, что человек будет становиться все более восприимчивым к боли, прибегать ко все более мощным медицинским средствам, чтобы вообще хоть как-то унять боль.

Таким образом, пережитая боль, как телесная, так и душевная, оставляют своего рода невидимый шрам на нашей психике, боль ослабляет наш организм . При проработке болевых ощущений учитываются, в частности, уроки детства: чему человек научился у родителей, бабушек, дедушек или в детском саду. Была ли боль связана со страхом? Или под девизом «Настоящий индеец не ведает боли» от ребенка требовали, чтобы он ее скорее игнорировал? Очень важно, как внешний мир реагировал на детскую боль, получал ли ребенок после того, как столкнулся с болью, больше внимания, утешения и любви, чем в прочих эмоциональных диспозициях и ситуациях.

Врач часто становится свидетелем, как один и тот же болевой раздражитель, например инъекция, вызывает у пациентов совершенно разные реакции. Это зависит от типа характера: стоик, герой, комок нервов, истерик, мазохист, трусишка, а также от происхождения (в каждом обществе своя культура боли) и от индивидуальной отметки показателя уровня стресса. Терпимость к боли разнится очень существенно.

 

 Иногда именно сильные на вид мужчины с накачанными мышцами, татуировками и пирсингом оказываются особенно чувствительными к боли и могут потерять сознание всего лишь от укола шприцем.

 

Некоторым достаточно увидеть канюлю, чтобы запаниковать. Перед внутренним взором прокручиваются кадры, человек напряжен и ждет коварного укола. Вот сейчас, сейчас будет больно. Тут врач может прибегнуть к небольшой уловке: причинив себе боль, человек машинально трет или массирует больное место. На профессиональном языке это называют «друк-анестезией», то есть анестезией нажатием. Эффект от давления и трения на коже перекрывает раздражитель боли. И тогда боль ощущается не так сильно.

Я использую этот факт, когда делаю прививку или внутримышечный укол. Поскольку я предварительно немного защемляю между пальцами соответствующий участок кожи, то сам укол уже почти не ощущается, и пациенту кажется, будто у меня истинный талант делать уколы.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru