Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Головоломка "Зуб за зуб"

 

– Инспектор, Вы уверены, что этот стоматолог хороший? – в который раз спросил сержант Стоун, напряженно прислушиваясь к стонам и жужжанию, доносившимся из кабинета дантиста.

– Не уверен, – честно признался инспектор Шмидт, – комиссар Блейк посоветовал обратиться к нему, и у нас есть хорошая возможность узнать, как шеф к нам относится.

– Легко говорить, – проворчал Стоун, нервно дотрагиваясь до внушительного флюса на правой щеке, – Вам только пломбу поставить, а мне этот доктор Ригель, наверно, всю челюсть разворотит.

На несколько мгновений в кабинете воцарилась тишина.

– Слышите, – бодро заметил Шмидт, – пациент уже не кричит и не стонет. Значит, все нормально, и сейчас Ваша очередь.

– Что Вы, что Вы, инспектор! – в испуге замахал руками Стоун. – Только после Вас. Я уступаю старшим.

– Ну и что, что старший?! – запротестовал Шмидт. – Зато у Вас более серьезный случай. К тому же, – многозначительно добавил он, – пока меня будут лечить, с Вами может случиться какая-нибудь неприятность.

– Что Вы имеете в виду? – сразу побледнел Стоун.

Не успел инспектор ответить, как из кабинета дантиста донеслись жуткий крик и грохот падающего тела.

– Бедолага, – невозмутимо прокомментировал Шмидт и перекрестился. – Ну что ж, и такое бывает. Не зря говорят, что каждый хороший врач имеет свое собственное кладбище… Что с Вами, коллега?

Заметив, что побледневший Стоун находится в полуобморочном состоянии, инспектор поспешил приободрить его.

– Ну, ну, сержант, не расстраивайтесь.

В этот момент дверь кабинета распахнулась, в коридор выскочил какой-то человек с перекошенным от злости лицом и бросился к выходу. Когда занятый Стоуном инспектор оглянулся, он успел увидеть только мелькнувшие в конце коридора желтые кроссовки.

– Видите, этот пациент выжил и даже быстро пришел в себя, – успокоил Стоуна инспектор. – Странно, правда, что…

Не успел он договорить, как из кабинета выскочил сам доктор Ригель. Держась одной рукой за окровавленную челюсть, он – неожиданно тонко и шепеляво – закричал, обращаясь к сидящим в очереди сыщикам: – Посему Вы сидите? Этот бандит выбил мне два суба!

Стоун мгновенно пришел в себя. Обрадованный возможностью не идти на прием к дантисту, он тут же ринулся в погоню. Чуть поколебавшись, инспектор Шмидт поспешил следом. Через несколько минут преследователи были уже на улице.

– Вы случайно не видели, куда побежал мужчина в кроссовках, который только что выскочил отсюда? – спросил Шмидт у невозмутимого привратника, с важным и задумчивым видом созерцающего снующих перед ним людей.

– Он направился в баню на той стороне улицы, – даже не повернув головы в сторону инспектора, отозвался привратник.

При входе в приятном полумраке волнующе пахло пивом. Четверо мужчин, укрытых длинными махровыми полотенцами, расслаблялись после парилки. Один из них – с большим носом – играл партию в шахматы сам с собой, другой – похожий на спортсмена – читал газету, третий – бледнолицый – дремал, а четвертый – костлявый тип с изможденным лицом – вяло разглядывал внезапно появившихся сыщиков.

– Это он! – одновременно воскликнули Шмидт и Стоун, указывая пальцем на бледнолицего.

Еще через минуту инспектор Шмидт уже допрашивал не успевшего прийти в себя любителя банных процедур: – Буквально только что было совершено нападение на доктора Ригеля. У нас есть все основания подозревать в этом преступлении Вас.

– Меня?! – с удивлением спросил бледнолицый. – Да я первый раз слышу о таком. Да и вообще, я уже два года не был у стоматолога. Я их боюсь больше смерти!

– Я в этом не сомневаюсь, – согласился Шмидт. – И все-таки нам придется арестовать Вас.

Как инспектор догадался, кто именно из четырех мужчин преступник?


Ответ:

– Вот в этом я не сомневаюсь, – согласился Шмидт. – Откуда вы могли знать, что доктор Ригель – стоматолог?

– Какой же я простофиля! – от отчаяния бледнолицый даже стукнул себя по лбу. – Спалиться на такой мелочи! Да, – добавил он со вздохом, – я отомстил садисту Ригелю.

– Но за что? – одновременно спросили Шмидт и Стоун.

– Я почти час терпел издевательства Ригеля над одним зубом. Но когда он, покончив с ним и перейдя к другому, вырвал мне по ошибке не тот зуб, я уже не выдержал.

– Наверное, я его понимаю, – сочувственно произнес Стоун и повернулся к Шмидту. – А как Вы вычислили его в сауне?

– Это было очень просто. После парилки лицо не может быть бледным. Вы ведь тоже заметили этот нюанс с цветом лица?

– Я не смотрел на его лицо, – усмехнулся сержант, – этот чудак был единственным, кто сидел в кроссовках, все остальные были босиком.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru