Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Искусство правильно ударять. О тонкостях ударения

 

МукА (пшеничная, ржаная, овсяная) – мУка (страдание);

Орган (зрения, слуха, речи) – оргАн (музыкальный инструмент);

зАмок (рыцарский) – замОк (дверной);

пАрить (кого-то в бане) – парИть (в воздухе);

Атлас (географический) – атлАс (ткань).

Всем известны эти забавные пары. Омонимы (название происходит от двух греческих корней: «омос» – одинаковый, «нома» – имя) – разные по значению, но одинаковые по звучанию и написанию слова. Точнее, в данном случае речь идет об омографах – словах, одинаковых по написанию, но разных по звучанию и значению.

А поэтесса Марина Цветаева даже написала стихотворение, обыгрывающее одну из таких пар.

– «Все перемелется, будет мукОй!»

Люди утешены этой наукой.

Станет мукОю, что было тоской?

Нет, лучше мУкой!

Люди, поверьте: мы живы тоской!

Только в тоске мы победны над скукой.

Все перемелется? Будет мукОй?

Нет, лучше мУкой!

Но эти пары довольно «безобидны». Вряд ли кто-нибудь скажет: «Для теста нужны два стакана мУки» или «Граф вернулся в свой замОк». И едва ли кто-то попросит: «Сшейте мне платье из Атласа». Здесь допустить ошибку невозможно, если русский язык является для тебя родным.

Но встречаются и другие ситуации. Слово может иметь лишь одно значение (и одно ударение), но люди ошибаются в его произношении. Подобное происходит в двух случаях.

1. Если человек видел это слово написанным, но не слышал, как правильно оно произносится. Одна моя одноклассница очень долго полагала, что двух великих французских писателей зовут «СтЕндаль» и «ФлОбер» (она видела их фамилии на корешках книг). И только отважившись попросить книги у библиотекаря, узнала, что на самом деле это СтендАлдь и ФлобЕр.

2. Если человек много раз слышал слово, но его произносили неправильно. Тогда ошибка в буквальном смысле передается из уст в уста. Особенно в этом отношении не повезло слову «звонИть». Нет-нет, да и найдутся любители произносить его неправильно: сколько бы им не объясняли, что «в слове «звонИть» нет вОни», это помогает далеко не всегда.

* * *

В разных языках ударение регулируют разные правила. Иногда довольно простые. Например, во французском ударение падает, как правило, на последний произносимый слог, в польском – на предпоследний, а в финском – на первый. В испанском же оно «прыгает» – то на последний слог (если слово заканчивается на согласный звук), то на предпоследний (если слово заканчивается на гласный и на согласные ««n» или «s»). Таким образом, когда глагол меняется по лицам и числам, меняется и ударение. Например в слове tomAr (брать) ударение на последнем слоге. Но если мы говорим «Я беру» – «Yo tOmo», то ударение «перескакивает» на первый. Кроме того, испанский язык, как настоящий кабальеро, галантно ставит ударения и при письме, что помогает различить испанские омонимы. Например: «sí» – да, но «si» – если, «qué» – что (вопросительное местоимение), но «que» – что (союз).

А вот в шведском языке есть два типа ударения – динамическое (как в русском) и тоническое, которого в русском нет. Простое динамическое ударение стремится к первому слогу слова, а тоническое может падать на второй, предпоследний и последний и сопровождается повышением тона. Тогда слово становится похожим на двугорбого верблюда: один горбик пониже (тоническое ударение), другой – повыше (динамическое). Кроме того, существуют около дюжины правил, описывающих, в каких словах применяется только динамическое ударение, а в каких – и то и другое. Думаете: сложно? Но это ничто по сравнению с русским языком, где ударение может стоять как угодно. Причем как угодно языку, а вовсе не вам.

Ударение в русском языке может быть на любом слоге и в любой части слова. Кроме того, оно подвижно – в разных грамматических формах слова может переходить с одного слога на другой: головА, гОлову; принЯть, принялА, прИнято; вАжный, важнА, важнЫ и т. д.

Встречается в словах русского языка и второе, тоническое ударение – как в шведском. Его можно заметить в словах, с приставками «анти-», «меж-», «около-», «контр-», «сверх-», «супер-», «экс-» и других, а также в некоторых сложных словах – например, «клЯтвопреступлЕние», «кОнтратАка», «ОколозЕмный», «самолЁтостроЕние», «вОдонепроницАемый», «глАвврАч», «мЕжобластнОй», «мЕжреспубликАнский», «сУпероблОжка», «вИце-президЕнт», «Экс-чемпиОн» и т. д.

Больше того: с течением времени ударение может меняться. Например, в XIX и даже в начале XX века при спряжении глаголов на «-ить» ударение так и оставалось на последнем слоге. А сейчас грамотно будет сказать только «дАрит», «кОрмит», «пОит». А вот с многострадальным глаголом «звонИть» это превращение так и не произошло. Уж слишком неприятно звучит слово «звонит» с ударением на первом слоге.

И все же некоторые правила выделить можно.

1. Проще всего разобраться не с «исконно русскими» словами, а с… заимствованными из иностранных языков. Обычно мы произносим их с ударением в том же месте, где оно предусмотрено и в оригинале. Например слова «мАркетинг» и «мЕнеджмент» были заимствованы из английского языка, а «гравЁр», «диспансЕр», «жалюзИ», «каучУк», «партЕр», «пюпИтр», «шассИ» – из французского.

В словах, оканчивающихся на «-лог» (от греч. лОгос – «слово»), ударение падает, как правило, на последний слог: диалОг, каталОг, монолОг, некролОг.

Вот еще некоторые иностранные слова, в которых часто допускаются ошибки: агЕнт, алфавИт, апОкриф, апострОф, арЕст, асимметрИя, гЕнезис, гротЕсковый, дефИс, диАспора, диОптрИя, кАтАрсис, клобУк, коллАпс, коклЮш, мессИя, мимикрИя, оптОвый, платО, санитарИя, стАтус, статУт, табУ, тотЕм, факсИмиле, феЕрия, фенОмен, экспЕрт.

2. Допускаются вариации в некоторых зарубежных именах и фамилиях, где неправильное ударение закрепилось еще в XIX (а то и в XVIII) веке и стало традиционным. Можно говорить РЕмбрандт (как это имя произносят в Нидерландах), но можно и РембрАндт (как оно традиционно звучит в России); можно ЛИнкольн и ЛинкОльн, ДЭвид КОпперфилд и ДавИд КопперфИльд. Можно даже НьютОн, как в стихах Ломоносова:

О вы, которых ожидает

Отечество от недр своих

И видеть таковых желает,

Каких зовет от стран чужих,

О, ваши дни благословенны!

Дерзайте ныне ободренны

Раченьем вашим показать,

Что может собственных Платонов

И быстрых разумом НевтОнов

Российская земля рождать.

А можно, как у Самуила Маршака:

Был этот мир глубокой тьмой окутан.

Да будет свет! И вот явился НьЮтон.

Но сатана недолго ждал реванша.

Пришел Эйнштейн – и стало все, как раньше.

(Маршак перевел две эпиграммы. Одну – XVIII века, сочиненную Александром Поупом, другую – XX века, за авторством Джона Сквайра.)

Иногда омонимом является имя собственное, и ударение в нем зависит от значения слова. Например, имя первого президента США – Джордж ВАшингтон, но столица США, по традиции, называется ВашингтОном.

3. В словах, обозначающих меры длины и оканчивающиеся на «-метр», ударение падает на последний слог: «киломЕтр» (и ни в коем случае не килОметр), «сантимЕтр», «миллимЕтр», «децимЕтр».

4. В отглагольных существительных сохраняется то же место ударения, что в исходном глаголе, от которого они образованы: «исповЕдать – вероисповЕдание», «обеспЕчить – обеспЕчение».

5. В сложных словах со второй частью «-провод» при общем значении «приспособление для транспортировки какого-либо вещества или энергии» ударение падает на корень «вод»: «бензопровОд, водопровОд, мусоропровОд, светопровОд». Но: «электропрОвод, электропрИвод».

6. В глаголах, оканчивающиеся на «-ировАть» – в неопределенной форме, – ударение на последнем слоге: «бомбардировАть», «гравировАть», «премировАть», «сформировАть» и т. д. Но изменяя эти слова по родам и числам и образуя от них причастия, мы должны также менять место ударения – «бомбардирУю, бомбардирОвка»; «гравирУю, гравирОвка», «премирУю, премирОванный», «сформирУю, сформирОванный».

7. Во всех русских словах, в которых присутствует буква «ё», ударение обязательно падает на нее. Исключением являются заимствованные («флёрдорАнж») и сложные, составные слова («трёхъЯрусный» и др.).

Здесь я вынуждена написать: и так далее и тому подобное. Потому что на самом деле частных правил очень много – примерно столько же, сколько и исключений. Есть, к примеру, целая группа слов, в которых возможны два равноправных варианта ударения. Среди них: «джИнсовый» и «джинсОвый», «заИндевелый» и «заиндевЕлый», «комбАйнер» и «комбайнЁр», «металлургИя» и «металлУргия», «прОполис» и «пропОлис», «петлЯ» и «пЕтля», «ржАветь» и «ржавЕть», «сАжень» и «сажЕнь», «твОрог» и «творОг», «Августовский» и «августОвский», «берЁста» и «берестА», «рАкушка» и «ракУшка», «насторожЁнный» и «насторОженный».

Каков же выход? В книгах ударения, как правило, не проставляются, а своим ушам не всегда можно доверять. Остается одно: больше читать… словарей. В любом орфографическом словаре обязательно расставлены ударения. И если какое-то из них показалось вам странным или необычным, постарайтесь узнать, почему оно ставится именно так. Возможно, вас ждет открытие!

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru