Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

ЗАПАДНОЕ И СЕВЕРНОЕ ПРИЧЕРНОМОРЬЕ В ЭПОХУ АРХАИКИ

 

Население обширного припонтийского региона в раннем железном веке было крайне пестрым по своему этническому составу. Территорию от Северной Эгеиды до междуречья Дуная и Днестра занимали многочисленные фракийские племена, в степях Северного Причерноморья обитали киммерийцы, которых затем сменили скифы. Эти народности заселяли обширные пространства Юго-Восточной и Восточной Европы, то, по образному выражению Цицерона (О государстве, II, 4, 9), варварское поле, к которому как бы оказались пришиты прибрежные земли греческих колоний.

Фракийцы упоминаются уже в древнейших памятниках греческой литературы — поэмах Гомера. Героический эпос описывает суровость климата страны фракийцев с покрытыми снегом горными вершинами (Илиада, XIV, 227), неукротимый, жестокий нрав рожденных во Фракии богов Борея и особенно Ареса, которому не уступали в жестокости и его сыновья Ареады — мифические фракийские цари Ликург, Диомед и Терей (Илиада, VI, 130; IX, 5; XXI, 390 и след.; Одиссея, VIII, 361). В то же время гомеровские поэмы неоднократно воспевают богатства этой страны, особенно изобилие ее лошадьми (Илиада, X, 434 и след.; 558 и след.; XI, 222; XIII, 4), а также особое пристрастие к музыке обитателей фракийской земли, подарившей миру таких знаменитых певцов, как Тамирис, (Илиада, II, 595 и след.), Орфей и Евмолп.

 

Время окончательного сложения гомеровского эпоса принято относить к VIII-VII вв., хотя он и вобрал в себя многое от предшествующих «темных веков» и микенской цивилизации. Говорить же о появлении исторически известных фракийцев в Балкано-Дунайском регионе мы можем, видимо, не ранее начала железного века на данной территории, т.е. в IX-VIII вв. Переход к новой исторической эпохе в Юго-Западной Европе связывают с так называемым фракийским гальштаттом (ок. 600-550 гг.), соотносимым с гальштаттом С и конкретно с археологической культурой Басарабь и типологически с нею сходными. Эта культура (по-видимому, местного происхождения) уходит своими корнями в местные же культуры позднебронзового века.

Ее носители представляли собой оседлые племена, занимавшиеся земледелием и скотоводством. Поселения культуры Басарабь известны нескольких типов: открытые поселки, поселения с зольниками, наконец, укрепленные поселения, вокруг которых концентрировались неукрепленные. Основным типом жилищ были наземные легкие сооружения из деревянного каркаса, обмазанного глиной. На раннем этапе этой культуры орудия труда, оружие и украшения изготовлялись в основном из бронзы — железо лишь постепенно отвоевывало себе место в производстве. В погребальном обряде преобладало трупосожжение с бескурганным захоронением в урнах. Со временем появляются подкурганные погребения, для которых характерно вытянутое или скорченное трупоположение, с погребальным инвентарем, представленным бронзовыми и железными предметами украшений и, что особенно показательно, оружием. На фоне рядовых могил выделяются захоронения племенной аристократии с очень богатым погребальным инвентарем, даже с колесницами.

Наличие укрепленных поселений, выделение прослойки воинов и знати — свидетельства того, что племена, оставившие культуру фракийского гальштатта, находились на стадии перехода от первобытнообщинного к раннеклассовому обществу, когда постепенно набирали темпы процессы социальной стратификации — выделение среди рядовых общинников прослойки дружинников, племенной аристократии и вождей.

Античные письменные и нумизматические источники VI-V вв. сообщают нам названия многих фракийских племен и дают некоторое представление об их расселении. На северо-западе Эгеиды обитали бизалты, эдоны, одоманты, меды и сатры. К востоку от них междуречье Неста, Гебра и Тонза населяли бессы, киконы, сапеи и корпилы. Херсонес Фракийский заселяли долонки, выше которых располагались апсинты. Среднее течение Тонза занимало многочисленное племя одрисов, к востоку от которых юго-западное Черноморское побережье населяли асты и тины. Среднее течение Истра (Дуная) и его многочисленных притоков составляло зону обитания трибаллов, а в низовьях его Добруджу заселили кробизы и многолюдное могучее племя гетов, которые, ассимилируя другие фракийские племена, со второй половины VI в. до н.э. постепенно формируют своеобразную гето-дакийскую культуру. Процесс этнической интеграции и складывания племенных конфедераций не менее интенсивно протекал в VI в. и на юге Фракии. Ценнейшим источником здесь служат серебряные монеты, чеканившиеся целым рядом фракийских племен в позднеархаическую и классическую эпохи. С другой стороны, сами эмиссии серебра, призванного обслуживать потребности внутрифракийского рынка, — показатель уровня развития товарно-денежных отношений того времени.

Как южно-, так и северофракийские племена, будучи автохтонами, испытывали заметные культурные и политические влияния со стороны иллирийцев с юго-запада и киммерийцев, а затем скифов с северо-востока. Киммерийская проблема — одна из самых сложных в современной исторической науке, подобно «киммерийскому мраку», которым окружил их страну Гомер в «Одиссее». Киммерийцы упоминаются многими античными и восточными клинописными источниками, однако наиболее подробные и ценные сведения о них сообщает Геродот.

Известный по этим источникам исторический народ киммерийцев отождествляют с носителями позднесрубной археологической культуры на двух ее заключительных этапах — черногоровском и Новочеркасском (IX — середина VII в.). Это были кочевые, скорее всего, ираноязычные племена, занимавшие широкое пространство степей юга Восточной Европы от Днестро-Дунайского междуречья до берегов Керченского пролива, который по их имени получил название Боспора Киммерийского; именно здесь сохранилось наибольшее число связанных с этим этносом топонимов. Прародиной киммерийцев еще в позднебронзовом веке было Нижнее Поволжье, откуда они на стадии перехода к железу продвинулись в Северное Причерноморье.

Материальная культура киммерийцев известна по кладам бронзовых и железных изделий, а также по впускным и подкурганным захоронениям со скорченным или вытянутым на боку трупоположением. В качестве погребального инвентаря в могилы клали отлитые из бронзы или вырезанные из кости украшения, предметы конской упряжи, а также бронзовое и железное оружие. У киммерийских племен возникают ранние формы искусства: орнаментальные мотивы на украшениях, антропоморфные надгробные стелы с изображением оружия, единичные зооморфные сюжеты. Спиралевидный орнамент костяных лунниц может указывать на распространение солярных культов в религии киммерийцев.

Киммерийцы оказывали культурное воздействие на племена чернолесской культуры украинской Лесостепи, протомеотскую и кобанскую культуру Северного Кавказа, на носителей культуры фракийского гальштатта в современной Молдавии, Румынии и Болгарии. Все эти направления культурного влияния связаны отчасти с мирными контактами, отчасти с военными набегами на соседей, отчасти с переднеазиатскими походами киммерийцев. Согласно сведениям Геродота, вторгшиеся из Азии скифы вынудили киммерийцев оставить северочерноморские степи и вторгнуться в Переднюю Азию. В действительности речь может идти о еще более ранних походах киммерийцев с конца VIII в. до н.э.

В своем продвижении они нападали на Урарту, Ассирию, Каппадокию. Фригию, Мисию, Пафлагонию. Вифинию, Лидию, временами заключая с их правителями союзы. Известны имена их предводителей — царей Теушпы, Лигдамида (Тугдамме) и Шандакшатру. Вопреки сообщению Геродота о том, что киммерийцы двигались на восток, держась все время побережья Черного моря, можно предположить, что они использовали в разное время несколько как восточных, так и западных путей. Так, разрушительные набеги на ионийские полисы Малой Азии и Лидию в VII в. до н.э. были совершены, скорее всего, через фракийские земли в союзе с племенами треров, эдонов и, возможно, траллов. Эти рейды оставили заметные следы киммерийского влияния в материальной культуре Фракии. Память о киммерийских походах запечатлелась в малоазийской антропонимии и в более поздние времена.

Киммерийцев в степях юга европейской части СССР сменили скифы. Это наименование античными авторами прилагалось к обширной этнокультурной общности, которую составляли многочисленные, отличавшиеся друг от друга по своей языковой принадлежности и хозяйственному укладу племена степной, лесостепной и лесной зон Восточной Европы. В узком смысле этот этноним обозначал скифов-номадов, а еще более конкретно — господствовавших над остальными царских скифов. Вопрос о происхождении кочевых скифов остается остродискуссионным в науке. Из всех предложенных версий — автохтонное население северочерноморских степей, пришельцы из Передней Азии, переселенцы из Южной Сибири — наиболее убедительной в свете последних открытий на Алтае, в Туве и Казахстане выглядит последняя.

В первой половине VII в. до н.э. скифы-номады появляются на Северном Кавказе, где раскопками зафиксированы наиболее ранние их памятники, а чуть позже — к середине столетия — и в степях Северного Причерноморья. Из этих двух регионов они совершают спустя полвека вслед за киммерийцами походы на Ближний Восток, продвигаясь через Закавказье. Они, как и их предшественники, вошли в военное столкновение с Ассирией, а потом и с Мидией. Восточные и античные источники донесли до нас имена предводителей скифов в этих походах — царей Ишпакая, Партатуа (Прототия) и Мадия. По сведениям Геродота, они дошли даже до Палестины.

Сочинение Геродота — наиболее подробный и ценный источник по истории, социальному строю, культуре, религии и обычаях скифов и окружавших их племен. В нем сообщается, что после 28-летнего владычества над Азией скифы возвратились в Северное Причерноморье, где одолели своих рабов, вступивших за время их отсутствия в связь с их женами. В этом рассказе нашел отражение, по всей видимости, реальный факт подчинения царскими скифами других кочевых (а также, возможно, и оседлых) племен юга Восточной Европы. Согласуются с этим замечания Геродота, что царские скифы всех остальных скифов считают своими рабами, и Ксенофонта (Воспоминания о Сократе, II, 1, 10) о владычестве скифов над меотами.

Одной из самых спорных проблем скифологии продолжает оставаться наложение Геродотовой этногеографии Скифии на карту археологических культур Восточной Европы, очерченную современными исследованиями. Последняя вырисовывается в настоящее время в следующем виде. На широком пространстве степной зоны разбросаны курганы рядовых номадов, кочевнической аристократии и вождей; поселений здесь до сих пор не найдено, что ставит под сомнение присутствие в степях оседлого населения. В лесостепной зоне в среднем течении Днепра концентрируются городища и курганные могильники киевской группы памятников скифского типа, оставленных земледельческим населением. К западу от них, в междуречье Буга и Днестра, располагались земледельцы восточно- и западноподольской группы. К северу от них, на границе украинской лесостепи и лесной зоны, расселялись земледельческие племена волынской группы памятников, а к югу — молдавской. Бассейн р. Ворсклы занимала ворсклинская локальная группа, с которой на северо-западе граничил посульский локальный вариант культуры скифского типа. Наконец, в верховьях Северского Донца в Харьковской области концентрируются памятники южнодонецкой группы скифской лесостепи.

 

Геродот же рисует этногеографическую карту Скифии следующим образом. Выше эмпория борисфенитов (поселения на острове Березань) по Гипанису к западу от Борисфена обитают каллипиды, иначе эллино-скифы, над ними к северу — ализоны, еще выше — скифы-пахари, а еще севернее — невры. Каллипиды и ализоны по образу жизни подобны скифам, за исключением того, что они возделывают сельскохозяйственные культуры. По левому берегу Днепра, выше лесистой области Гилеи, обитают скифы-земледельцы, иначе борисфениты, к северу от которых, минуя безлюдное пространство, проживает нескифское племя андрофагов. К востоку от скифов-земледельцев располагаются земли скифов-кочевников, а еще далее, за р. Герр, находятся владения царских скифов. Севернее их обитает нескифское племя меланхленов, а если перейти р. Танаис, т.е., по понятиям древних, в Азию, то мы окажемся в землях савроматов, будинов, тиссагетов и иирков.

Все предпринятые до сего времени попытки совместить этногеографические показания Геродота с археологической картой нельзя считать целиком и полностью убедительными; то же относится и к попыткам этнолингвистического определения названных племен; с абсолютной уверенностью можно говорить лишь об ираноязычности скифов-кочевников, прежде всего скифов царских, а кроме того, савроматов. Не всегда однозначно определяется и хозяйственный уклад народов, которых охватывало географо-политическое понятие «Большая Скифия». Однако, несмотря на полиэтничность и разнообразие форм экономики, их роднит достаточно большое число сходных черт материальной культуры, искусства, религии, погребального обряда, чтобы можно было признать названную этнокультурную общность исторической реальностью.

К северу от лесостепных скифских племен обитали представители дьяковской культуры, прослеживаемой археологически начиная с VII-VI вв. Зона их расселения — Волго-Окское междуречье. Это были племена оседлых скотоводов и земледельцев, занимавшихся также охотой и рыболовством. Их памятники представлены укрепленными поселениями, расположенными на удобных мысах, защищенных с одной стороны самой природой, а с другой — рвом и валом. Характерный признак их культуры — так называемая текстильная керамика, изготовлявшаяся не на гончарном круге, а в особых тканых мешочках с последующей доработкой на гончарном столе. Об их религиозных представлениях можно судить по керамическим грузилам с точечным орнаментом или с изображением птиц, человеческих ликов и лошадей. Последние свидетельствуют о том, что основной отраслью их хозяйства было коневодство, что археологически документируется многочисленными костными остатками лошадей. По своему уровню дьяковские племена находились, по всей видимости, на стадии разложения родового обществ.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru