Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

НЭП

 

Актуальность темы исследования заключается в том, что на современном этапе развития общества, когда формируются рыночные отношения, когда важным становится понимание новой системы ценностей, которая касается товарно-денежных отношений, становится целесообразно проследить, какие этапы развития прошло наше государство в 20 веке. Последнее столетие было насыщено различными преобразованиями, которые коснулись всех сторон жизни, в том числе и экономического развития. Интересным становится тот факт, что в течение 20 века отношение к экономической сфере изменилось кардинальным образом: от тотального огосударствления до свободных рыночных отношений.

Ленинская революция предполагала всеобщую национализацию построения государства без рыночных отношений. В таком государстве каждый рабочий и каждый крестьянин мог, по мнению большевиков, управлять страной. Экономикой же страны в целом должны были управлять государство и коммунистическая партия. Однако эти светлые идеи вскоре были “задушены” начавшейся Гражданской войной. Что представляла собой экономика того периода? Ее можно определить одним словом: разруха. Старые экономические механизмы буржуазного государства были полностью разрушены. В ходе Гражданской войны полностью прекратились товарно-денежные отношения, были закрыты банки, и, что самое главное, отменены деньги. Единственным способом экономического урегулирования являлся принцип распределения. Такая ситуация продолжалась более двух лет, поэтому сложно предположить, чем закончилось бы развитие молодого Советского государства, если бы не окончание войны и, что главное,- осознание Лениным необходимости иной стратегии развития, которая впоследствии будет названа Новой Экономической Политикой. Руководитель коммунистической партии вопреки своим предыдущим убеждениям начинает говорить о допущении элементов капитализма в развитии Советской страны. Именно этот период развития нашего государства вызывает особый интерес, поскольку его можно назвать переломным. Именно тогда, на наш взгляд, зародились идеи прогрессивного пути развития страны. Формирование рынка, товарно-денежных отношений, открытие банков, стабилизация отечественной валюты, рождение заинтересованности в результатах своего труда- все это могло явиться основанием для благополучного развития государства. Однако появившиеся тогда возможности и перспективы были упущены по причине постоянно летавшей в воздухе идеи “свертывания НЭПа”.

Переход на новые рельсы заставил советский строй на протяжении года с лишним балансировать на краю пропасти. После победы в народных массах, которые во время войны шли за большевиками, исподволь нарастало разочарование. Для партии Ленина НЭП был отступлением, концом иллюзий, а в глазах противников - символом признания большевиками собственного банкротства и отказа от своих проектов.

 

Кризис 1921 года

 

С конца 1920 года положение правящей в России партии большевиков стало стремительно ухудшаться. Многомиллионное российское крестьянство, отстояв в боях с белогвардейцами и интервентами землю, все настойчивее выражало нежелание мириться с удушающей всякую хозяйственную инициативу экономической политикой большевиков.

Последние упорствовали, ибо не видели в своих действиях ничего ошибочного. Это понятно: ведь “военный коммунизм” расценивался ими не просто как сумма вынужденных войной чрезвычайных мер, но и как прорыв в правильном направлении - к созданию нетоварной, истинно социалистической экономики. Правда, большевики продвинулись к новой экономике по пути коренной ломки прежних рыночных структур намного дальше и быстрее, чем планировалось первоначально, и объясняли это тем, что буржуазия сопротивлялась по-военному, и необходимо было ради защиты революции немедленно лишить ее экономического могущества. В новых же, мирных условиях, крестьянам следовало набраться терпения, исправно поставлять в город хлеб по продразверстке, а власть “разверстает его по заводам и фабрикам”, оперативно восстановит на этой основе почти полностью разрушенную за годы лихолетья промышленность, вернет крестьянству долг, и тогда-то, по словам Ленина, “выйдет у нас коммунистическое производство и распределение”.

В ответ один за другим в разных концах страны вспыхивают антиправительственные восстания крестьян. К весне 1921г. в рядах их участников насчитывалось уже около 200 тыс. человек. Недовольство перебросилось и в вооруженные силы. В марте с оружием в руках против коммунистов выступили матросы и красноармейцы Кронштадта- крупнейшей военно-морской базы Балтийского флота. В городах нарастала волна массовых забастовок и демонстраций рабочих.

В критической ситуации первой послевоенной весны руководство партии большевиков не дрогнуло. Оно хладнокровно бросило на подавление народных выступлений сотни тысяч штыков и сабель регулярной Красной Армии. Одновременно В.И.Ленин формирует два принципа “урока Кронштадта”. Первый из них гласил: “Только соглашение с крестьянством может спасти социалистическую революцию в России, пока не наступила революция в других странах”. Второй “урок” требовал ужесточить “борьбу против меньшевиков, социалистов-революционеров, анархистов” и прочих оппозиционных сил с целью их полной и окончательной изоляции от масс.

В результате Советская Россия вступила в полосу мирного строительства с двумя расходящимися линиями внутренней политики. С одной стороны, началось переосмысление основ политики экономической, сопровождавшееся раскрепощением хозяйственной жизни страны от тотального государственного регулирования. С другой - в области собственно политической- “гайки” оставались туго закрученными, сохранялась окостенелость советской системы, придавленной железной пятой большевистской диктатуры, решительно пресекались любые попытки демократизировать общество, расширить гражданские права населения. В этом заключалось первое, общее по своему характеру, противоречие нэповского периода.

 

Переход к НЭПу:

 

Руководству РКП(б) стоило немалого труда убедить рядовых коммунистов в целесообразности нового экономического курса, встретившего на местах определенное противодействие. Практически во всех парторганизациях имели место случаи выхода из РКП(б) “за несогласие с НЭПом”.

Весьма распространенным было и мнение о тактическом смысле решений 10 съезда, якобы призванных в первую очередь стабилизировать политическую обстановку в стране; в этой связи совершенно стихийно было пущено в оборот выражение “экономический Брест”.

В связи с нарастанием недовольства со стороны “низов” РКП(б),ее Центральный Комитет решил созвать в мае 1921г. экстренную Всероссийскую партконференцию. В своих выступлениях на конференции В.И.Ленин доказывал неизбежность новой экономической политики, подтвердив, что она вводится “всерьез и надолго”, на 5-10 лет.

Поворот РКП(б) в сторону НЭПа вызвал во всем мире определенные надежды на либерализацию советского режима, которые усиленно подогревались эмигрировавшими из России кадетами, меньшевиками, эсерами. Например, по мнению редакции меньшевистского “Социалистического Вестника”, издававшегося в Берлине, “Кто сказал “А”, должен сказать “Б”. Новую, рассчитанную на подъем производительных сил, рациональную экономическую политику нельзя ввести государственным аппаратом и методами, приспособленными к экономической катастрофе”.

Введение НЭПа ничуть не ограничило политический террор РКП(б) по отношению к реальной и потенциальной оппозиции, препятствуя тем самым политическому оформлению стихийного стремления трудящихся города и деревни к демократическим правам и свободам. Сказав “А”, то есть допустив известную экономическую свободу, РКП(б) не намеревалось говорить “Б”, то есть ограничивать свои притязания на монополию власти, информации и т.д. “Мы самоубийством кончать не желаем и поэтому этого не сделаем”,- твердо заявлял по этому поводу В.И.Ленин.

С введением НЭПа, но уже по другим причинам, резко усилилось подавление инакомыслия и в рядах самой партии. Речь идет о сильных антинэповских настроениях в РКП(б), которые угрожали отходом от нее уверовавших в идеалы “потребительского коммунизма” определенной части рабочего класса и мещанства. Так, в мае 1921 года органами ВЧК была перехвачена листовка с сообщением об образовании группы “активных революционных рабочих Москвы”, которая задалась целью добиваться освобождения трудящихся города и деревни “как от ига буржуазного, так и от государственного капитализма”. Даже в коммунистической верхушке профессионального движения зрело глухое недовольство мероприятиями НЭПа, которое прорвалось наружу во время 4-го съезда профсоюзов.

Не меньше опасения руководству РКП(б) должно было внушать и сильное тяготение части членов партии к НЭПу в форме частнопредпринимательской деятельности, также чреватое отступлением от “чистоты” ее классовых принципов. В этой связи крайне любопытно постановление Оргбюро ЦК РКП(б) 9 сентября 1921г. о недопустимости участия коммунистов в организации и деятельности артелей на правах владельцев или арендаторов средств производства, и совершенно категорически отказывалось в праве участия “в каких бы то ни было частнохозяйственных организациях, носящих явно выраженный профессионально-торговый характер”. Допускались высокие оклады, гонорары и другие формы.

Резолюция 10 Съезда РКП(б) “О единстве партии”, принятая применительно к донэповскому еще периоду крайнего обострения фракционной борьбы, теперь, в условиях НЭПа, стала по воле ЦК и самого В.И.Ленина выполнять функцию сдерживания слишком горячих антинэновских и пронеповсих настроений членов единственной правящей партии. Резолюция запрещала не только “неделовую и фракционную критику” в адрес партийных органов, но и даже возможность коллективных мнений на основе определенной политической платформы.

Мало кто из тогдашних инакомыслящих (в смысле антибюрократических настроений) коммунистов осознавал глубокую органическую зависимость между антидемократическим устройством Советского государства и ограничением внутрипартийной демократии. Не изменил своего отношения к данному вопросу и В.И.Ленин. В своих последних статьях и письмах он лишь высказывался за сохранение “устойчивости” руководящей партийной группы при помощи увеличения количества голосов ЦК РКП(б) до 50-100 человек, чтобы, по его словам, “конфликты небольших частей ЦК” не получили “слишком непомерное значение для всех судеб партии”.

 

Точки зрения на НЭП (Сталина, Ленина)
 

Историки и публицисты, которые обращаются к нэповской тематике, любят прибегать к метафорам и сравнениям. Одно время на слуху постоянно были ленинские слова о восходительстве на очень крутую и высокую, никем не исследованную гору (видимо, имеется в виду движение к коммунизму), восходителе, который забрел в тупик и которому надо отступить, чтобы начать все сызнова, начать поиск других путей к “вершине”. Здесь коренится трактовка НЭПа, как отступление в стратегии социалистического и коммунистического строительства, наиболее последовательно выраженная Сталиным: “НЭП - особая политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капиталистических элементов при наличии командных высот у пролетарского государства, рассчитанная на борьбу капиталистических и социалистических элементов в ущерб элементам капиталистическим, рассчитанная на победу социалистических элементов над капиталистическими, рассчитанная на уничтожение классов, на построение фундамента социалистической экономики”.

Цитата представляет собой типичный образчик сталинской одномерной “творческой мысли”, которая как бы “топчется” на одном месте, переваривая сказанное, и медленными толчками продвигается вперед. Тем не менее в ней отражен в сущности тот взгляд на НЭП, который до сих пор бытует во многих исторических трудах.

Но, прежде, чем говорить о “восходительстве” и “особой политике”, наверное, стоит напомнить еще одну метафору, использованную Лениным, в которой он сравнивает страну после Гражданской войны с избитым до полусмерти, тяжелобольным человеком. Как известно, такой человек думает больше не о “восхождении”, а о “лекарстве”, которое поставило бы его на ноги. Новая экономическая политика, безусловно, явилась тем лекарством, которое позволило восстановить народное хозяйство, обрести относительную внутреннюю стабильность в стране или, как чаще сегодня говорят, “неустойчивое равновесие”, после чего на повестку дня снова всплыл вопрос о “штурме высот социализма”. Поэтому на НЭП нужно взглянуть, прежде всего, как на “лекарство”, как на средство, позволившее выйти из тяжелой кризисной ситуации.

Первый вопрос - откуда появилась идея НЭПа? Авторами идеи считали себя многие, в том числе, и в стане большевистских лидеров, а ее творцом долгое время признавали Ленина. В 1921г. Ленин в брошюре “О продналоге” писал, что принципы НЭПа были разработаны им еще весной 1918г. в работе “очередные задачи Советской власти”. Определенная “перекличка” между идеями 1918 и 1921гг., конечно, есть. Это становится очевидным при учете сказанного Лениным о многоукладности экономики страны и политики государства по отношению к отдельным укладам. И все же бросается в глаза разная расстановка акцентов, на которую (возможно, умышленно) не обратил внимания сам Ленин. Если в 1918г. предполагалось строить социализм путем максимальной поддержки и укрепления социалистического   (государственного) сектора наряду с использованием элементов государственного капитализма при противостоянии частному капиталу и “мелкобуржуазной стихии”, то теперь говорится о необходимости привлечь для нужд восстановления (а позже и строительства нового общества) другие формы и уклады. Осенью 1921г. Ленин пишет: “Не дадим себя во власть “социализму чувства” или старорусскому, полубарскому, полумужицкому, патриархальному настроению, которому свойственно безотчетное пренебрежение к торговле. Всеми и всякими экономически-переходными формами позволительно пользоваться и надо уметь пользоваться, раз является в том надобность, для укрепления связи крестьянства с пролетариатом, для немедленного оживления народного хозяйства в разоренной и измученной стране, для подъема промышленности, для облегчения дальнейших, более широких и глубоких мер, как-то: электрификация”. Последний лейтмотив звучит в его поздних трудах все более явственно и отчетливо, несмотря на продолжающуюся риторику о “вынужденном отступлении”.

Большевикам было откуда подчеркнуть представление о том, как нужно перестраивать экономику. На вооружение были взяты идеи стимулирования сельскохозяйственного производства с помощью дифференцированного налогообложения, кооперирования системы сбыта и снабжения, поощрения торговли и обмена для расширения внутреннего и внешнего рынка, стабилизация валюты в интересах повышения уровня жизни населения, демонополизации управления промышленностью и частной ее денационализации. Однако, и в этом существенное отличие реформ периода НЭПа от прежних и последующих, не особенно доверяя своим знаниям и опыту практических дел, накопленному в “героический период”, большевистское руководство широко привлекало к экономическим мероприятиям “буржуазных специалистов”. Почти при каждом органе управления: при ВСНХ, Госплане, Наркомфине- существовала разветвленная система учреждений, вырабатывающих научно обоснованную и достаточно взвешенную хозяйственную политику.

 

НЭП в действии:

В сельском хозяйстве

 

Урожая 1921г. ждали с надеждой - в прошлом году плохо родило, думали теперь дела поправить. Да и власть, Ленин налог скостили, торговлю позволили. Новая жизнь начиналась на своей вольной земле. Ожидания не сбылись...

Голод 1921г. Сначала засуха, а потом страшный голод обрушились на страну, захватив Поволжье, Приуралье, Казахстан, Западную Сибирь. Именно здесь несколько раз прошла коса войны, а сейчас голодало до 30млн. человек. Вымирали целые деревни, погибло свыше 1млн. человек, осиротело 2 млн. человек.

По сравнению с 1916г. поголовье рабочих лошадей в стране к 1922г. уменьшилось на треть, а число безлошадных хозяйств в РСФСР составило 37%.

Целая система мер предпринята руководством страны. Как они могла отразиться на сельском хозяйстве?

Важной предпосылкой развития землеустройства и улучшения землепользования являлось быстрое восстановление крестьянских хозяйств со значительными денежными поступлениями, втянутыми в товарно-денежные отношения. Выделение этой группы носило не столько характер классового расслоения, сколько отражало имущественную дифференциацию внутри крестьянства. Даже в 1927г., когда количество хозяйств предпринимательского типа достигло своего пика, их доля в общей численности сельских дворов равнялась всего 3,9%. Происходило размывание бедняцких слоев - одни земледельцы переходили в средние группы крестьянства, другие пролетаризировались. Почти исчезали беспосевные хозяйства, количество малоземельных сократилось в 2,5 раза, истончался слой крупнопосевных дворов. Основные силы крестьянства переливались в группу хозяйств с засевом 5-9 десятин. Отмечая нездоровую основу этого процесса, известный русский органик Н. Макаров характеризовал классовые изменения в среде крестьянства как «взбухание» середняцкой прослойки, которая выросла за 10 лет Советской власти втрое. Другой выдающийся экономист Н.Кондратьев также предостерегал от переоценки глубины дифференциации крестьянства. «Наше сельское хозяйство,- отмечал он в 1926г.- в общем еще настолько примитивно и бедно, насколько исчерпывается сплошной однородной необъятной массой распыленных и слабосильных хозяйств, что на основе этой ошибки легко находить кулаков там, где имеет место здоровый, энергичный слой крестьянских хозяйств с наиболее высокой производительностью труда и наиболее быстрым накоплением». Единоличное крестьянское хозяйство во второй половине 20-х гг. оставалось относительно слабым и неразвитым, полунатурально-потребительским. В 1927г. из 24-25млн. крестьянских дворов на каждый приходилось: 5-6 едоков, их которых двое- трое были работниками, 12 десятин земли, включая 4-5 га посевов, лошадь и одна-две коровы. Сельхозинвентарь был не богат: плуг, а то и соха, деревянная борона, серп и коса. Жнейки и другие сельхозмашины имели лишь 15% единоличников, а набор сельхозмашин имелся всего лишь у 1-2% крестьянских хозяйств. Урожайность обычно не превышала 7-8 центнеров с гектара, товарность колебалась у отметки в 20%. Каждый занятый в сельском хозяйстве, кроме себя, мог прокормить только одного человека. В последние годы НЭПа(1925-1928гг.) поголовье скота ежегодно увеличивалось примерно на 5%. В целом крестьянское хозяйство в 20-е годы далеко не исчерпало потенциала своего развития и при благоприятных социально-экономических условиях могло прибавить к своему валовому производству около 25%. Определенный оптимизм порождал в оценках будущего 1926г.- самый хлебный год за весь послереволюционный период, когда было собрано 116,4 млн. центнеров зерна.

Крестьянское хозяйство медленно подтягивалось к показателям 1913г. Десятилетие Октябрьского переворота российское сельское хозяйство встречало с измельченными крестьянскими владениями, низким валовым доходом и ограниченной товарностью. Треть крестьянских хозяйств не имела достаточных средств производства - 28,3% дворов хозяйствовали без рабочего скота, а 31,6%- без пахотного инвентаря. Ежегодные приросты посевного клина с 1924г. неуклонно сокращались, общий размер посевных площадей в 1927г.(105,5 млн.дес.) был меньше дореволюционного(109 млн.дес. в 1913г.). С 1928г. рост посевов прекратился и началось сжатие площади засеваемых участков. Угодья использовались хуже, чем до войны: удельный вес земли под арендой снизился в 2,7 раза, доля хозяйств-арендаторов земли уменьшилась в 4,6 раза. Ограничение найма рабочей силы привело к умножению объемов использованного труда. В целом по оснащенности инвентарем, постройками, наличию рабочего скота среднее крестьянское хозяйство РСФСР находилось на уровне 60-80% от показателей 1913г.

 

Годы

Аграрная политика государства

 

1922

Национализация всей земли, запрет купли-продажи земли, разрешение аренды земли и использование наемного труда, принятие декрета о кредитной кооперации.

1923

Возвращение к принципу добровольного членства в кооперативах.

1924

Декрет о потребительской кооперации, создание центрального сельскохозяйственного банка.

 

1925

Увеличение сроков аренды и найма, снятие ограничений с торговли сельскохозяйственными товарами, формирование государственных фондов кооперативной бедноты.

 

НЭП в действии:

В промышленности
 

С введением НЭПа стали закрываться ранее национализированные заводы и фабрики. Речь шла об убыточных предприятиях. Некоторые из них передавались в аренду частным владельцам. В руках государства осталось не более трети предприятий. Это позволило обеспечить быстрый рост производства, прежде всего, легкой промышленности. Нерентабельные крупные заводы ( Путиловский, Сормовский, Брянский и др.) не были закрыты, так как их ликвидация подрывала политическую силу пролетариата и его кадры. Поэтому металлургия, топливная и энергетическая промышленность оставались на государственном снабжении, как и Наркомат путей сообщения.

Уже в 1924г. продукция крупной государственной промышленности выросла по сравнению с 1921г. в 2 раза, добыча угля и нефти- в 1,5 раза, выплавка чугуна- в 4 раза. Производство хлопчатобумажной пряжи- в 2 раза. Повысилась и выработка на одного рабочего. Что же заставляло рабочих трудиться и обеспечивало такой рывок с самого начала индустриализации?

Были отменены уравниловка и выдача заработной платы натурой. У рабочего появился стимул трудиться, за лучшую работу он получал больше. К 1925г. зарплата рабочих достигла довоенного уровня, но производительность труда росла быстрее - свободный человек трудился с полной отдачей.

Менялась система управления и организации промышленности. Вместо главков создавалась система трестов. Тресты переводились на хозрасчет, т.е. они сами планировали производство, распределение средств, расстановку кадров, проводили торговые операции между собой и на свободном рынке. Общую координацию осуществляли Высший совет народного хозяйства (ВСНХ) и Госплан.

Руководители: после смерти В.И.Ленина СНК возглавил Алексей Иванович Рыков, член Политбюро. Он умел работать с людьми, был человеком веселым и доступным. Никогда не делал того, в чем не убежден, никогда не шел против совести. В новых условиях, считал Рыков, следует побеждать не путем приказов, а путем улучшения работы.

Полностью с этим соглашался Ф.Э.Дзержинский, сменивший Рыкова в 1924г. на посту председателя ВСНХ и одновременно руководящий металлургией и машиностроением. Оба руководителя народного хозяйства страны на опыте 1923г. поняли, что постоянно развивать одну отрасль за счет другой невозможно. Тем более, говорил Дзержинский, «нельзя индустриализироваться, если говорить со страхом о благосостоянии деревни».

В 1926г. валовая продукция промышленности превысила довоенный уровень на 8%. Однако восстановлена в основном легкая и пищевая промышленность. С металлургией сложнее: в 1913г. выплавлено свыше 4млн.т. стали, в 1926г.- менее 3млн..

Социалистический сектор в промышленности составлял 80%, в торговле- 75%. Но страна по-прежнему оставалась аграрно-индустриальной: объем сельскохозяйственной и промышленной продукции равнялся 60 и 40% соответственно. Сложившиеся условия позволили выдвинуть в качестве непосредственной задачи индустриализацию – переустройство экономики на базе крупного машинного производства.

 

Курс на индустриализацию.

 

На XIV Съезде партии(1925г.) и Пленуме ЦК(апрель 1926г.) поставлена задача ускоренного развития промышленности. При этом отмечалось, что темпы роста будут ниже, чем в предыдущие годы(за 1923-1926гг. прирост составлял 22-29%), и отвергалось предложение о проведении индустриализации за счет крестьянства. Но где взять средства? Какие темпы развития оптимальны? Как его планировать? Оформились следующие подходы. Два подхода: Президиум ВСНХ, который после смерти Дзержинского возглавил В.В.Куйбышев, делал упор на первоочередное ускорение развития тяжелой промышленности, а внутри ее- на машиностроение и металлообработку. Весь план рассчитан на проведение индустриализации в кратчайшие сроки. При этом допускались временные нарушения пропорций из-за нехватки средств. В 1926г. Куйбышеву исполнилось всего 38 лет, из них 22 года он участвовал в революционном движении. После гражданской войны долгое время работал в руководстве профсоюзов, с 1923г. по 1926г. был председателем ЦК и наркомом РКИ.

 

 

НЭП в действии:

В социальной сфере

 

В 1920г. сражения регулярных армий ушли в прошлое. Но длившаяся в течение шести лет первая мировая и гражданская войны привели к страшным разрушениям. Промышленное производство в стране сократилось в сравнении с 1913г. в 7 раз, объем продукции сельского хозяйства составлял лишь 2/3 довоенного уровня. В результате эмиграции, эпидемий, голода Россия потеряла за 1914-1922г. по подсчетам ряда источников, до 25млн. человек. «Основное наше впечатление от положения в России - это картина колоссального непоправимого краха... История еще не знала такой грандиозной катастрофы»,- писал английский писатель- фантаст Г.Уэльс, посетивший Советскую Россию в 1920г.

Тяжелое положение страны было вызвано не только многолетней войной с неизбежными для нее потерями и разрушениями, но и политикой «военного коммунизма». Пока крестьянство боялось победы белых и возвращения помещиков, оно в какой-то мере мирилось с продразверсткой. Но с завершением основных сражений Гражданской войны прежняя политика вызывала все большие недовольства основных масс населения. Одним из первых среди большевистских лидеров это почувствовал Л.Троцкий, который еще в начале 1920г. предложил изменить продовольственную политику. Однако большинство партийного руководства во главе с Лениным отклонило эту инициативу и еще более года после этого продолжало пагубную политику.

Изменения стали возможны лишь тогда, когда страна была доведена до грани катастрофы, до полного развала экономики и всеобщего недовольства народа. Наиболее ярким выражением охватившего страну социально-политического кризиса стали массовые выступления крестьян, сначала в виде партизанских действий («бандитизма»), а затем и восстаний («мятежей»); одно из самых крупных восстаний вспыхнуло в Тамбовской губернии. В созданной здесь крестьянской армии во главе с Антоновым насчитывалось до 30тыс. человек. В Тамбовскую губернию срочно были направлены войска во главе с Тухачевским, которые широко практиковали массовые расстрелы.

Серьезную опасность для большевистского режима представляло растущее недовольство городского населения, особенно рабочих, считавшихся основной опорой существовавшей власти. Доведенные до отчаяния многолетним голодом, начали бастовать рабочие Москвы и Петрограда.

Кульминацией политического кризиса стало восстание моряков в Кронштадте, начавшееся в конце февраля 1921г. Восставшие протестовали против большевистского террора, требовали демократизации политического режима.

 

Отмена продразверстки:    

 

Подавляя «железной рукой» народное сопротивление, большевистское руководство все же осознало необходимость решительного изменения политики. Это произошло в марте 1921г. на X съезде Партии, который по предложению Ленина принял решение о замене продразверстки продналогом. Теперь государство забирало у крестьян не весь хлеб, а определенную твердоустановленную долю, оставшиеся продукты он мог продать.

Режим пошел на столь решительные преобразования вынужденно, в целях сохранения власти. При этом переход к новой экономической политике наталкивался на сопротивление значительной части коммунистов, которые видели в этом «предательство идеалов революции», «победу буржуев» и задавали вопрос «За что боролись?» Неприятие НЭПа коммунистами- фанатиками было настолько сильно, что некоторые из них кончали жизнь самоубийством в знак протеста против такой «измены делу коммунизма».

Неудивительно, что на грани катастрофы большевики пытались сохранить прежние порядки: свободная торговля в начале по-прежнему запрещалась. Теперь была выдвинута утопическая идея «товарообмена» промышленных товаров на сельскохозяйственные, минуя кооперацию. Таким образом, после стольких лет безумных экономических экспериментов, когда рыночные отношения выжигались «каменным жезлом», произошло вынужденное возвращение к элементарным нормам хозяйственной жизни.

Первые шаги НЭПа были омрачены страшной трагедией: в 1921-1922гг. голод поразил Поволжье, Приуралье, часть Северного Кавказа, Украины. 22 губернии с населением 23 млн. человек были обречены на невероятные муки. По некоторым подсчетам погибло около 5млн. человек.

Немалая часть голодающих была спасена от смерти благодаря помощи международной общественности, прежде всего по линии американской организации АРА. Весьма двусмысленной была в этой ситуации политика большевистского режима: развернув пропагандистскую кампанию за всенародную помощь голодающим, он стремился и в этой ситуации извлечь для себя политическую выгоду.

Но постепенно НЭП стал давать о себе знать: уже в 1922г. был получен неплохой урожай. Почувствовав хотя бы относительную свободу хозяйственной деятельности, крестьянство с огромным упорством стало возрождать хозяйство, расширять посевы. Характерно, что введение НЭПа дало весьма быстрые результаты. Этому благоприятствовало то, что трехлетняя политика военного коммунизма все же не смогла разрушить основы гражданского общества и его нравственные устои.

Вслед за отменой продразверстки большевистское государство вынуждено было отказаться от ряда других важнейших устоев «военного коммунизма». Развернулась частичная приватизация промышленности. В июле 1921г. издан декрет СНК, разрешающий сдачу в аренду государственных предприятий кооперативам и частным лицам. На 1 марта 1924г. было сдано в аренду 6481 предприятия. Важную роль в развитии экономики сыграло упорядочение денежного обращения (к тому времени для покупки коробка спичек порой приходилось нести мешок денег). В 1922г. началась денежная реформа. В обращение была выпущена устойчивая денежная единица - червонец, который обеспечивался золотом.

Изменилось положение государственной промышленности. Фабрики и заводы снимались с государственного содержания и переводились на хозяйственный расчет. Многие государственные предприятия, не приносящие прибыли, были закрыты. Это усиливало безработицу, рост которой стал одной из печальных сторон нэповской действительности. Таким образом, после переходя к НЭПу в нашей стране формировалась своеобразная «смешанная» экономика, в которой важнейшие позиции сохранялись за государством.

 

Противоречия и достижения НЭПа
 

Было бы неверным представлять развитие страны в период НЭПа в безоблачных тонах. Новая экономическая политика таила в себе глубокие противоречия. Основное из них состояло в том, что большевистский режим, сделав вынужденные уступки «частнику», сохранял в своих руках основные экономические и политические рычаги власти. Несмотря на введение «хозрасчета», оставалась бюрократическая система управления промышленностью. На всех руководящих постах стояли коммунисты, зачастую не обладающие необходимой компетентностью. Естественно, деятельность таких «руководителей» снижала эффективность работы государственной промышленности. Значительных расходов требовало и содержание этого многочисленного управленческого аппарата. Стремясь сохранить поддержку рабочих, режим искусственно устанавливал на государственных предприятиях относительно высокий уровень заработной платы, не соответствующий реальной производительности труда. Все эти факторы неизбежно вызывали рост себестоимости продукции. «Ножницы цен» стали постоянной чертой нэповской экономики и вызывали растущее недовольство крестьянства.

Другое важнейшее противоречие НЭПа состояло в том, что частные предприниматели и торговцы («нэпманы»), получив возможность заниматься соответствующей деятельностью, не обрели необходимых социальных и правовых гарантий. Они по-прежнему не имели избирательных прав, подвергались различным формам политической дискриминации. Их предприятия в любой момент могли быть конфискованы. Кроме того, уже вскоре после введения НЭПа, сочтя, что «частники» сделали свое дело, власти стали на путь их удушения непомерными налогами. Со своей стороны, «нэпманы», не чувствуя необходимой стабильности, опасались вкладывать капиталы в производство и предпочитали путь спекуляции, различных махинаций. Значительная же часть прибыли просто «прокучивалась». Это вызывало негативное отношение масс к «частникам», которое переносилось и на весть НЭП.

Не менее острыми противоречиями характеризовалось в период НЭПа развитие сельского хозяйства. Преодоление разрухи, хозяйственное возрождение деревни неминуемо вели к расслоению крестьянства. Ясно, что более эффективными и товарными были крупные крестьянские хозяйства. Между тем, несмотря на все «смягчения», режим продолжал преследование «кулаков» - их, в лучшем случае, до поры до времени просто терпели. «Кулаки» по-прежнему были лишены избирательных прав и подвергались разнообразным притеснениям. Поскольку крестьянство в массе своей бедствовало, а настоящих богачей было немного, местные власти и «активисты» расценивали малейшие признаки благосостояния, как основание для отнесения к кулакам. Хороший дом, сад, породистый скот, наконец, просто чистая одежда - всего этого нередко было достаточно для причисления к «кулачеству». Такой подход имел роковые последствия для миллионов крестьян позднее, в годы коллективизации, но его результаты были налицо уже и в период НЭПа.

В результате такой политики крестьянство лишалось стимулов труда: чем более трудолюбивым и умелым был хозяин, тем больше шансов он имел попасть в «кулаки». Многие приходили к выводу, что лучше быть «бедняком», поскольку эта категория населения считалась «опорой советской власти» и пользовалась различной помощью.

Во второй половине 20-х гг. 35% крестьянских хозяйств в качестве «бедняков» были освобождены от сельхозналога, основная его тяжесть ложилась на более зажиточных крестьян. Стремясь избежать непомерного налогового пресса, крепкие хозяйства дробились, искусственно превращаясь в «бедняков». В 20-е гг. темпы дробления крестьянских хозяйств были в 2 раза выше, чем до революции, что стало одной из важнейших причин падения товарности сельского хозяйства.

Соответственно, падал экспорт сельскохозяйственных продуктов, а следовательно, сокращались возможности импорта оборудования, необходимого для модернизации промышленности. В сравнении с 1909-1913гг. в 1925г. СССР смог ввезти в два раза меньше оборудования, чем дореволюционная Россия в 1913г.

Таким образом, как это ни парадоксально, к концу 20-х гг. значительная часть населения была недовольна НЭПом. Коммунисты и часть рабочих считали его «изменой революции», нэпманы и масса крестьян были недовольны недостаточностью уступок со стороны режима. Поэтому, когда Сталин встал на путь ликвидации НЭПа, он не встретил должного сопротивления.

 

Успехи НЭПа:

 

В условиях НЭПа восстановление экономики осуществлялось высокими темпами. Прирост промышленной продукции по отношению к предыдущему году составил в %: в 1921г. - 42,1; в 1922 - 30,7; в 1923 - 52,9; в 1924 - 16,4; в 1925 - 66,1; в 1926 - 43,2.

После преодоления последствий засухи и голода быстро восстанавливалось и сельское хозяйство. Уже в 1923г. площади посевов приблизились к довоенным. В 1925г. валовый сбор зерновых почти на 20,7% превысил среднегодовой сбор за 1909-1913гг. К 1927г. довоенный уровень был почти достигнут в животноводстве.

Долгое время считалось, что довоенный уровень экономики был восстановлен в середине 20-х гг.. Новейшие подсчеты историков показали, что в целом это произошло позднее - во второй половине десятилетия. Как бы то ни было, этот несомненно впечатляющий результат во многом обязан НЭПу.

Особенно важно, что в 20-е гг. в отличие от 30-х, экономический рост сопровождался быстрым и ощутимым повышением благосостояния людей. За короткое время жизнь страны резко изменилась к лучшему. Магазины и лавки были полны разнообразных продуктов, к услугам людей была масса различных мастерских, ресторанов и т.п.

 

 

Заключение
 

Проблема НЭПа- это, прежде всего, проблема удержания власти большевиками. В том, что Ленину удалось ввести НЭП, заключается его дальновидность, поскольку НЭП - это не только проблема власти, но и существенная корректировка взглядов на коммунизм. Вряд ли в 1917г. идея введения рыночных отношений, приватизации, привлечения иностранного капитала была бы предложена Лениным и одобрена большевиками. Однако прошло всего лишь 4 года (а это годы Гражданской войны), и идеи нового социализма стали реальностью. Что же нового предложил Ленин? Старые капиталистические отношения, построенные на неравенстве и выгоде, были искоренены, в то же время вождь вдруг предлагает реконструировать   рыночные отношения. Неудивительно, что в партии нашлось мало людей, которые поддержали новые ленинские проекты. Ленин умирает (1924г.), так и не узнав, чем закончится НЭП. Его соратники, которые воплощали экономическую политику в жизнь, стремились к постоянному и быстрому ее свертыванию. Они воспринимали НЭП, как временный период, как уступку капитализму.

Так чем же на самом деле был НЭП? Прежде всего, НЭП принес стабильность, нормализацию денежных отношений, свободу рынка, и самое главное - заинтересованность человека в результатах своего труда. НЭП позволил сформировать психологию собственника, которая отвечает своим имуществом за собственную жизнь. Именно этого всегда и не хватало, не хватает и сейчас нашей стране. Однако самое глобальное противоречие НЭПа заключается в том, что эта политика не породила стабильности в умах людей. Они работали в «никуда».

Двадцатые годы XX века бесспорно относятся к периоду социализма, но социализм этот был с капиталистическим лицом, а потому непонятно, к какому именно будущему стремились люди. Это будущее представлялось им разным. Собственники мечтали об экономической стабильности и безбедном существовании. Власть же стремилась к политической стабильности, и потому в ее планы ни в коей мере не входила самостоятельность и стабильность свободных тружеников. На обеспечение свободных людей сложно влиять, ими невозможно управлять.

По-видимому, поэтому большевики и свернули НЭП, хотя, на мой взгляд, перспективы НЭПа для благоденствия страны были не до конца исчерпаны.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru