Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

НЕАНДЕРТАЛЬЦЫ И КРОМАНЬОНЦЫ

 

Мы находим в земле вещи — различные орудия из камня — и по этим вещам восстанавливаем жизнь первобытных людей.

Люди ледникового периода не умели еще строить себе жилищ, но они нуждались в жилище, в защищенном месте, еще гораздо. Больше, чем теперь мы: ведь им грозили хищные звери. Кроме того, они страдали от холодов, поэтому они старались использовать естественные укрытия — пещеры.

Не надо думать, что люди тогда все время жили в пещерах. Нет, большую часть времени они, наверное, проводили на открытом воздухе. Но пещера была убежищем от всех опасностей.

Некоторые пещеры были особенно хорошо защищены, почти неприступны. Такие пещеры, особенно входы в них, защищенные скалистыми навесами, стали излюбленными стоянками людей тех времен. Иногда племя, заселявшее такую пещеру, покидало ее, переселялось в другие места, или оно вымирало без остатка. Пещера оставалась пустой.

Хищные звери охотно пользовались пещерами как берлогами. Пустующую пещеру заселял медведь или какой-нибудь другой зверь. Потом появлялось вновь племя людей, изгоняло зверя из облюбованного им жилища, поселялось вновь тут. Такие смены происходили много раз.

И все сменявшие друг друга поочередно жильцы оставляли в пещере какие-нибудь знаки, какие-нибудь следы своего пребывания. Одни, умирая, оставляли на дне пещеры свои кости, другие оставляли тут же остатки своей еды или свои вещи.

И, как всегда, все это наследство различных обитателей одной пещеры налегало слоями, накапливалось в конце концов целой толщей.

В Испании была открыта пещера, которая служила жилищем для самых различных человеческих племен в течение пятидесяти тысяч лет. Бесчисленное множество всяких остатков и обломков образовало тут огромную кучу, поднимающуюся от дна пещеры почти до самого ее свода, многослоистую кучу высотой в тринадцать с половиной метров.

Когда разрываешь такую кучу, совершаешь точно пробег по различным человеческим культурам, сменявшим друг друга. Каждые четверть сантиметра вглубь равны тут целому веку. Кто только в этой пещере не перебывал!

На самом дне пещеры залегают каменные топоры и скребки. Выше их на метр, — значит, вперед по времени на четыре тысячи лет, — лежат кости носорога и пещерного медведя. Еще на два метра выше — на восемь тысяч лет ближе к нам — мы снова находим орудия, но уже не похожие на те, что лежат на дне. Эти верхние орудия сделаны гораздо лучше, тут почти не попадаются топоры, зато много каменных ножей и сверл. Еще метр наверх — перед нами скелет ребенка. Вновь несколько метров наверх — мы видим кости северного оленя и сделанные из кости резцы. Выше и выше — все новые и новые вещи и скелеты, и, наконец, на самом верху мы находим небольшие треугольные кинжалы, сделанные уже не из камня, а из бронзы. Люди, которые обитали в этой пещере последними и оставили тут свои бронзовые кинжалы - эти люди жили всего две тысячи лет назад.

Уже беглый осмотр такой пещеры показывает, что каждому времени соответствует свой способ обработки камня, свой способ изготовления орудий. По этим способам обработки камня можно установить и развитие и образ жизни разных человеческих рас в разные времена, можно составить как бы лестницу культур, вернее — последовательных стадий человеческой культуры.

Такие отличающиеся друг от друга «культуры» получают обычно названия по имени тех местностей, где впервые находят пещеры, содержащие остатки такой «культуры».

Вот календарь этих ступеней культуры:

I — время простейших деревянных орудий и камней, так грубо отесанных, что их трудно отличить от природных, совсем не обработанных камней. До сих пор, однако, ученые не пришли к соглашению, действительно ли эти камни служат свидетельством человеческого труда. Начало этого времени мы указать точно не можем.

II — дошелльская культура (около 700 000 лет назад, время второго оледенения). Орудия того времени представляют собой просто слегка отесанные камни, чтобы их удобнее было держать в руке и чтобы другой их край был острым и годился для работы. Эти камни служили для охоты. ими также обрабатывали звериные шкуры, обстругивали деревянный дубинки, сдирали кору с деревьев, рубили мясо. Люди этого времени умели пользоваться и огнем.

III — шелльская культура (50 000—200 000 лет назад). Камни обрабатываются уже с обеих сторон и тщательнее, чем в предшествующие времена.

IV— ашельская культура (300 000—100 000 лет назад, время третьего оледенения) и V — мустьерская культура (время четвертого оледенения, 100 000 лет назад). От этих культур до нас дошли разнообразные каменные орудия — топоры, ножи, скребки. Во времена ашельской культуры уже жили в Европе неандертальские люди, и мустьерскую культуру создали именно они.

VI — ориньякская, VII — солютрейская, VIII — мадленская культура (50 000 — 25 000 лет назад). Эти культуры уже настолько сложны, что их не опишешь в нескольких словах. Мы скоро о них поговорим подробнее. Создателями этих культур были потомки неандертальцев — кроманьонские люди.

На этом мы прервем календарь культур. Двенадцать тысяч лет назад — это сравнительно уже недалеко от нас. В Египте и в Малой Азии люди в это время научились уже выплавлять медь. Пройдет еще немного тысяч лет — в Европе появятся деревянные жилища на сваях, а на Востоке возникнут могущественные государства...

Но вернемся назад. Вернемся ко временам четвертого оледенения, к мустьерской культуре и ее создателям — неандертальским людям. Как они выглядели, как они работали и жили?

Мы можем довольно точно представить себе неандертальцев: их скелеты во многих случаях дошли до нас целиком и изучены очень тщательно. .

Это были низкорослые сутулые люди с короткими ногами и с очень крупной головой на крепком туловище. Они были широкоплечи и сильны. Руки у них были короткие, с очень широкими кистями и толстыми пальцами. Большой палец у них отстоял так же, как у нас, но не был таким подвижным. Колени их были всегда чуть согнуты, и вполне выпрямиться неандертальские люди не могли. Жевательные мускулы их были гораздо сильнее наших, неандертальцы могли раскусывать такие сухожилия и хрящи, которые нам было бы не под силу раскусить.

В общем, это были не очень красивые, с нашей теперешней точки зрения, люди, но работоспособные и выносливые, это были такие люди, про которых в пословице говорится: «неладно скроен, да крепко сшит».

Неандертальцы жили в трудное и суровое время. Как раз началась новая волна холода, и великий ледник снова пополз во все стороны, захватывая всё новые и новые земли. Десятки тысяч лет властвовал над Европой ледник, и именно это время было временем неандертальских людей.

Холода заставили неандертальцев искать убежища. Все чаще и чаще налетали сырые ветры — дыхание ледников, — шли с севера низкие угрюмые облака, нависали туманы. И в какой-то день несколько семей неандертальцев впервые вошли в пещеру и стали жить тут. Начался долгий пещерный период жизни людей.

Но это было совсем не легким делом — завладеть пещерой. Звери еще раньше людей сделали пещеры своими жилищами. Они жили тут уже издавна. В одной пещере, например, было открыто восемьсот скелетов медведей.

Не одну битву выдержали неандертальцы, отвоевывая у зверей пещеры, и не одна тысяча людей погибла в этой войне со зверьми. Но люди все-таки победили.

И вот неандертальцы поселились в глубоких, темных пещерах, где гулко отдаются голоса, в пещерах под нависшими складками, куда ведет узкий крутой ход.

Хуже всего было то, что в пещеры проникала сырость. Когда наступала осень и начинались нескончаемые дожди, вода просачивалась сквозь известковый потолок и стекала по стенам пещеры. На костях неандертальских людей, которые мы выкапываем из земли, — да и не только на костях людей, но и на костях животных, — видны иногда опухоли и следы воспалений—следы болезней, порожденных сыростью.

В самые сырые периоды неандертальцы, вероятно, вынуждены были покидать свои пещеры. Впрочем, они и не жили в пещерах непрерывно. Пещера была только убежищем на случай опасности так сказать, крепостью неандертальцев. Они часто ее покидали, уходя на много дней на охоту.

На кого охотились неандертальцы? Ответ на это дают кости зверей, которые валяются до сих пор в пещерах неандертальцев, обглоданные и расщепленные кости. Мы находим тут чаще всего кости дикой лошади, первобытного быка, зубра, северного оленя. Но иногда неандертальцам приходилось схватываться и с гораздо более страшными противниками — с пещерным медведем или даже с мамонтом.

Трудно представить себе, как могли неандертальцы, вооруженные метательными камнями и копьями, победить такого толстокожего и могучего великана, как мамонт. Вероятно, они устраивали ловушки, рыли волчьи ямы. А главное — они были искусными и храбрыми охотниками.

Когда убивали большого зверя, его разрезали и несли тяжелее куски мяса в продовольственный склад — в пещеру. Начинался пир.

Больше всего неандертальцы любили костный мозг. Поэтому мы и находим теперь в пещерах так много расколотых вдоль звериных костей. Но и вообще свежее мясо было для людей тех времен лакомством: не всегда охоты были удачны, и иногда жестокий мороз и ослепляющий снег заставляли неандертальских охотников по неделям не выходить из пещеры. И тогда приходилось питаться лежалым мясом, попросту говоря, тухлыми мясом, которое так пахло, что мы бы, наверное, не решились и близко подойти к нему.

Пещерных людей этот запах, очевидно, не беспокоил. Около одной из стоянок неандертальцев была найдена огромная куча костей разных зверей, тут были остатки, примерно, двух тысяч зверей. Некоторые племена неандертальцев не брезгали и людоедством...

Мясо убитых животных шло на еду. Жир их, вероятно, шел на светильники (неандертальские люди уже пользовались светильниками), а шкуры на одежду.

Женщины выделывали шкуры и изготовляли одежды. Если была малейшая возможность, работали при свете солнца, вне пещеры. Но в пронизывающую стужу или дожди приходилось оставаться в пещере. Все племя тогда собиралось тут, греясь у костра, горящего у входа в пещеру. Время от времени кто-нибудь уходил в глубину пещеры, во мрак, чтобы принести оттуда валежника или немного сушеного мяса.

Мужчины, сидя на корточках, мастерили из камня себе оружие. Осколки камня осыпались, образуя справа и слева две маленькие кучки, это была любимая поза неандертальцев — сидеть на корточках, со слегка раздвинутыми коленями. Трещал и дымился костер, откуда-то издалека, из непроглядной темноты доносился вой хищных зверей, а люди работали, изредка переговариваясь между собой жестами или почти нечленораздельными звуками.

О чем они говорили? Мы не знаем. Но неандертальские люди уже могли говорить, хотя и плохо. Об этом мы можем судить по их черепу. Та часть мозга, с которой связана речь, у них была развита, хотя и слабо, по сравнению с мозгом теперешних людей.

Череп неандертальцев дает нам еще одно любопытное указание: левая половина мозга у неандертальца была развита сильнее, чем правая. Что это значит? Это значит, что у неандертальцев, как и у нас, правая рука была более ловкой, чем левая.

Неандертальцы были, вероятно, первыми людьми, которые стали хоронить покойников, а не просто бросать их на съедение хищным зверям. Мы находим скелеты неандертальцев, которым заботливо придано сидячее положение, скелеты, украшенные раковинами и окруженные каменными вещами...

Около полумиллиона лет длилась эпоха неандертальцев. Потом настает время господства новых людей — кроманьонцев, наших близких родственников.

То, что «новые люди» произошли, действительно, от неандертальских людей, подтверждается многими чертами сходства между теми и другими. В любой из рас нынешнего человечества имеются кое-какие неандертальские признаки.

Это же подтверждают и сделанные находки — Подкумская (в Пятигорске), Хвалынская и Сходненская. Исследование этих обломков показало: люди, которым принадлежали когда-то эти кости, походили по строению своего черепа одновременно и на неандертальцев и на кроманьонцев. Иными словами, это были уже не совсем неандертальцы, но вместе с тем они не стали еще настоящими кроманьонскими людьми.

Таким образом, мы как бы воочию видим превращение потомков неандертальцев в «новых», кроманьонских людей.

Кроманьонцы двинули человеческую культуру дальше. Они создали те формы культуры, которые зовут обычно ориньякской, солютрейской и мадленской.

Об этих культурах и людях, создавших их, мы можем судить уже не только по каменным орудиям. Люди, жившие сорок тысяч лет назад, оставили нам свидетельство о себе, которое не сгладилось и до сих пор: они оставили на стенах пещер свои рисунки.

Первые рисунки этих людей грубы и неумелы. Но потом они достригают большого мастерства. Пещерные художники не только разрисовывают стены пещер, — причем для нас удивительно, почему они часто выбирали глубинные части пещер, самые темные и неудобные для работы, — эти пещерные художники так же искусно вырезывали на оленьих рогах и на мамонтовых бивнях очертания зверей.

Если судить с теперешней нашей точки зрения, то страсть кроманьонцев к рисованию покажется, пожалуй, необычайной. Действительно, они были искусными художниками. Но все дело в том, что мы не должны навязывать людям, жившим десятки тысяч лет назад, наши нынешние убеждения и взгляды. Кроманьонцы придавали своим рисункам совсем особое значение. Для них рисование или резьба по кости были не развлечением, не искусством для искусства, а важнейшим занятием, связанным со всей их жизнью: кроманьонцы смотрели на рисунок как на своего рода заклинание, обеспечивающее успех в охоте. Поэтому и рисовали они обычно тех самых животных, на которых им приходилось охотиться.

Такое отношение к искусству как к колдовству или магии сохранялось до недавних пор у некоторых народов, например, у австралийских аборигенов. Перед тем как отправиться на охоту, австралийцы рисовали на земле изображения животного, метали в него свои копья, плясали и выкрикивали заклинания, надеясь, что это будет способствовать удачной охоте. Так же, вероятно, поступали кроманьонцы.

Как же жили кроманьонцы? И как они выглядели? Это были стройные, очень высокие люди. Они были такими высокими, что если бы поставить рядом с неандертальцем кроманьонца, неандерталец оказался бы ему по плечо. У кроманьонцев было широкое лицо с тонким орлиным носом и острым, выступающим вперед подбородком. По величине мозга кроманьонцы нисколько не уступали живущим сейчас людям, скорее даже превосходили нас. Но наиболее характерное для кроманьонцев — это удивительно длинные голени ног. Люди с такими ногами должны быть неутомимыми ходунами и бегунами.

У кроманьонцев, как и у нас, правая рука была развита лучше левой, но среди них были и левши.

В общем, это были сильные и, вероятно, красивые люди. Один ученый даже назвал кроманьонскую расу «самой прекрасной, какую когда-либо видел мир». Это, пожалуй, слишком рискованное утверждение: ведь все-таки мы никогда не видели ни одного живого кроманьонца и судим о них только по их скелетам.

Кроманьонцы оставили после себя не только свои скелеты, но и множество разнообразных орудий, рисунки, изображения, вырезанные на кости, вылепленные из глины фигурки. Но, как мы уже знаем, кроманьонские художники не рисовали портретов, они предпочитали изображать зверей, а не людей. В тех же человеческих фигурках, которые дошли до нас, лицо сделано так неясно, что его почти нельзя разобрать.

Но на стене одной пещеры в Пиренейских горах нашли, можно сказать, нечто, напоминающее фотографию: оттиски рук кроманьонских людей. Эти отпечатки рук делались, очевидно, таким способом: стена покрывалась черной и красной краской, а потом жители пещеры подходили к ней и прикладывали руки.

Отпечатки рук, принадлежащие людям, жившим около двадцати тысяч лет назад, очень загадочны: почти на всех руках не хватает передних суставов у нескольких пальцев. Было ли это уродство следствием несчастных случаев на охоте, или пальцы нарочно обрубались, — быть может, это считалось тогда красивым,—или же отпечатки принадлежат каким-нибудь пленникам, подвергавшимся такому жестокому наказанию, мы этого не знаем...

Кроманьонцы сделали не только большие успехи в обработке камня, они еще научились выделывать из кости разные гарпуны, шила, иглы, наконечники для стрел и копий. Некоторые вещи они делали не сами, а приобретали у соседних племен в обмен на выделанные ими вещи, — тогда уже была в ходу меновая торговля.

Среди кроманьонцев были очень талантливые художники. Они изобрели особый прием рисования: когда им нужно было нарисовать стадо бегущих оленей или табун диких лошадей, они вырисовывали тщательно только несколько передних животных, а остальных едва намечали штрихами и черточками, и такой рисунок действительно создает впечатление целого стада или табуна.

Рисунки на стенах пещеры покрывались обычно красками. Кроманьонцы приготовляли краски в каменных ступках и хранили их потом в узких трубках, сделанных из оленьей кости. Палитрой служила чаще всего тоже кость оленя, его лопатка. До нас дошла одна такая палитра, и на ней можно различить даже следы красной и желтой красок. Кроманьонские краски были очень прочны: некоторые картины в пещерах выглядят и сейчас так, как будто они были сделаны не много тысяч лет назад, а только вчера.

Вероятно, кроманьонцы раскрашивали и собственное тело в разные цвета. Даже покойнику они не забывали положить в могилу сосуд с красящим порошком.

Кроманьонцы жили во время отступания последнего ледника, в послеледниковый период, когда было холоднее, чем теперь.

Исчезли кроманьонцы в самом конце послеледникового периода, около двенадцати тысяч лет тому назад. Какая была причина их исчезновения, мы не знаем. Новые жители Европы и Азии имели уже прирученных животных—собак—и умели выделывать посуду из глины.

Все они принадлежали к тому же самому виду людей, к которому принадлежали кроманьонцы и принадлежим мы.

Конечно, на Земле было и остается много разных рас, но все эти расы — подразделения одного человеческого вида, и ни про какую из живущих сейчас на Земле рас нельзя сказать, что она совершеннее, выше других или, наоборот, ниже остальных…

Кроманьонская культура погибла, но на смену ей пришли другие культуры, а главное — холодная волна, захватившая чуть ли не всю Землю, постепенно слабела — ледники отступали.

Они отступали медленно, как бы с сожалением покидая захваченные земли. Иногда они останавливались, иногда даже делали попытки снова продвинуться вперед. Но, в общем, они отходили назад. И это отступление ледников снова меняло географическую карту.

В то время, когда в Европе жили кроманьонские люди, а может быть, и задолго до этого, страна, которую мы называем сейчас Египтом, отличалась влажным климатом, тут свирепствовали бури, часто шли ливни.

Потом климат изменился, и великая река Нил пересохла, потому что исчезли те реки в Абиссинии и центральной Африке, которые питали Нил водой. По древней Нильской долине текли тогда неизвестные нам реки, спускавшиеся с холмов вдоль Красного моря.

Когда ледники в Европе отступили, климат в Африке снова изменился. В Абиссинии наступил период дождей. Вода стекала с гор вниз, Нил снова наполнился водой и направил свои воды в Средиземное море. А в самой Нильской долине исчезли ее реки, стекавшие с холмов Красного моря, потому что на смену прежним ветрам пришел сухой северный ветер. Египет стал песчаной пустыней, которую пересекала узкой полосой плодородная долина Нила. Это случилось, примерно, четырнадцать тысяч лет тому назад.

И через несколько тысяч лет люди, жившие в Нильской долине, основали могущественное государство и создали культуру, которая превосходила все бывшие до тех пор культуры.

Прошло еще несколько тысяч лет, могущественные государства создались я в Малой Азии. Хаммурапи вырубил на камне клинописными знаками законы. А затем в Греции Гомер создал поэму о великих битвах и подвигах героев, поэму «Илиаду», дошедшую до нас...

Но эти времена изучают уже историки. И тут мы прервем наше путешествие по времени.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru