Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

История и география

znachСамое интересное, что о существовании этого пролива между Азией и некоей Большой Землёй, люди знали с незапамятных времён, но помещали его в самых неожиданных местах. История географических поисков пролива, который известен сегодня как Берингов, кратко и эмоционально изложена учёным и писателем С.Н. Марковым в его замечательной книге «Земной круг». Раздел её «Загадочный Аниан» приводится здесь с небольшими сокращениями:

«Древний римский географ Помпоний Мела говорил, что путь через Северный океан приводит в Восточное море, мимо земли, обращенной к востоку. За этой землей, за необитаемыми странами и областями возвышается мыс Табин. Он стоит у моря. Табин сделался хотя и призрачным, но все же путеводным маяком на пути в «Пряные страны».

Русские книжники, бывавшие в Западной Европе, познакомились с творением Помпония Мелы ещё по чёрному печатному изданию 1471 года. Но стоит помнить, что уже в первой половине XVI века на Руси появился перевод: «Космографiя Понъпонiя Меле»…

Сведениям Мелы не верили после устных рассказов русских о Югре. Но мыс Табин долго существовал в воображении иноземных ученых, хотя никто в точности не знал, где он находится. Древние помещали его сначала в Индийском океане, затем мыс-скиталец стал постепенно перемещаться на север и северо-восток…

Дмитрий Герасимов (русский учёный и дипломат, новгородец, посол Ивана III в странах Европы. – прим. авт.) ещё был жив, когда на картах мира явился пролив Аниан, и у космографов мира родилась догадка о том, что именно этим проливом можно пройти к берегам Америки, Китая, что Аниан – страж морского пути в Индию и к Пряным островам… В те годы составитель карты Московии космограф Баттиста Аньезе на своих чертежах уже постарался связать Атлантику с Восточным океаном, показав между ними на севере сплошную водную полосу.

В 1538 году Герард Меркатор первым провёл на всемирной карте раздельную черту между материками Азии и Америки, опровергая этим самым мнение о том, что Новый Свет является восточным полуостровом Азии.

Через два года Себастьян Мюнстер, издавая в Базеле творения Птолемея, нанес на карту пролив между Азией и Америкой. В то время Мюнстер имел под рукой «портоланы»—морские карты Баттисты Аньезе… В 1540 году широкий пролив между восточным берегом Азии и Америкой появился на одном из глобусов, изготовленных в Нюрнберге. Через два года испанец Мендоза Коронада – разумеется, без всякого успеха – отыскивал проход из Атлантики в Тихий океан.

«Открыл» Анианский пролив не кто иной, как Джакомо Гастальди, составитель «Новой карты Московии» 1548 года, выходец из Пьемонта, живший и Венеции. Он обозначил на карте 1562 года пролив между Азией и Америкой. Но в том же году Гастальди выпустил вторую карту мира, где уже никакого Аниана не было: Азия и Америка вновь соединялись в одно целое.

Заметим, что этот космограф кроме Аниана знал очертания Белого моря, Двины, Мезени, Печоры и Оби, лежавших на пути к мнимому Аниану. Минуло всего четыре года с того времени, как Гастальди открыл и тут же закрыл Аниан, а Болоннини Зальтерио выпустил в Венеции карту Северной Америки. На чертеже красовался узкий пролив, отделявший Америку от Азии.

Зальтериева карта в своё время была открыта в «Германском музеуме» в Нюрнберге. Герард Меркатор в 1569 году на карте всего света изобразил и Аниан и мыс Табин.

«Зрелище вселенной» – так назывался атлас Абрагама Ортелия, выпущенный в 1570 году. На одной из карт мы видим мыс Табин с выступом, обращенным на северо-запад, а восточное Табина—Strefto di Anian – пролив Аниан.

По проливу под всеми парусами плывет двухмачтовый корабль. Ещё восточнее простирается край огромной земли с надписью «часть Америки или Нового Света». Называется карта эта «Изображение Татарии или царства великого хана». Ортелий помещал Аниан под 60° северной широты. Карта Ортелия считается в то же время одним из первых чертежей Сибири. Космограф знал и о Новой Земле: он положил ее на всемирную карту в виде огромного острова».

В работах историков путешествий нет сведений о том, знал ли Семен Дежнев о картах Помпония Мелы и таинственном Аниане – предполагаемом проливе между Азией и Америкой. Но тот факт, что этой информацией обладали еще русские книжники и дипломаты ХV века, позволяет допустить, что Дежнев и Попов сделали открытие не случайно. Однако пролив пока не был нанесён на официальную географическую карту. Организаторы Великой Северной экспедиции следовали, похоже, русскому правилу: семь раз отмерь, один раз отрежь. И поэтому снова и снова проверяли, действительно ли между Азией и Америкой – широкая полоса морской воды.

И пролив между Азией и Америкой ждал своего часа. Его предстояло не только заново и не раз пройти, но также обследовать, описать, нанести на карту и дать официальное наименование. Всё это было сделано уже в другую эпоху, накрепко связанную с именем первого русского императора Петра I Великого. Эта эпоха вошла в историю не только реформами Петра, но также множеством научных и промышленных экспедиций, приведших к выдающимся географическим открытиям.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru