Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Амурские походы Ерофея Хабарова

znachЕрофей Павлович Хабаров, по прозвищу Святитский (а может быть, наоборот), годы жизни 1603–1671, русский предприниматель и землепроходец. В 1649–1653 годах совершил несколько плаваний по Амуру. Составил карту – «Чертёж реке Амуру». Один из тех пассионариев, чьими силами приамурские земли стали частью территории России.

Жизнь и судьбу Ерофея Хабарова, крестьянина из-под Устюга Великого, захватила мощная стихия русского движения на восток.

Когда вполне зажиточные и вольные хлебопашцы Вологодчины, рыбаки и охотники Поморья, ищущие богатства и приключений казаки с Волги и Дона устремились за Каменный Пояс, к таёжным рекам Восточной Сибири, мог ли оставаться на месте коренной устюжанин «Ярофейко Святитский»? Это ведь его предки-ушкуйники ещё двести-триста лет назад ходили ватагами по Волге и Каме, иногда объединяясь с такими же разбойными людьми из Новгородских, Вятских, Костромских земель, чтобы захватывать города Золотой Орды, не исключая самого Сарая, и отбирать у ордынских мурз и ханов разнообразное добро, взятое ими в Московских владениях…

В 1628 году Хабаров, оставив семью и немалое хозяйство, прибыл на берега Енисея. Здесь он быстро освоил местные земли под хлебопашество, занимался торговлей. Какое-то время служил в Енисейске. Как пишет С.Н. Марков, «после хождения к Мангазее и Таймыру Хабаров с братом Никифором возвратились 6ыло в Устюг Великий, но вскоре, помолившись Прокопию Праведному, подались в Сибирь снова. Они шли вслед за толпой вологодских и устюжских переселенцев, которых гнали по царскому указу вместе с двинскими девками, предназначенными в жены енисейским и ленским стрельцам. Хлебопашцем Хабаров не стал, зато ему повезло на берегах кутского соленого озера. Он быстро богател». Услышав от бывалых людей о таёжных богатствах на берегах Лены, набрал отряд охочих людей, получил из казны необходимые припасы и устремился на новые места. Выданная ему грамота гласила: «Отпущен из Енисейского острога на Лену-реку промышленный человек Ерофейко Павлов Хабаров устюжанин».

Сначала он лет семь скитался по притокам большой реки, занимаясь пушным промыслом. В 1639 году Хабаров осел в устье Куты, где со дна небольшого озера били соляные ключи, засеял участок земли, поставил на озере колодцы и варницы – а нехитрую технологию солеварения он усвоил ещё у себя на родине – в Устюге, Тотьме и Соли Вычегодской. Начал торговать хлебом, солью и другими товарами, а весной 1641 года перешел в устье Киренги, завёл здесь добротное хозяйство и быстро разбогател. Но после того, как Хабаров выручил отряд воеводы Головина, одолжив три тысячи пудов хлеба, Петр Головин не только не вернул долг, но вскоре отнял у Хабарова весь хлеб, передал в казну его соляную варницу, а его самого бросил в тюрьму, из которой Хабаров вышел в конце 1645 года «гол как сокол».

Но в 1648 году Головина сменил другой воевода – Дмитрий Андреевич Францбеков. К этому времени Хабаров уже знал о том, что экспедиция Пояркова имела неудачный контакт с жителями Даурии. Бывалый устюжанин располагал полученной от разных «странных людей» информацией о Даурской земле и её богатствах, замыслил новую экспедицию к этим местам.

Правда, своих средств у Хабарова не было, но он уже хорошо знал нравы большого начальства и резонно посчитал, что новый воевода не упустит случая разбогатеть, и не ошибся. Францбеков отпустил Хабарову в кредит казенное военное снаряжение и оружие (в том числе несколько пушек), сельскохозяйственный инвентарь, а из своих личных средств дал деньги всем участникам похода (разумеется, под проценты). Чтобы обеспечить экспедицию средствами передвижения по реке, воевода забрал суда якутских промышленников. У них же он отнял и большое количество хлеба, чтобы снабдить им отряд из 70 казаков, набранный Хабаровым.

Понимая, что лихоимство и незаконные поборы Францбекова приведут к смуте (а так и произошло), Хабаров поспешил выйти из Якутска и уже осенью 1649 года двинулся вверх по Лене и Олёкме до устья Тунгира. Когда начались морозы, отряд сделал остановку для передышки. В январе 1650 года казаки пересели на нарты и стали продвигаться на юг вверх по Тунгиру. Перевалив отроги Олёкминского Становика, весной добрались до реки Урки, впадающей в Амур (со временем здесь возникнет железнодорожная станция Ерофей Павлович). Прослышав о приближении русского отряда, дауры оставили приречные районы и ушли. Хабаровцы вступили в покинутый, хорошо укрепленный город даурского князька Лавкая. Казаки увидели там сотни больших и светлых бревенчатых домов, с широкими окнами, затянутыми промасленной бумагой. Каждый такой дом был рассчитан на 50 и более человек. В хорошо укрытых ямах русские нашли большие хлебные запасы.

Отсюда Хабаров пошел вниз по Амуру. Дальше казаков встречали такие же опустевшие селения и городки. Наконец в одном городке казаки обнаружили и привели к Хабарову женщину. Она показала: по ту сторону Амура лежит страна, которая намного больше и богаче Даурии. «Там по рекам плавают большие суда с товарами, а у местного правителя есть войско с пушками и другим огневым боем», – переводил Хабарову толмач. Этой страной была Маньчжурия.

Хабаров оставил в «Лавкаевом городке» около полусотни казаков и к концу мая 1650 года вернулся в Якутск. Он привез с собой карту – «Чертеж земли Даурской», переправленный в Москву вместе с отчетом о походе. Этот чертеж стал одним из основных источников при создании карт Сибири в ХVII веке. В Якутске Хабаров объявил набор «охочих людей», распуская всюду слухи о несметных богатствах Даурии. Нашлось 110 добровольцев, к ним Францбеков придал 27 «служилых» с тремя пушками.

Осенью 1650 года Хабаров с отрядом в 160 человек вернулся на Амур. Он нашел оставленный им отряд ниже по Амуру у стен даурской крепости Албазин, которую они пытались взять штурмом. Увидев приближение большого отряда русских, дауры бежали, но казаки нагнали их, и завязался бой, в котором хабаровцы захватили много пленных и большую добычу. Сделав Албазин своей базой, Хабаров совершал наезды на ближайщие даурские селения, брал заложников и пленных. Захваченных женщин казаки распределяли между собой.

Здесь Хабаров построил небольшую флотилию, и в июне 1651 года отряд начал плавание вниз по Амуру. Сначала казаки видели по берегам реки только поселки, сожженные и оставленные самими жителями, но через несколько дней подошли к хорошо укрепленному городку, где приготовился к обороне целый гарнизон дауров. После обстрела из пушек и пищалей казаки взяли крепость, убив до 600 человек. Несколько недель отряд Хабарова стоял в захваченном городке. Атаман рассылал во все стороны гонцов, которые убеждали соседних князьков добровольно признать власть русского царя и платить ясак. Однако дауры, будучи подданными Маньчжурии, не видели смысла платить подати ещё одной власти.

Флотилия Хабарова двинулась дальше вниз по реке, захватив с собой лошадей. Казаки снова видели брошенные селения и несжатые хлебные поля. Как сообщают «Очерки…», в августе ниже устья Зеи они без сопротивления заняли крепость, окружили соседнее селение и заставили его жителей признать себя подданными царя. Хабаров надеялся получить большую дань, но они принесли немного соболей, обещав осенью уплатить ясак полностью. Между даурами и казаками установились как будто мирные отношения. Но через несколько дней все окрестные дауры с семьями ушли, бросив жилища. Тогда Хабаров сжег крепость и продолжал путь вниз по Амуру.

 

От устья Буреи начинались земли, заселенные гогулями – народом, родственным маньчжурам. Они жили рассеянно, небольшими поселками и не могли противостоять казакам, высаживавшимся на берег и грабившим их. Слабое сопротивление оказали пашенные дючеры, истребившие ранее часть отряда Пояркова – хабаровские люди были многочисленнее и лучше вооружены.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru