Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Василий Поярков и Пегая Орда

znachВасилий Данилович Поярков (годы жизни неизвестны), советник и управляющий делами московского воеводы П.П. Головина, русский землепроходец, в 1643–1646 годах впервые прошедший с отрядом по бассейну Амура до его устья.

Василий Поярков был человеком грамотным, даже образованным, и служил не только управляющим делами, но ещё и состоял при воеводе чиновником для особых поручений. Эта полоса его биографии относится к периоду до 1638 года, когда он вошёл в состав команды для якутского похода.

До этих пор Якутия осваивалась русскими людьми стихийно. Как пишет С.Н. Марков: «Все было просто и буднично. Не известный никому Василий Бугор выстроил посреди Енисейска десять удальцов-лыжников и, перекрестившись на восток, пошёл вместе с ними искать великую реку Лену. К 1628 году на берегах Лены выросли первые русские остроги, и вскоре казаки пришли на быстрый Анабар и Вилюй. Елеска Буза добрался по Лене до Ледовитого океана и сыскал Яну, где взял с туземцев два сорока соболей. Обо всем этом служилые люди писали в Тобольск. Из Тобольска челобитные и отписки открывателей шли в Москву, в недавно учрежденный Сибирский приказ. Многие из этих бумаг были, вероятно, известны некоему Василию Пояркову».

И вот в летописи появляется первое сообщение о якутском походе: «В 1639 году июня в 21 день ехали мимо Тобольска на великую реку Лену, в Якутский острог, первые московские воеводы, город якутской ставить, и своим столом по Государеву указу быть седоками, стольник Петр Петрович Головин, да стольник же Матфей Богданович Глебов, да дьяк Ефим Варфоломеев сын Филатьев».

Отряд Глебова и Головина был – конечно, по тем временам – огромным. Двое воевод, дьяк, два письменных головы, пять детей боярских, трое подьячих, четыре попа, дьякон, два толмача, два оружейника. Это – только высший и средний командный состав. Под его командованием находились почти 400 рядовых казаков и стрельцов и ещё около десяти младших командиров. Но и силы, против которых предстояло выступать отряду, были немалыми. Судите сами: восемь тысяч вооружённых копьями и ножами якутов и тунгусов, которые постоянно тревожили первых русских поселенцев.

Какой была повседневная жизнь этих новых сибиряков? Об этом писал хорошо знавший историю землепроходчества С.Н. Марков: «Огромная и дикая страна, редкие поселения русских, отгородившихся высокими палисадами от неисчислимых своих врагов, смертная маета – цинга и голодовки. И наряду с этим – бесстрашие и удаль стрельцов и служилых людей. На тучных землях Сибири всходил первый ржаной колос; пахарь с пищалью в руке сторожил свои посевы на берегах Енисея и Лены. Насколько должен был быть предприимчив, тверд и бесстрашен земледелец Ленского края в то время!

Обосновавшийся здесь богатый солевар Ерофей Хабаров дал взаймы отряду Головина около трех тысяч пудов хлеба. Отряд прибыл в Якутск, и первый воевода принял власть над острогом. Приступил к исполнению своих сложных служебных обязанностей и Василий Поярков, получивший должность письменного головы. Именно к нему стекались все письменные сообщения и ещё больше устных, которые приходилось заносить на бумагу. Самыми интересными и важными были, разумеется, новые сведения о местах, куда ещё предстояло направить служилых людей.

Посланец Елески Бузы привез в Якутск первые меха с устья Яны, где обитали юкагиры. Почти одновременно с ним пришел Иван Москвитин, томский казак, с захватывающими рассказами о том, как двенадцать его землепроходцев в утлой лодке прошли вдоль берега Ламского (Охотского) моря. Это было первое возвращение русских с тихоокеанского побережья. Москвитин говорил, что они ходили с «Уди-реки по морю на правую сторону, изымали тунгуса, и тот де тунгус сказывал им про хлебную реку, и хотел вести на ту хлебную Шилку». Шилкой был назван Амур. Так русские впервые узнали об этой великой реке. А ещё Москвитин рассказывал о реке Зее, о загадочной Пегой Орде, о том, что дауры – племя пока неведомое – годятся для установления с ними торговых отношений. Сведения Москвитина подтвердил Максим Перфильев, который явился с Витима, и дополнил их сообщением, что на реке Уре – притоке Зеи – найдена серебряная руда. К этой информации Головин отнёсся с особым вниманием и задумал специальную экспедицию в серебряные места.

Запрягали, как водится, долго. Надо было прежде обживаться на месте, заводить казённые (государственные) промыслы. Для начала в 1641 году Головин отправил Василия Пояркова к Ерофею Хабарову с приказом об отдаче соляных варниц в государеву казну (это действие, противоположное приватизации, называется национализацией). С воеводой не поспоришь… Отдав требуемое, Хабаров подался на Лену, к Киренску – подальше от начальства.

А спустя два года, когда уже был выстроен новый Якутск с острогом из пяти башен, церковью, воеводским двором, съезжей избой и амбарами, Головин вспомнил о серебряной руде и загадочной Пегой Орде. «Пора!» – сказал он письменному голове. «Пора так пора…» – и Поярков быстро набрал отряд из промышленных и гулящих людей (то есть вольных, не состоящих на службе). В него вошли также 16 казаков и стрельцов из отряда Головина.

15 июня 1643 года флотилия судов Пояркова отчалила от пристани. В лодках были размещены 112 служилых и 15 охочих людей, погружены свинец, порох и всякие припасы, а также единственная чугунная пушка. Помощниками Пояркова были Юшка Петров и Патрикей Минин. Отряд плыл по Лене до устья Алдана, затем по Алдану до Учура, а по Учуру лодки землепроходцев вошли в порожистую реку Гонам. Шестьдесят четыре больших и малых порогов насчитали люди Пояркова, пока волокли суда через камни и пенистые буруны.

От Петра Головина Поярков получил подробную должностную инструкцию (тогда этот документ имел название «наказная память»): «…и на Зие-реке будучи, ему, Василию, расспрашивать всяких иноземцев накрепко про сторонние реки падучие, которые в Зию-реку пали, как люди по тем сторонним рекам живут, седячие иль кочевые, и хлеб у них и иная какая угода есть ль и серебряная руда и медная, и свинцовая по Зие реке есть ль и что иноземец в расспросе скажет, и то записывать именно. И чертеж и роспись дороги своей и волоку, и Зие-реке и Шилке, и падучим в них рекам и угодьям, прислать в Якутский острог, вместе с ясачною казною, и чертеж и роспись прислать за своею Васильевой рукою…».

Письменный голова Василий Поярков был не только исполнительным чиновником и строгим командиром боевого отряда. Он представлял собой тот тип землепроходца-пассионария, которые только и могли исследовать и осваивать новые земные пространства. Но в первую очередь он был человеком государственным, то есть ставил во главу угла не личные, а государственные интересы. В этом, пожалуй, главное отличие большинства русских землепроходцев от испанских и португальских конкистадоров, для которых главным стимулом было личное обогащение.

Со всем увлечением, на которое была способна твердая душа Пояркова, он принялся за исследование новой страны. Он торопил свою дружину, чтобы скорее пробиться за Зейский перевал. Флотилия плыла по Гонаму пять недель, пока лодки могли двигаться сквозь молодой лед. Но вскоре затвердевший лёд прочно сжал обмерзшие борта судов. Тогда Поярков приказал людям строить зимовье. Когда были наскоро срублены избы и люди смогли передохнуть под крышей у каменных печурок, нетерпеливый письменный голова приказал грузить нарты и вставать на лыжи. Отряд двинулся к дикому Даурскому камню и с вершины Станового хребта увидел рубежи Пегой Орды. Однако добраться до Зеи всем отрядом в 1643 году не удалось.

В 1644 году на берегу Умлеканы, притока Зеи, отряд Пояркова выстроил небольшую крепость. В наскоро сколоченном зимовье Поярков сделал записи для будущей «скаски» о владеньях Пегой орды, которые находились в верхнем течении Зеи. Пегая орда… Это была небольшая страна, которую составляли города и селения. Но ведь ордой принято было называть сообщество кочевников, а Даурию населяли оседлые люди – опытные земледельцы, живущие в больших бревенчатых домах, носящие шелковые и льняные одежды.

Со времён Ермака стрельцы и казаки в Сибири, чтобы получить нужную информацию, брали «аманатов» – заложников из местного населения. Вот и Василий Поярков скоро взял в аманаты даурского князца Доптыула. С удивлением рассматривали русские стрельцы первого увиденного ими даура – с косой на макушке, облаченного в шелковый кафтан. Поярков приставал к нему с расспросами: где дауры берут серебро? Доптыул отвечал, что дауры местных руд не знают и не ищут, а серебряные изделия привозят из Китая.

Василий Поярков понял, что дауры – народ совершенно иного уровня развития, чем большинство сибирских племён. Они были по культуре гораздо ближе к китайцам, хотя и сильно отличались от них по языку и внешности. Оказалось, что дауры едят на серебре, ходят в шелках, ловят соболей, делают бумагу, добывают растительное масло, которое хорошо идет к огурцам и редьке. Здесь было все, чего русские землепроходцы давно не видали и не едали – и огурцы, и дыни, и свинина, и курятина, просо и яблоки, пшеничная мука и виноград, хорошее вино. Ясно, что поярковской ватаге Даурия показалась землей обетованной.

Поярков соображал: пусть «в даурах» нет ни дорогих камней, ни синей краски, ни серебряной руды. Но здесь выращивают хлеб и овощи! Зачем теперь везти пищевые припасы из Тобольска в Якутск? Но это были проекты, а пока у дружины не было даже куска хлеба. А на гостеприимство даур рассчитывать было трудно. Письменный голова судорожно искал выход – как продержаться у рубежа Пегой орды до ледохода, когда можно будет пригнать грузы с Гонамского зимовья. Пришлось разделить скудные остатки муки между спутниками; каждому досталось по 30 фунтов (12 кг) – до весны… Когда мука закончилась, люди стали есть сосновую кору, добывать какие-то коренья из промерзшей земли. Князец Доптыул бежал и указал своим землякам, где отсиживались голодавшие русские. К острожку все чаще стали подходить дауры, вооружённые луками и длинными стрелами. Дружина Пояркова не хотела сдаваться. Со стены острожка палила пушка, гремели стрелецкие пищали.

Когда пришла весна, сильно поредевшая дружина двинулась вниз по реке. Поярков стоял на носу дощаника с пищалью за плечами, держа в руке длинное якутское копье. Тяжёлый тульский меч оттягивал книзу цветной зырянский пояс. Дауры на Зее выходили из городов, не давая русским высаживаться на берега. Но вот впереди заблестело мощное русло новой реки. Это был заветный Амур!

В устье Зеи команда разделилась, и 26 казаков двинулись к устью Амура. Но на отряд напали воины племени дючеров, которые, подобно даурам, сеяли хлеб и разводили скот. Оголодавшие, измученные люди не могли быть хорошими бойцами, и в живых осталось лишь два человека. Но Поярков не сдавался. С остатками изнуренного отряда он двинулся к устью Амура. Четыре дня плыли казаки и охочие люди мимо земель «пашенных дючеров».

Это был тот же рай земной – с маньчжурскими орехами, яблоками и гречневой кашей. Дальше начались владения ачанов и натков. Ачанами, скорее всего, называли гольдов, или нанайцев. Тут было все больше похоже на знакомый Пояркову сибирский Север. Хлеба местные жители не знали, питались рыбой и свининой. Жилища ачанов были украшены перьями орлов, а люди одеты в раскрашенные рыбьи кожи. Спали они на грудах лисьих и собольих шкур. Ачаны делали из китайского серебра серьги, которые носили в ушах и в носу.

Потом амурская вода понесла казачьи лодки мимо земель, где жили «рыбьекожие люди» гиляки, или нивхи. Поярков писал в своей «скаске», что эти дикари живут в дружбе с медведями и даже ездят на них. В действительности гиляки приручали медведей ради языческих празднеств, когда люди, вдоволь «приняв на грудь» рисовой водки, воздавали медведю божеские почести, а затем сажали его в сани, вывозили на речной лед и там расстреливали из луков. Жестокий обычай? Да, но только если не знать о кровавых ритуалах ацтеков и майя, когда в жертву приносились не звери, а люди…

Когда наконец показалось амурское устье, Поярков долго не мог выбрать места, где можно было бы высадиться для зимовья, – вокруг были великие топи. Но – «где наша не пропадала?» И скоро на берегу Амура застучали топоры, и в дальней земле у берега Восточного океана выросло русское зимовье. Здесь Поярков мог отдыхать от даурских тягот, греться у костра, писать свои «скаски»: «Те землицы людны и хлебны, и соболины, и всякого зверя много, а те реки рыбны, и государевым ратным людям в той земце хлебной скудости ни в чем не будет… А окончины у них бумажные… – сообщал письменный голова якутским, тобольским и московским стольникам о богатствах Пегой орды. – Там в походы ходить и пашенных хлебных сидячих людей под царскую руку перевесть можно, и в вечном холопстве укрепить, и ясак с них собирать…». Сообщал он также о «богдойском хане» (богдыхане, то есть китайском императоре), до владений которого надо ехать конем шесть недель от реки Селемджи, и о силе его – «бой де у того хана огненный и лучной…».

Наступил 1645 год. За своими письменными занятиями Поярков не забывал и «рыбьекожих» гиляков, взяв у них в ясак «двадцать сороков соболей, шесть собольих шуб». Всю весну строил письменный голова лодки в устье Амура. На утлой посудине он пустился в открытое море. Кормчие правили все время к северу. Три месяца плыли удальцы по Охотскому морю… Наконец, лодки вошли в устье Ульи-реки, где в заброшенном зимовье Поярков нашел русских людей – казаков Москвитина, обживших новый край. И москвитинцы увидели первых русских людей, приплывших с Амура Ламским морем.

Во время этой трехлетней экспедиции Поярков прошел около 8 тысяч км, потеряв, в основном от голода, 80 человек из 132. Он прошел новым путем от Лены на Амур, открыв реки Учур, Гонам, Зею, Амурско-Зейское плато и Зейско-Буреинскую равнину. От устья Зеи он первый спустился по Амуру до моря, проследив около 2 тысяч км его течения, открыл – вторично после Москвитина – Амурский лиман, Сахалинский залив и собрал некоторые сведения о Сахалине. Он первый совершил исторически вполне доказанное плавание вдоль юго-западных берегов Охотского моря.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru