Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

По зову души

znachВернувшись в конце 1911 года в Ла-Пас, Фосетт отказался от дальнейшей работы в пограничной комиссии, не желая быть втянутым в сложные конфликты. Вернуться на службу в армию он тоже не хотел. Но Фосеттом владело еще и страстное желание на свой страх и риск заняться археологическими и этнографическими исследованиями в лесах Южной Америки.

Стремление заняться подобными изысканиями возникло у Фосетта под влиянием его путешествий по Боливии, Бразилии, Перу, когда он встречался с людьми, от которых слышал рассказы о затерянных в глубине сельвы городах и несметных сокровищах. Такие очень правдоподобные легенды были созданы еще испанскими и португальскими завоевателями Американского континента, все мысли которых были устремлены на поиски индейского золота. Фосетт верил подобным слухам. Ведь в его времена в Бразилии, Перу, Боливии оставалось немало мест, куда не ступала нога исследователя, в чём он сам не раз убедился воочию.

 

Но Фосетта интересовали не богатства, скрытые в дебрях и храмах, а сокровища тайных знаний древних обитателей Америки: «…Я ставил своей целью поиски культуры более ранней, чем культура инков, и мне казалось, что ее следы надо искать где-то дальше на востоке, в еще неисследованных диких местностях… Я решил посвятить себя в будущем исследованиям и с помощью уже накопленных сведений попытаться пролить свет на мрак, окутывающий историю этого континента. Я был уверен, что именно здесь сокрыты великие секреты прошлого, все еще хранимые в нашем сегодняшнем мире».

Какие же накопленные сведения имеет Фосетт в виду?

Это не только легенды и предания, но также информация, почерпнутая им из книг и статей «американистов» – не только ученых, но и мистиков типа мадам Блаватской, создателей фантастических теорий о затонувших материках и тайнах исчезнувших племен.

На этой основе у Фосетта сформировались свои представления о древней истории Американского континента. Он считал, что уже в эпоху существования в Америке человека ее физико-географический облик существенно отличался от современного: ее составлял несколько крупных островов, в том числе и северо-восточная Бразилия. Среди населявших эти острова народов были белокожие (европеоиды) и чернокожие (негроиды). По мнению Фосетта, европеоидные тольтеки создали древние цивилизации в Мексике и в Андах, индейцы языковой семьи тупи происходят из Полинезии и тоже когда-то были белокожими, а индейцы племени кечуа говорят на языке, родственном китайскому.

Интересны также собственные наблюдения Фосетта и сделанные на их основе выводы. Вот, например, его впечатления об индейцах племени максуби.

«На мой взгляд, люди этого племени, подобно многим другим в Бразилии, являются потомками какого-то высокоцивилизованного народа. В одной деревне максуби я видел рыжего мальчика с голубыми глазами – но он не был альбинос.

Цель нашего путешествия лежала значительно дальше на восток, и мы оставались у максуби лишь для того, чтобы немного изучить их язык и обычаи. Они оказались солнцепоклонниками; один или два человека в каждой деревне должны каждое утро приветствовать солнце, распевая при этом музыкальными голосами таинственные, полные роковых интонаций песнопения в своеобразной пятиступенной гамме, сходной с ярави горных индейцев в Перу. В глубокой тиши леса, когда первый проблеск дня заглушит не стихающий всю ночь гул насекомых, гимны максуби глубоко впечатляют своей красотой. Это музыка развитого народа, а не просто шумные ритмы, характерные для подлинных дикарей. У максуби есть имена для всех планет, а звезды называются у них вира-вира – словом, которое любопытным образом ассоциируется со словом «виракоча», означавшим солнце у инков.

Максуби отличаются учтивостью манер и безупречными нравами. У них небольшие, красивые ноги и руки и тонкие черты лица. Им знакомо гончарное искусство, они выращивают табак и курят его из небольших чашеобразных трубок в виде сигарет, сворачиваемых из маисовых листьев. Во всем максуби производят впечатление народа, когда-то стоявшего на высокой ступени развития и переживающего стадию упадка, а не дикарей, выходящих из первобытного состояния».

Именно у максуби Фосетту довелось стать очевидцем явления, необычного с точки зрения английского джентльмена, но обыденного для обитателей бразильских джунглей. Это произошло, когда Фосетт и его спутники после встречи со свирепыми дикарями вернулись в деревню максуби:

«Наш приход совпал с похоронами одного воина максуби… Под конец хижину освободили от духа покойного посредством следующего тщательно разработанного ритуала. Вождь, его помощник и знахарь сели в ряд на маленьких скамеечках перед главным входом в хижину и начали производить такие движения, словно выжимали что-то из рук и ног, подхватывали это что-то с пальцев и бросали на подстилку из пальмовых листьев площадью около трех квадратных футов, которая закрывала чашу из тыквы, частично наполненную водой с какими-то травами, плавающими сверху; время от времени все трое внимательно глядели на подстилку и воду под ней. Эту процедуру они повторяли много раз, потом впали и транс и около получаса сидели неподвижно на своих скамеечках с закатившимися глазами. Когда они пришли в себя, то первым делом принялись потирать животы. Чувствовали они себя очень скверно.

Ночь напролет все трое просидели на скамеечках, в одиночку или хором протяжно беря три ноты с интервалом в октаву, вновь и вновь повторяя слова: «Тави-такни, тави-такни, тави-такни». Семьи, живущие в хижине, причитали хором им в ответ.

Этот ритуал продолжался три дня. Вождь торжественно заверил меня, что дух мертвого находится в хижине и виден ему. Я ничего не видел. На третий день ритуал достиг апогея: пальмовую подстилку внесли в хижину и положили на такое место, куда падал свет, проходящий через входное отверстие. Люди опустились на колени и припали лицом к земле, а трое старейшин племени отбросили скамеечки и в крайнем возбуждении распростерлись на земле перед входом в хижину; я тоже стал на колени позади них, чтобы видеть пальмовую подстилку, на которую они пристально глядели.

В глубине хижины, сбоку от подстилки, находилось отгороженное перегородкой место, где лежал покойный; глаза старейшин были устремлены туда. На секунду воцарилась мертвая тишина, и в этот момент я увидел смутную тень – она появилась из-за перегородки, проплыла к центральному столбу хижины и исчезла из виду. Вы скажете – массовый гипноз? Очень хорошо, пусть так; знаю только, что я видел тень!

Напряжение, охватившее обоих вождей и знахаря, спало, они обильно вспотели и ничком распластались на земле. Я покинул их и вернулся к своим товарищам, которые не присутствовали при всей этой церемонии.

На еще неисследованных пространствах Южной Америки рассеяны и другие племена, подобные максуби; некоторые из них несколько более развитые и есть даже такие, что носят одежду. Это полностью опровергает выводы, к которым пришли этнографы, исследовавшие лишь области по берегам рек и не заходившие в менее доступные места. В то же время есть и настоящие дикари…». Правда, Фосетт, описывая встреченных им дикарей, которых он называет обезьяноподобными, поступает как честный исследователь – он пишет, что они показались ему такими, так как было очень трудно разглядеть этих людей из-за сумрака.

Во времена Фосетта еще не было установлено, что Американский континент был заселен совсем недавно, и там никогда не было древнейших форм человекообразных – австралопитеков, питекантропов и даже неандертальцев. Подавляющая масса индейцев переселилась в Америку из Азии, перейдя туда по так называемому борингоморскому сухопутному мосту Чукотка-Аляска, соединявшему 10 тысяч лет назад два континента. И поэтому все «первобытные американцы», как называл индейцев А.С. Пушкин, несмотря на некоторые различия, принадлежат к монголоидной расе. Что касается негроидов, о которых неоднократно упоминает Фосетт, то не стоит исключать более поздние миграции немногочисленных групп африканских негров, равно как полинезийцев, китайцев, японцев и морских народов Ближнего Востока.

Но Фосетт не мог этого знать, и разделение индейцев на разные расы служило ему одним из обоснований гипотезы, что когда-то в Америке были высокие цивилизации, созданные белыми людьми и связанные с древними культурами Египта, Передней Азии и легендарной Атлантиды. Кстати, об Атлантиде. В своей книге «Неоконченное путешествие» (глава «Каменный идол») Фосетт рассказывает о базальтовой статуэтке, подаренной ему известным писателем Райдером Хаггардом. «Эта каменная фигурка обладает престранным свойством: каждый, кто возьмёт ее в руки, тотчас же ощущает подобие электрического тока, устремляющегося вверх по руке, – ощущение настолько резкое, что некоторые люди спешат поскорее положить статуэтку».

С этой статуэткой Фосетт обратился к психометристу – человеку, обладающему даром «считывать» информацию с неодушевлённых предметов. В наше время подобными делами промышляют люди, называющие себя экстрасенсами и ясновидящими. У Фосетта же искусство психометриста сомнения не вызывало. Экстрасенс, находясь в полной темноте и держа в руке «чёрного идола», сообщил: «Я вижу большой, неправильной формы континент, простирающийся от северного берега Африки до Южной Америки. На его поверхности возвышаются многочисленные горы и местами видны вулканы, словно готовые к извержению». Короче говоря, имелась в виду Атлантида незадолго до потопа. А дальше идёт описание самой катастрофы:

«И вот я вижу вулканы в неистовом извержении, пылающую лаву, стекающую по их склонам, и вся земля сотрясается под оглушительный грохот. Море вздымается, как от урагана, и огромные части суши с западной и восточной стороны исчезают под водой. Центральная часть материка затопляется, но все еще видна. Большая часть жителей или утонула, или погибла при землетрясении. Жрец, которому был отдан на хранение идол, бежит из тонущего города в горы и прячет священную реликвию в надёжное место, а потом устремляется дальше на восток». Чего тут больше – проявления дара ясновидения, хорошей осведомлённости по части атлантологии или богатого воображения самого Фосетта – романтика, мистика и к тому же друга Р.Хаггарда, автора историко-приключенческих и фантастических романов – можно только предполагать…

Первая мировая война 1914–1918 годов прервала путешествия Фосетта.

Переход к поискам древних цивилизаций знаменовал начало нового этапа в жизни Фосетта. Он прекращает географические исследования и в 1921 году совершает путешествие по маршруту Баия – Жекие – Канавиейрас, которое приносит ему только разочарование. Этот район был уже освоен бразильскими колонистами, и здесь негде было затеряться целому городу.

В 1924 году, найдя спонсоров, Фосетт вновь отправился в дикие леса Бразилии. Его сопровождали старший сын Джек и его друг Рэли Раймел. Последнее письмо неутомимого путешественника жене датировано 29 мая 1925 года. Младший сын Фосетта Брайн много лет занимался поиском пропавшей экспедиции. Самые разнообразные сведения о полковнике Фосетте и его спутниках поступали от путешественников и вождей индейских племён вплоть до 1951 года…

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru