Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Морская экспедиция Кортеса

znachПосле возвращения отряда Грихальвы губернатор Кубы Диего де Веласкес принял решение о завоевании Мексики. Снарядив для этого целый флот, он назначил начальником экспедиции идальго Эрнандо Кортеса. Характеризуя его, историк завоевания «Новой Испании» Берналь Диас писал: «Денег у него было мало, зато долгов много». Однако это очень субьективная характеристика. Как сообщают биографы Кортеса, Эрнан Фернандо Кортес был сыном мелкопоместного дворянина. Он родился в городе Медельине (провинция Эстремадура, в южной части Испании).

Учился на юридическом факультете знаменитого университета в Саламанке и, хотя не закончил полного курса, получил редкое для испанских конкистадоров той эпохи образование.

Молодой честолюбивый идальго не видел возможности реализовать свои способности на родине. В возрасте 19 лет Кортес отправился на корабле через Атлантический океан искать богатства и славы в Новый Свет. В 1504 году он оказался в Вест-Индии. Дела у Кортеса поначалу шли неплохо: он стал землевладельцем и, обладая изысканными манерами испанского гранда, завоевал расположение наместника острова Кубы Диего де Веласкеса. Войдя к нему в доверие, Эрнан Кортес получил должность секретаря Веласкеса, а вскоре и женился на его сестре. Современники считали Кортеса щёголем и мотом, отдавая должное его привлекательной внешности, тонкому знанию этикета и большому личному обаянию. С этими качествами сочетались искренняя религиозность, а также острый ум, дерзость, отвага, хитрость и жестокость, презрение к опасности и пренебрежение культурными ценностями туземных народов.

Ко времени своего первого похода Кортес исполнял обязанности мэра города Сантьяго. Если и были у него финансовые трудности, они мало смущали идальго, который оказался истинным пассионарием: мечты о подвигах и славе заставляли его с лёгкостью решать материальные проблемы. Например, когда понадобилось набирать команду для экспедиции, Кортес заложил своё имение и начал вербовку солдат на полученные от ростовщиков деньги. Новоиспеченным завоевателям он обещал груды золота, богатые поместья и туземных рабов.

С отрядом в полтысячи солдат, вооружённых мушкетами, и более ста матросов, имея даже несколько пушек, Кортес приступил к погрузке припасов и экипажа. На его кораблях, кроме солдат и матросов, разместились также 16 лошадей. Кони были нужны конкистадорам не только как транспортное средство, но и для устрашения аборигенов, которые не знали скотоводства и никогда не видели вооружённых четвероногих людей, какими им представлялись испанские всадники.

Видя успешную подготовку Кортеса к походу и зная его авантюрный характер, бдительные чиновники донесли губернатору, что Кортес намерен покорить Мексику не для испанской короны, а лично для себя. Веласкес попытался сместить Кортеса и задержать флот, но дерзкий идальго поднял паруса и вышел в море. Лоцманом стал опытный моряк Антон Аламинос, участник плавания Колумба.

Контакты Кортеса с местным населением начались ещё до прибытия в Мексику, во время остановки на острове Косумель. Об этом, в частности, подробно писал монах-францисканец, епископ Диего де Ланда, в своём знаменитом сочинении «Сообщение о делах в Юкатане». Текст Диего де Ланды приводится в переводе Ю.В. Кнорозова по изданию 1994 года, М., «Ладомир»:

«Эрнандо Кортес отправился с Кубы с 11 кораблями, из которых наибольший был в 100 бочонков, и назначил на них 11 капитанов, будучи сам одним из них. Он увез 500 человек, несколько лошадей и мелочной товар для обмена. Франсиско де Монтехо был у него капитаном, а упомянутый Аламинос – главным лоцманом эскадры. На флагманском корабле он водрузил знамя белого и голубого цветов в честь нашей владычицы, изображение которой вместе с крестом он помещал всегда в местах, откуда выбрасывал идолов… С этим флотом, без другого снаряжения, он отправился и прибыл на Косумель с десятью кораблями, так как один отделился от него в бурю; позже он нашел его на побережье. Он пристал к северной части K°сумеля и нашел красивые каменные здания для идолов и большое селение. Жители, увидев столько кораблей и высаживающихся на берег солдат, все убежали в леса.

Испанцы вошли в селение, разграбили его и расположились в нем. Разыскивая в лесах жителей, они наткнулись на жену сеньора с детьми. С помощью индейца-переводчика Мельчиора, который приезжал вместе с Франсиско Эрнандесом и Грихальвой, они узнали, что это была жена сеньора. Кортес обласкал ее и ее детей и побудил их позвать сеньора; когда тот явился, он обращался с ним очень хорошо, подарил ему несколько безделушек, возвратил ему жену и детей и все имущество, взятое в селении. Он просил его вернуть индейцев в их дома и отдавал каждому из возвратившихся то, что ему принадлежало. Успокоив их, он возвестил им суетность их идолов и убедил их поклоняться кресту, который поместил в их храмах вместе с изображением нашей владычицы, и этим прекратил публичное идолопоклонство».

Первые столкновения с индейцами показали, что испанцы имеют дело с отважными воинами, обладавшими к тому же большим численным превосходством. Вот тут-то и понадобились Кортесу лошади. Когда испанцы высадились на южном берегу залива Кампече, в стране Табаско, Кортес встретил серьёзное сопротивление туземных войск. Их не испугала даже артиллерия. Но судьбу сражения решили «кентавры»: атака шестнадцати испанских кавалеристов посеяла в рядах индейцев панический ужас. Местные вожди, касики, прислали завоевателям требуемые ими припасы и несколько молодых женщин. Одна из них, по имени Малиналь, стала подругой Кортеса и переводчицей. В хрониках она фигурирует как донья Марина. Нашлось ей место и в художественных произведениях (например, в романе Р. Хаггарда «Дочь Монтесумы»).

Первый успех не вскружил голову хитроумному идальго. Кортес прекрасно понимал, что страх перед огнестрельным оружием и конными воинами – явление временное, а вооружённые силы ацтеков слишком велики. Нужно было закрепляться и привлекать на свою сторону туземцев. На берегу материка испанцы построили город Веракрус. С помощью доньи Марины Кортес привлек на свою сторону вождей местных племён, угнетаемых ацтеками. Наибольшую поддержку испанцам оказали тласкаланцы – индейцы из страны Тласкала. Действуя по принципу «враг моего врага – мой друг», они дали завоевателям десятки тысяч воинов, проводников и носильщиков. Теперь воинство Кортеса было хотя бы соизмеримо с армией Монтесумы – верховного вождя Мексики.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru