Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Как достичь Святой Земли

 

Принявшим обет крестоносца мирянам, отправлявшимся воевать против сарацин в Святую Землю, нужно было затратить огромные средства для подготовки своей экспедиции, обеспечить себя необходимыми продовольственными запасами и денежными суммами, а также средствами передвижения. Участники первых экспедиций выбирали менее дорогостоящий путь по суше. Сухопутных маршрутов было два: один из них пролегал через Балканы по старому римскому тракту, который назывался «Военной дорогой» (Via militaris). Выбиравшие этот путь крестоносцы двигались сначала вдоль побережья Дуная, далее через Венгрию и византийские провинции, минуя Белград, Софию, к Адрианополю, и оттуда следовали в Константинополь. По «Военной дороге» шли в 1096 г. участники народного крестового похода — Готье Неимущий и Петр Отшельник, затем войско Готфрида Бульонского. Участники Второго крестового похода также выбрали этот путь — летом 1147 г. король Германии Конрад III и вслед за ним французский монарх Людовик VII отправились по Via militaris. Этот же путь избрал и Фридрих I Барбаросса в Третьем крестовом походе.

Другой сухопутный маршрут шел по т. н. Эгнатиевой дороге (via Egnatia), которую также проложили еще в римские времена — она связывала порт Диррахий (совр. Дюррес) на Адриатическом море и Фессалоники на Эгейском море и соединялась с «Военной дорогой» около Адрианополя. Крестоносцы, выбиравшие эту дорогу, на пути к Константинополю пересекали современные Албанию, Македонию и Грецию. До Диррахия — к началу Эгнатиевой дороги — они добирались разными путями. Большинство паломников прибывали туда из Апулии, из важнейших портов Сицилийского королевства норманнов — Бриндизи и Бари, переплыв через залив Отранто, соединяющий побережья Италии и Албании. Лишь Раймунд Сен-Жильский во время Первого крестового похода добрался до Диррахия посуху, пройдя вдоль адриатического побережья, миновав Метрик) и Далмацию.

Участники первых трех крестовых походов неслучайно выбрали сухопутный маршрут через византийские земли — ведь Восточная империя обещала снабжать крестоносное войско продовольствием. Но в первой экспедиции беднота отправилась в путь весной 1096 г. еще до того, как Византия подготовила запасы. В Венгрии, которая стала доступной для западных паломников благодаря крещению народа при Иштване I Святом, бедняки в поисках добычи занимались грабежом и устраивали кровопролитные конфликты, вследствие которых местные жители стали воспринимать крестоносцев как разбойников. Поэтому следующий за ними по «Военной дороге» Готфрид Бульонский был вынужден оставить венгерскому королю в заложниках своего брата ради того, чтобы беспрепятственно пройти по Венгрии и продолжить путь по византийским землям. После нелегких объяснений с крестоносцами Алексей I Комнин гарантировал Готфриду Бульонскому, как и шедшим по «Эгнатиевой дороге» вождям Первого крестового похода, безопасность и право закупки продовольствия. Алексей I, хотя и обещает поддержку крестоносцам, но далеко не всегда выполняет взятые на себя обязательства — так же будут поступать и прочие государи Восточной Римской империи. Во Втором крестовом походе местные жители порой не желают торговать с крестоносцами либо завышают цены, а иногда соглашаются лишь на то, чтобы спускать воинам с крепостных стен корзины с едой на веревке. При обмене денег паломники, путешествующие с запасами денег, многократно проигрывают и не могут приобрести необходимое. Поиски еды становятся наваждением. Обманутые в своих ожиданиях крестоносцы рыскают в окрестностях и обирают местных жителей, чем вызывают недовольство византийских властей. Во время Третьего крестового похода воины Фридриха I не находят обещанных запасов воды и продовольствия и начинают грабить города и крепости Болгарии и Греции. Напряженность в отношениях между Византией и империей растет с каждой новой экспедицией.

В пути крестоносцы преодолевают огромные расстояния — только по Балканам им предстояло пройти примерно 1000 км. Они должны были пересекать незнакомые им земли, приспосабливаться к непривычным природно-климатическим условиям, которые подчас вызывали у них страх и панику. Первые крестоносцы страдали от туманов и душного климата Далмации, блуждали в густых лесах Болгарии — даже в Третьем крестовом походе, двигаясь по уже давно проложенному маршруту, воины Фридриха I буквально прорубали путь топорами. Выбирая «Эгнатиеву дорогу», паломники пересекали горные ущелья и скалы в Македонии и Греции, где люди и лошади падали в пропасть, а в Албании крестоносцы с риском для жизни вброд переплавлялись через бурные реки — Девол, Шкумбрини и др. Судов практически не было, навигация на реках была очень слабо развита, мосты были редкостью — только через Дунай можно было переправиться по мостам. В Центральной Европе переходящим через Саву и Драву крестоносцам приходится строить плоты из местного дерева. Очевидно, естественных препятствий было чрезвычайно много, и потому неслучайно все жаловались на медленность передвижения. Только за четыре месяца (август-декабрь 1096 г.) Готфрид Бульонский добрался из Мозеля до Константинополя. Людовик VII отправился в поход из Меца в июне 1147 г. и лишь через пять месяцев (в октябре) оказался в Византии. Еще медленнее шла армия Фридриха I — немецким рыцарям удалось добраться от Регенсбурга до Дарданелл за 10 месяцев (май 1189—март 1190 г.). Несколько быстрее передвигались крестоносцы по «Эгнатиевой дороге»: переход от Диррахия до Константинополя занял в Первом крестовом походе приблизительно два месяца (март-май 1097 г.). К тяготам пути прибавляются голод и болезни, а также бесконечные нападения враждебно настроенных местных жителей. Печенеги и половцы, как и далматинские славяне, осаждают войска первых крестоносцев, в Третьем крестовом походе войско Фридриха I на протяжении всего пути осыпают отравленными стрелами влахи и болгары. «Не все выдерживали испытания, многие возвращались назад, многие заболевали в пути и прощались с жизнью, и повсюду, и везде были видны, могилы наших паломников», — писал хронист Первого крестового похода Фульхерий Шартрский.

В Константинополе, куда наконец прибывают по «Военной» и «Эгнатиевой» дорогам участники крестового похода, византийский морской флот обеспечивал их переправу через проливы Босфор и Дарданеллы, и далее их путь шел через Малую Азию, Сирию и Палестину — к священному городу Иерусалиму. А для этого надо преодолеть расстояние еще почти в 1000 км. И опять нужны запасы продовольствия и еды еще на несколько месяцев. Тяготы пути здесь только увеличиваются — воинам предстоит пресекать горные хребты Малой Азии, где они несут новые потери. Крестоносцы проходили через крупные города Дорилею, Иконий — по территориям, принадлежавшим туркам, и часто подвергались их нападениям. На этом пути участники Первого крестового похода понесли большие потери в сражениях с турками, к тому же большая часть войска погибла от голода и жажды. И уже во Втором крестовом походе французский король Людовик VII и немецкий император Конрад III предпочитают идти вдоль морского побережья, где их могут снабжать византийские суда. Но и здесь их подстерегали трудности — на пути между Атталией и Лаодикеей армия турок-сельджуков пряталась в горах, и вследствие вражеских нападений войско крестоносцев сократилось в несколько раз. В результате Людовик VII был вынужден пересесть на византийские суда, чтобы достичь Антиохии.

Трудности и лишения, которые приходилось испытывать крестоносцам на пути к Святой Земле, приводили к тому, что, еще не дойдя до цели, армия теряла большую часть своих воинов. Потому к концу XII в. измученные трудностями крестоносцы начинают предпочитать сухопутному сообщению морское. Путь через море был в общих чертах известен уже первым паломникам в Палестину и купцам, которые, как правило, начинали свое путешествие в Святую Землю из портов южной Италии — Бари, Салерно, Тарент, Амальфи. С конца XI в. морским путем пользуются крестоносцы из Северной Европы — они добираются до Святой Земли, огибая Пиренейский полуостров, где в случае необходимости они могли высадиться — так, в 1147 г. во время подобного десанта силами английского и фламандского флота был взят город Лиссабон.

Значение морского пути, несомненно, возросло в связи с образованием государств крестоносцев. Молодым латинским колониям необходимо было поддерживать связь с метрополией, и в выполнении этой задачи первостепенное значение имели морские коммуникации, которые были проложены итальянскими городами — Пизой, Венецией и Генуей. По мере организации жизни на Леванте связи между Италией и завоеванными крестоносцами портами только укрепляются: постепенно в морские перевозки грузов и людей вовлекаются крупные города — Тортоза, Хайфа, Акра, Триполи, Бейрут и Тир.

Крестоносцы в общем могли опереться на богатый опыт морских путешествий, но суеверный страх перед морем и бурями, а также боязнь пиратских нападений очень долгое время останавливали западных христиан. Только во время Третьего крестового похода морской путь, более дорогостоящий и опасный, становится преобладающим. Его выбирают прежде всего западноевропейские государи — участники похода Филипп II Август и его соперник Ричард Львиное Сердце. Сначала французский монарх, перейдя через Альпы, прибывает в Геную, затем английский король во главе собственной эскадры приплывает из Ла-Манша в Марсель, после чего сначала Филипп II, а затем Ричард I огибают побережье Италии по волнам Средиземного моря и оказываются в Мессине. Но для морских путешествий необходимо иметь в своем распоряжении флот. И Ричард Львиное Сердце заранее об этом позаботился. В целях подготовки к крестовым походам в англо-нормандских доках были построены 100 грузовых судов и 14 быстроходных парусно-весельных кораблей — т. н. дромонов, каждый из которых вмещал по 40 рыцарей и множество пехотинцев, 40 боевых коней и провиант. Но английский король, пожертвовавший все свои средства на крестоносную экспедицию, — это скорее исключение. Участникам крестовых походов, выбиравшим морской путь (в том числе монархам), приходилось в этом случае обращаться к итальянским морским республикам. Так, Филипп II Август в феврале 1190 г. заключил договор с генуэзцами: они предоставляли королевскому войску корабли, на которых могли быть размещены 650 рыцарей, 1300 оруженосцев, 1300 лошадей; Генуя также обеспечивала провизию и фураж, и за все французский король должен был заплатить 5850 серебряных марок.

Переправа через море — ключевая проблема крестоносцев. Как мы знаем, она со всей остротой встала перед участниками Четвертого крестового похода. Чтобы добраться до берегов Святой Земли, они заключили сделку с Венецией — морской державой, обладавшей своим флотом. На венецианских кораблях предполагалось перевезти огромное войско: 4 500 рыцарей, 9 000 оруженосцев и около 20 тысяч пехотинцев. Для выполнения этой задачи итальянская республика обещала построить десятки кораблей. Чем кончилась сделка с венецианцами, слишком хорошо известно.

Вожди крестоносных экспедиций все больше убеждаются в том, что без собственного флота транспортировать войско и запасы провианта не представляется возможным. Эту проблему осознал уже французский король Людовик Святой, который в 1240 г. основал порт Эг-Морт и принялся строить морские корабли и суда, чтобы переправляться на них через Средиземное море. Именно из этого порта король отправляется в экспедицию — в 1248 г. в Египет, а затем в 1270 г. — в Тунис. Успешное решение транспортной проблемы позволило создать и систему обеспечения войска. Уже в первой экспедиции Людовика Святого базой крестоносцев служил остров Кипр, где по приказу короля были размещены колоссальные запасы съестных припасов и денежных средств. Жан де Жуанвиль, сенешал короля и автор его первого жизнеописания, пишет в своем сочинении об «огромных бочках с вином» и «холмах пшеницы и ячменя».

По существу, инициатива Людовика Святого была первой попыткой французской монархии наладить постоянные морские коммуникации. Долгое время только Венеция, Генуя и Пиза располагали крупными морскими арсеналами, где строились военные и торговые корабли, на которых крестоносцы переправлялись через Средиземное море. На верфях Лигурии и Адриатики создавались как военные дромоны, так и торговые и военно-транспортные суда — т. н. нефы, имевшие округлую форму корпуса и снабженные парусами и рядом мачт. Венцом венецианского кораблестроения были галеры — длинные парусно-весельные суда, предназначавшиеся для торговых рейсов, но часто в силу их маневренности используемые в военном флоте. Решить проблему перевозок через море крестоносцам помогала также крупнейшая средневековая морская держава — Византия, которая обеспечивала переправу западных воинов через проливы. Византийцы также познакомили латинский Запад с новыми видами кораблей — например, парусным судном, приспособленным для транспортировки животных. В латинской Европе оно получило название «юиссье» (huissier) и представляло собой корабль с глубоким трюмом, в который по перекидному мостику через специальную дверцу (huis — старофр. дверь) в кормовой части вводили лошадей. На всех этих судах можно было перевозить к берегам Восточного Средиземноморья сотни рыцарей и пехотинцев, десятки боевых коней, а также вооружение и провиант.

Вскоре не только государи и купцы, но и отдельные паломники выбирают морской путь, прибегая к услугам средиземноморских портов. Важную роль в перевозке пилигримов со временем стали играть тамплиеры и госпитальеры, обладавшие собственным флотом. Именно члены духовно-рыцарских орденов предоставляют суда и организуют поездки из Марселя, Арля, Сен-Жиля, а также портов Апулии — Бари, Бриндизи — в Святую Землю. На каждом таком корабле рыцари перевозили до 1500 паломников. Итальянские и провансальские города создавали для этих рейсов благоприятные условия. Так, в 1233 г. коммуна Марселя передала тамплиерам и госпитальерам право пришвартовывать свои корабли в порту. Дважды в год — как правило, на Пасху и осенью — тамплиеры и госпитальеры организуют переправу через Средиземное море из Марселя. Со временем крестовый поход начинают называть «переходом через море» (passagium ultramarinum), и уже само наименование свидетельствует о том, какое важное значение в крестоносных экспедициях приобрел морской путь. Благодаря развитию коммуникаций, хорошей ориентации в море, время, затраченное на путь к Святой Земле, сокращается: в конце XII в. путешествие от Марселя или Бриндизи до Акры составляло примерно от 15 до 25 дней. Так, Филипп II Август покинул Мессину 30 марта 1189 г. и 20 апреля уже был в Акре. В 1248 г. Людовик Святой за 23 дня добрался из Эг-Морта до Лимассола на Кипре. Морские путешествия становятся все более частыми, и неслучайно средневековые хронисты называли Средиземное море «нашим морем» (Mare nostrum).

С середины XIII в. «переход через море» (passagium ultramarinuni) становится регулярным явлением, причем различали т. н. общие переходы (passagium generate), когда паломники присоединялись к большим крестоносным армиям, и «частные» походы (passagium particulare), когда они исполняли обет, путешествуя небольшими группами. Как видим, практика крестовых походов была чрезвычайно разнообразной. В любом случае крестоносцу нужно было сначала заключить контракт с судовладельцами в одном из портовых городов — Генуе, Венеции или Марселе. Морской путь в Святую Землю могли позволить себе лишь очень состоятельные миряне — ведь даже самые скромные паломники должны были платить немалые суммы. Если предводители больших походов — такие, как Филипп II Август или знатные бароны, — заранее оговаривали в общем контракте с судовладельцами число пассажиров, товаров и лошадей, то обычные крестоносцы покупали места. Самые удобные находились у носа корабля — это каюта «парадиз», а также специальные надстройки у носа и кормы (т. н. castellum); остальные места располагались между кормой и мачтой, в то время как багаж размещался в подводной части судна. Крестоносцы должны были заранее запастись на время путешествия пресной водой и провизией — от муки до мальвазии. На кораблях была и бортовая кухня, но из-за дороговизны она была доступна только для самых богатых. В морском путешествии крестоносцы испытывали повседневные трудности, которые живо описал в своих записках доминиканский монах Гийом Адам: «Внезапные изменения воздуха, зловоние моря, грубая и безвкусная пища, дурно пахнущая испорченная вода… теснота и масса других вещей, которые порождают… всяческие болезни…» Условия жизни обычных паломников на корабле ужасающие: питьевой воды и еды не хватало, спали валетом между кормой и мачтой, часто люди и животные вперемешку, ночью путников беспокоили крысы. Но самая главная беда, по свидетельству Гийома Адама, — изнуряющие тело и душу морские бури. Корабль трещит под натиском волн, слышится ржание лошадей, между пассажирами вспыхивают ссоры. Чтобы подбодрить себя, путники поют католический гимн «Приди, дух животворящий» (Veni Creator Spiritus)…

Крестоносцы, отправлявшиеся в Святую Землю, должны были не только обеспечить средства транспорта, но и поддерживать свое существование во время похода, а для этого запастись как провиантом, так и денежными средствами. Как они перемещали эти средства? Драгоценности и деньги на экспедицию собирали в Европе и в поход их брали с собой, чтобы закупать провизию и оплачивать перевозки. Известно, что, когда крестоносцы шли через Балканы, они везли с собой свои сокровища в специальных вагончиках. Такой способ перемещения денег был весьма ненадежным, так как драгоценную поклажу приходилось постоянно защищать от нападений грабителей. Позже, с возникновением духовно-рыцарских орденов, проблема транспортировки денег, а также их обмена стала решаться проще. Благодаря финансовой деятельности рыцарских орденов деньги можно было оставлять в одном месте и получать их в другом. По существу, тамплиеры стали изобретателями своего рода «векселей» — благодаря им можно было путешествовать, имея на руках только кусок пергамента с отпечатком пальца. Предъявляя этот «чек», паломник мог получить сумму из отданных им на хранение тамплиерам денег. Орденские братья сберегали вверенные им знатью суммы в своих командорствах — находившихся на Востоке и Западе административных центрах — и перемещали их повсюду, в том числе за море. Если денежная сумма по «чеку» исчерпывалась, родственники и близкие на родине могли ее пополнить. Благодаря таким операциям денежные средства крестоносцев оказывались недоступными для воров и разбойников. Поскольку храмовники получали многочисленные привилегии и значительные пожалования от Церкви и мирян, у них всегда находились наличные деньги на оплату счетов, а за каждую операцию они взимали небольшую сумму.

Крестоносцы постоянно нуждались в деньгах, которые могли им понадобиться не только на оплату закупок и средств транспорта, но и на вербовку новых рыцарей в их войско. Начиная с 1170 г. английский монарх Генрих II Плантагенет по примеру других западных государей с каждым «переходом за море» посылал в Святую Землю тамплиерам и госпитальерам немалые денежные средства. Он сам собирался отправиться на Восток воевать против неверных и намеревался зачерпнуть из этого источника. Впоследствии он передал все свои сокровища иерусалимскому королю Ги де Лузиньяну с тем, чтобы тот мог нанять воинов и сражаться против сарацин, которые в то время угрожали Иерусалимскому королевству. В 1250 г. во время крестового похода сенешал французского короля Людовика Святого Жан де Жуанвиль обращался к тамплиерам с просьбой выдать 30 тысяч ливров для выкупа христианских пленников. Задолго до него, в 1148 г., денежную помощь у храмовников стремился получить французский монарх Людовик VII. Такого рода сделки, несомненно, способствовали развитию кредитных операций в средневековой Европе, а успешная финансовая деятельность, основанная на богатстве тамплиеров, позволила решить многие проблемы организации крестовых походов.

Впоследствии, в эпоху поздних крестовых походов, вся система снабжения, транспортировки продовольствия и денежных средств подверглась коренному переустройству. Главная тенденция этих изменений заключается в том, что с укреплением национальных государств все разнообразные аспекты организации крестоносных экспедиций — от логистики, средств транспорта до обеспечения крестоносной армии продовольствием и денежными средствами — становится делом национальных монархий, предметом исключительной заботы европейских государей, а сам крестовый поход все больше приобретает профессиональные черты.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru