Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

У р о к 37. «СВЯЩЕНСТВО» И «ЦАРСТВО»

 

Цели урока: 

характеристика роли Русской православной церкви в различных сферах жизни страны в изучаемый период; определение предпосылок, сущности и итогов церковной реформы.

      Основные даты и события 
      1653—1656 гг. — церковная реформа.
      1666—1667 гг. — Церковный собор, проклявший всех противников реформы.

      Термины и понятия урока 
      Протопоп — старший православный священник.
    Соловецкое восстание («Соловецкое сидение») — восстание 1668—1676 гг. в Соловецком монастыре. Участники: монахи, не принявшие церковной реформы Никона, крестьяне, посадские люди, беглые стрельцы и солдаты, а также сподвижники С. Т. Разина. Карательная армия (свыше 1 тыс. человек) овладела монастырем после почти восьмилетней осады.
      Старообрядчество — совокупность религиозных групп и церквей в России, не принявших церковных реформ XVII в. и ставших оппозиционными или враждебными официальной православной церкви. Сторонники старообрядчества до 1906 г. преследовались царским правительством. Старообрядчество делится на ряд течений (поповцы, беспоповцы, беглопоповцы), толков и согласий. Имеет в своем составе две церкви: Белокриницкую иерархию, возглавляемую архиепископией Московской и всея Руси (центр — на Рогожском кладбище в Москве), а также Беглопоповскую архиепископию (центр — в городе Новозыбков Брянской области).
      Церковный раскол — отделение от Русской православной церкви части верующих, не признавших церковной реформы Никона 1653—1656 гг. Во второй половине XVII—XVIII вв. был идейным знаменем оппозиционных движений.

      Персоналии 
      Никон (Минов Никита) (1605—1681 гг.) — русский патриарх с 1652 г. Провел церковные реформы, вызвавшие раскол. Вмешательство Никона во внутреннюю и внешнюю политику государства под тезисом «священство выше царства» вызвало разрыв патриарха с царем. В 1658 г. оставил патриаршество в Москве. Собор 1666—1667 гг. снял с него сан патриарха. Сам Никон был сослан на Север.
      Аввакум Петрович (1620/1621—1682 гг.) — глава старообрядчества и идеолог раскола в православной церкви, протопоп, писатель. В 1646—1647 гг. — член «Кружка ревнителей благочестия». Выступил против реформы Никона. Сослан с семьей в 1653 г. в Тобольск, затем в Даурию. В 1663 г. возвращен в Москву, продолжал борьбу с официальной церковью. В 1664 г. сослан в Мезень. В 1666—1667 гг. осужден на церковном соборе и сослан в Пустозерск, где 15 лет провел в земляной тюрьме, написал «Житие» и многие другие сочинения. По царскому указу был сожжен в 1682 г.
      Филарет (Романов Федор Никитич) (ок. 1554/55—1633 гг.) — патриарх, отец царя Михаила Федоровича, боярин. Приближенный царя Федора Ивановича, при Борисе Годунове с 1600 г. — в опале, пострижен в монахи. При Лжедмитрии I с 1605 г. — ростовский митрополит, в 1608—1610 гг. — в Тушинском лагере. В 1610 г. возглавлял «великое посольство» к Сигизмунду III, задержан в польском плену. С 1619 г. фактический правитель страны.

      Оборудование урока: CD «Энциклопедия истории России. 862—1917 гг.», CD «История России и ее ближайших соседей: Энциклопедия для детей».

      План изучения нового материала: 1. Русская православная церковь при патриархе Филарете. 2. Церковная реформа. Никон и Аввакум. 3. Преследование раскольников.

      Урок целесообразно начать с актуализации знаний учащихся по следующим вопросам: какие изменения в политическом строе России можно наблюдать в XVII в.? Какую роль во времена Смуты играла Русская православная церковь?
      Учащиеся отмечают, что основу политического строя составлял переход от сословно-представительской к абсолютной монархии. Смута во многом настроила духовенство и монахов на воинственный лад, потому что многим монастырям пришлось выступать в качестве крепостей и держать оборону (Троице-Сергиев монастырь против поляков и Печерский монастырь против шведов). Эти настроения сохранились и после Смуты, проявляясь в непримиримости к проникновению неправославных вероучений.
      Церковь старалась влиять на все стороны общественной жизни. Царь рассматривался церковью только как самый высокопоставленный из людей, для которого требования христианской этики были обязательны в первую очередь.
      Церковь формировала государственную идеологию, развивая идеи концепции «Москва — Третий Рим», согласно которой Москва объявлялась центром православного мира и защитницей всех православных.
      1. Историческую характеристику личности патриарха Филарета учащиеся составляют на основе сообщения одного из учеников и материалов учебника. Следует обратить их внимание на то, что вопрос о доминировании церковной или светской власти временно потерял актуальность, однако так и не был решен.

Патриарх Филарет

      Федор Никитич Романов (ок. 1554/55—1633 гг.), в иночестве Филарет, — русский политический деятель, патриарх (с 1619 г.), отец первого царя из династии Романовых — Михаила Федоровича.
      В 1587 г. Федор Никитич упоминается как боярин и наместник нижегородский, в 1590 г. участвует в качестве дворового воеводы в походе на Швецию, после 1593—1594 гг. — наместник псковский и руководитель переговоров с послом императора Рудольфа Варгачем. В 1596 г. стал воеводой правой руки.
      После смерти его двоюродного брата царя Федора Ивановича считался ближайшим законным претендентом на престол. В 1600 г., пользуясь ложным доносом, Борис Годунов приказал арестовать всех братьев Романовых, а Федор Никитич был пострижен в монахи с именем Филарет и сослан в Антониево-Сийский монастырь. Жена его, постриженная под именем Марфа, сослана в Заонежские погосты, а малолетний сын Михаил и дочь заточены в Белоозере с теткой Анастасией Никитичной. «Двоюродным братом» Лжедмитрием I Филарет был возведен в сан Ростовского митрополита. В мае 1606 г. участвовал в свержении самозванца. После воцарения Василия Шуйского Филарет был направлен в Углич для открытия мощей царевича Дмитрия.
      11 октября 1608 г. он был захвачен тушинцами при взятии Ростова и направлен в Тушинский лагерь, где также «двоюродным братом» Лжедмитрием II был «наречен» патриархом, но занимал выжидательную позицию. В мае 1610 г. вернулся в Москву и принял участие в свержении Василия Шуйского в июле того же года.
      Филарет был сторонником избрания на русский престол сына польского короля Сигизмунда III — Владислава и заключенного 17 августа 1610 г. договора с польским гетманом Жолкевским по этому вопросу. В сентябре 1610 г. возглавил «великое посольство» под осажденный Смоленск, которое должно было окончательно закрепить статьи августовского договора. Однако в ходе переговоров Филарет понял, что Сигизмунд III хочет сам стать московским царем, и отказался изменять условия договора. Сигизмунд арестовал Филарета с частью посольства, поддерживавшей его, и отправил в апреле 1611 г. в Польшу.
      Во время пребывания Филарета в польском плену был созван Земский собор, который, рассмотрев кандидатуры, остановил свой выбор на его 16-летнем сыне Михаиле Федоровиче, провозгласив его в 1613 г. царем.
      10 марта 1613 г. в Варшаву было направлено посольство с целью добиться мира с Речью Посполитой и освобождения отца царя. Однако король Сигизмунд признавал царем лишь собственного сына, которому присягал в свое время и Михаил Романов. Попытка произвести обмен не увенчалась успехом, так как в московских тюрьмах все поляки были задушены.
      В июне 1616 г. новому посольству удалось получить у императора Священной Римской империи в Вене словесное обещание, что он не будет помогать Речи Посполитой и предложит ей заключить мир. Однако был заключен не мир, а Деулинское перемирие сроком на 14,5 лет. В соответствии с достигнутым соглашением Филарет вернулся на родину. 14 июня 1619 г. царь встретил митрополита в районе Пресни; сын поклонился отцу в ноги, а отец сделал то же самое перед сыном-царем, и они долго оставались в таком положении, не имея возможности двигаться и говорить от душивших их радостных слез.
      По возвращении Филарет сразу же был поставлен патриархом. Со времени возвращения и до конца жизни Филарет был фактическим правителем страны.
      Патриаршая деятельность Филарета состояла в энергичной охране чистоты православия, в преследовании за религиозное вольнодумство и т. д.
      Большое внимание Филарет уделял церковному книгопечатанию. В 1620 г. он возобновил в Москве типографию. Заботился патриарх и об открытии церковных школ.

      2. Изучение собственно церковной реформы патриарха Никона можно организовать в виде мини-конференции. На рассмотрение учащихся выносится проблема: церковный раскол — причины, содержание, последствия.
      В ходе обсуждения следует акцентировать внимание школьников на следующих важных моментах.
      Реформа повлекла за собой значительные изменения в политической и духовной жизни страны. Проводилась с ориентацией на греческие образцы, чему противились «ревнители древлего благочестия» — представители провинциального и столичного духовенства, ориентировавшиеся на древнерусскую обрядовую традицию. Итог реформы — раскол Русской православной церкви и появление религиозной оппозиции в лице старообрядцев. Признаками кризиса церкви были вооруженные выступления (Соловецкое восстание 1668—1676 гг.), массовые самосожжения старообрядцев, а также конфликт патриарха с Алексеем Михайловичем, который завершился падением властолюбивого Никона и крушением идеи «священство выше царства». Раскол, по мнению ряда исследователей, представлял собой религиозно-психологическое явление, содержащее в себе и социально-политические компоненты. Возникновение старообрядчества было вызвано тем, что народ увидел в реформе покушение на веру отцов. Старая вера отождествлялась народом с идеей Святой Руси, с надеждой обрести социальную справедливость, а главное — спасти бессмертную душу и попасть в Царствие Небесное. Русский философ Н. А. Бердяев писал: «В народе проснулось подозрение, что православное царство, Третий Рим, повредилось, произошла измена истинной вере. Государственной властью и высшей церковной иерархией овладел Антихрист». В условиях общественного кризиса второй половины XVII в. обострились ожидания скорого конца света, что объясняло как поведение ранних старообрядцев, так и соединение в этом движении столь разных по своим интересам и мироощущению социальных групп.
      Для характеристики самого патриарха и его основного противника Аввакума учащиеся могут воспользоваться следующими материалами.

В. О. Ключевский. «Курс русской истории» 
(Извлечение)

      Патриарх Никон. Он родился в 1605 г. в крестьянской среде, при помощи своей грамотности стал сельским священником, но по обстоятельствам жизни рано вступил в монашество, закалил себя суровым искусом пустынножительства в северных монастырях и способностью сильно влиять на людей приобрел неограниченное доверие царя, довольно быстро достиг сана митрополита новгородского и, наконец, 47 лет от роду стал всероссийским патриархом. Из русских людей XVII в. я не знаю человека крупнее и своеобразнее Никона. Но его не поймешь сразу: это — довольно сложный характер и прежде всего характер очень неровный. В спокойное время, в ежедневном обиходе он был тяжел, капризен, вспыльчив и властолюбив, больше всего самолюбив...
      ...За ожесточение в борьбе его считали злым; но его тяготила всякая вражда, и он легко прощал врагам, если замечал в них желание пойти ему навстречу. С упрямыми врагами Никон был жесток. Но он забывал все при виде людских слез и страданий; благотворительность, помощь слабому или больному ближнему была для него не столько долгом пастырского служения, сколько безотчетным влечением доброй природы. По своим умственным и нравственным силам он был большой делец, желавший и способный делать большие дела, но только большие. Что умели делать все, то он делал хуже всех; но он хотел и умел делать то, за что не умел взяться никто, все равно, доброе ли то было дело или дурное. Его поведение в 1650 г. с новгородскими бунтовщиками, которым он дал себя избить, чтобы их образумить, потом во время московского мора 1654 г., когда он в отсутствие царя вырвал из заразы его семью, обнаруживает в нем редкую отвагу и самообладание; но он легко терялся и выходил из себя от житейской мелочи, ежедневного вздора; минутное впечатление разрасталось в целое настроение. В самые трудные минуты, им же себе созданные и требовавшие полной работы мысли, он занимался пустяками и из-за пустяков готов был поднять большое шумное дело...
      ...В заточении он принялся лечить больных, но не утерпел, чтобы не кольнуть царя своими целительными чудесами, послал ему список излеченных, а царскому посланцу сказывал, был-де ему глагол, отнято-де у тебя патриаршество, зато дана чаша лекарственная: «лечи болящих». Никон принадлежал к числу людей, которые спокойно переносят страшные боли, но охают и приходят в отчаяние от булавочного укола. У него была слабость, которой страдают нередко сильные, но мало выдержанные люди: он скучал покоем, не умел терпеливо выжидать; ему постоянно нужна была тревога, увлечение смелою ли мыслью или широким предприятием, даже просто хотя бы ссорой с противным человеком. Это словно парус, который только в буре бывает самим собой, а в затишье треплется на мачте бесполезной тряпкой.

Н. И. Костомаров. «Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей»

      Патриарх Никон. ...Всеми этими подвигами благочестивого нищепитательства Никон никому не становился на дороге, но вместе с тем он совершал иного рода подвиги, такие, которые тогда уже навлекли на него врагов: по царскому приказанию он посещал тюрьмы, расспрашивал обвиненных, принимал жалобы, доносил царю, вмешивался в управление, давал советы, и царь всегда слушал его. В письмах своих к Никону царь величал его «великим солнцем сияющим», «избранным крепкостоятельным пастырем», «наставником душ и телес», «милостивым, кротким, милосердым», «возлюбленником своим и содружебником» и т. п.; царь поверял ему тайное свое мнение о том или другом боярине. От этого уже тогда в Москве бояре не терпели Никона, как царского временщика, и некоторые говорили, что лучше им погибать в Новой Земле за Сибирью, чем быть с новгородским митрополитом. Не любили его подначальные духовные за чрезмерную строгость и взыскательность, да и мирские люди в Новгороде не питали к нему расположения за крутой властолюбивый нрав, несмотря на его нищелюбие, которое в сущности было таким же делом обрядового благочестия, как и заботы о богослужении...
      ...Сам царь развил в этом человеке властолюбие; он приучил его вмешиваться в государственные дела, и патриарху трудно было держаться в стороне от них. Зависимость церкви от государственной власти казалась ему нестерпимою, по мере того как он терял прежнюю силу и влияние на дела государственные. С этих пор у него, естественно, если не в первый раз явилось, то сильнее развилось стремление поставить духовную власть независимо от светской и церковь — выше государства.

      Вопросы к документам: 1. Какие черты характера патриарха Никона выделяют В. О. Ключевский и Н. И. Костомаров? 2. Какую черту характера Никона В. О. Ключевский считает основной причиной его поражения? 3. В чем, по мнению Н. И. Костомарова, заключалась причина стремления патриарха поставить «священство» выше «царства»?

«Житие протопопа Аввакума, им самим написанное» 
(Извлечение)

      ...Рождение же мое в нижегороцких пределех, за Кудмою рекою, в селе Григорове. Отец ми бысть священник Петр, мати — Мария, инока Марфа. Отец же мой прилежаше пития хмельнова; мати же моя постница и молитвенница бысть, всегда учаше мя страху Божию.
      ...А егда в попах был, тогда имел у себя детей духовных много, — по се время сот с пять или с шесть будет. Не почивая, аз, грешный, прилежа во церквах, и в домех, и на распутиях, по градом и селам, еще же и в царствующем граде и во стране сибирской проповедуя и уча слову Божию, — годов будет тому с полтретьятцеть.
      Помале паки инии изгнаша мя от места того вдругоряд. Аз же сволокся к Москве, и Божиею волею государь меня велел в протопопы поставить в Юрьевец-Повольской. И тут пожил немного, — только осмь недель: дьявол научил попов, и мужиков, и баб, — пришли к патриархову приказу, где я дела духовныя делал, и, вытаща меня из приказа собранием, — человек с тысящу и с полторы их было, — среди улицы били батожьем и топтали; и бабы были с рычагами. Грех ради моих, замертва убили и бросили под избной угол. Воевода с пушкарями прибежали и, ухватя меня, на лошеди умчали в мое дворишко; и пушкарей воевода около двора поставил. Лю-дие же ко двору приступают, и по граду молва велика. Наипаче же попы и бабы, которых унимал от блудни, вопят: «убить вора, да и тело собакам в ров кинем!» Аз же, отдохня, в третей день ночью, покиня жену и дети, по Волге сам-третей ушел к Москве. На Кострому прибежал, — ано и тут протопопа ж Даниила изгнали. Ох, горе! везде от дьявола житья нет! Прибрел к Москве, духовнику Стефану показался; и он на меня учинился печален: на што-де церковь соборную покинул? Опять мне другое горе! Царь пришел к духовнику благословитца ночью; меня увидел тут; опять кручина: на што-де город покинул? — А жена, и дети, и домочадцы, человек с двадцеть, в Юрьевце остались: неведомо — живы, неведомо — прибиты! Тут паки горе.
      Посем Никон, друг наш, привез из Соловков Филиппа митрополита. А прежде ево приезду Стефан духовник, моля Бога... о патриархе, да же даст Бог пастыря ко спасению душ наших, и с митрополитом казанским Корнилием, написав челобитную за руками, подали царю и царице — о духовнике Стефане, чтоб ему быть в патриархах. Он же не восхотел сам и указал на Никона митрополита. Царь ево и послушал, и пишет к нему послание навстречю: преосвященному митрополиту Никону новгороцкому и великолуцкому и всея Русии радоватися, и прочая. Егда ж приехал, с нами яко лис: челом да здорово. Ведает, что быть ему в патриархах, и чтобы откуля помешка какова не учинилась. Много о тех кознях говорить! Егда поставили патриархом, так друзей не стал и в Крестовую пускать.
      ...Меня взяли... на патриархове дворе на чепь посадили ночью. Егда ж рассветало в день недельный, посадили меня на телегу, и ростянули руки, и везли от патриархова двора до Андроньева монастыря и тут на чепи кинули в темную полатку, и сидел три дни, ни ел, ни пил; во тьме сидя, кланялся на чепи, не знаю — на восток, не знаю — на запад. Никто ко мне не приходил, токмо мыши, и тараканы, и сверчки кричат, и блох довольно. Бысть же я в третий день приалчен, — сиречь есть захотел, — и после вечерни ста предо мною, не вем-ангел, не вем-человек, и по се время не знаю, токмо в потемках молитву сотворил и, взяв меня за плечо, с чепью к лавке привел, и посадил, и ложку в руки дал, и хлеба немножко, и штец похлебать, — зело прикусны, хороши! — и рекл мне: «полно, довлеет ти ко укреплению!» Да и не стало ево. Двери не отворялись, а ево не стало! ... Наутро архимандрит с братьею пришли и вывели меня; журят мне, что патриарху не покорился, а я от писания ево браню да лаю. Сняли большую чепь да малую наложили. Отдали чернцу под начал, велели волочить в церковь. У церкви за волосы дерут, и под бока толкают, и за чепь торгают, и в глаза плюют. Бог их простит в сии век и в будущий: не их то дело, но сатаны лукаваго. Сидел тут я четыре недели.
      ...Таже послали меня в Сибирь с женою и детьми. И колико дорогою нужды бысть, тово всево много говорить, разве малая часть помянуть. Протопопица младенца родила; больную в телеге и повезли до Тобольска; три тысящи верст недель с тринадцеть волокли телегами и водою и саньми половину пути.
      ...Посем указ пришел: велено меня из Тобольска на Лену вести за сие, что браню от писания и укоряю ересь Никонову.
      ...Таже в Москве приехал, и, яко ангела Божия, прияша мя государь и бояря, — все мне ради. К Федору Ртищеву зашел: он сам из полатки выскочил ко мне, благословился от меня, и учали говорить много-много, — три дни и три нощи домой меня не отпустил и потом царю обо мне известил. Государь меня тотчас к руке поставить велел и слова милостивые говорил: «здорово ли-де, протопоп, живешь? еще-де видатца Бог велел!» И я сопротив руку ево поцеловал и пожал, а сам говорю: «жив Господь, и жива душа моя, царь-государь; а впредь что изволит Бог!» Он же, миленькой, вздохнул, да и пошел, куды надобе ему. И иное кое-что было, да што много говорить? Прошло уже то! Велел меня поставить на монастырском подворье в Кремли и, в походы мимо двора моево ходя, кланялся часто со мною низенько-таки, а сам говорит: «благослови-де меня и помолися о мне!» И шапку в ыную пору, мурманку, снимаючи с головы, уронил, едучи верхом. А из кореты высунется, бывало, ко мне. Таже и вся бояря после ево челом да челом: «протопоп, благослови и молися о нас!» Как-су мне царя тово и бояр тех не жалеть? Жаль, о-су! видишь, каковы были добры! Да и ныне оне не лихи до меня; дьявол лих до меня, а человеки все до меня добры. Давали мне место, где бы я захотел, и в духовники звали, чтоб я с ними соединился в вере; аз же вся сии яко уметы вменил, да Христа приобрящу, и смерть поминая, яко вся сия мимо идет.
      ...Последнее слово ко мне рекли: «что-де ты упрям? вся-де наша Палестина ...все-де трема персты крестятся, один-де ты стоишь во своем упорстве и крестишься пятью персты! — так-де не подобает!» И я им о Христе отвещал сице: «вселенстии учитилие! Рим давно упал и лежит невсклонно, и ляхи с ним же погибли, до конца враги быша християном. А и у вас православие пестро стало от насилия турскаго Магмета, — да и дивить на вас нельзя: немощны есте стали. И впредь приезжайте к нам учитца: у нас, Божиею благодатию, самодержство. До Никона отступника в нашей России у благочестивых князей и царей все было православие чисто и непорочно и церковь немятежна. Никон волк со дьяволом предали тремя персты креститца; а первые наши пастыри, яко же сами пятью персты крестились, такожде пятью персты и благословляли по преданию святых отцов наших».
      ...Потом привели нас к плахе, меня отвели, не казня, в темницу. Чли в наказе: Аввакума посадить в землю в струбе и давать ему воды и хлеба. И я сопротив тово плюнул и умереть хотел, не едши, и не ел дней с восмь и больши, да братья паки есть велели.

      Вопросы к документу: 1. Каким перед вами предстает Аввакум после знакомства с его «Житием»? 2. В чем Аввакум видел свою миссию? Что толкало его на мученичество? 3. Что защищал и против чего выступал Аввакум?

      3. Рассматривая вопрос о преследовании старообрядцев, учитель отмечает, что в борьбе против них официальная церковь вынуждена была обращаться за содействием к государству, делая шаги в сторону подчинения светской власти. Алексей Михайлович этим воспользовался, а его сын Петр I окончательно расправился с самостоятельностью Православной церкви.
      Государство преследовало старообрядцев. В 1681 г. было запрещено любое распространение древних книг и сочинений старообрядцев. В 1682 г. по приказу царя Федора был сожжен виднейший вождь раскола Аввакум. При Софье был издан закон, окончательно запретивший любую деятельность раскольников.
      Подводя итог урока, учитель еще раз обращает внимание учащихся на изменение роли Православной церкви в различных сферах жизни страны в изучаемый период. Учащимся можно предложить задание: определить суть церковного раскола XVII в.
      Домашнее задание: § 33, письменный ответ на вопрос 6 после параграфа.

 

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru