Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

Уроки практической психологии. Рекомендации классному руководителю

 

Многие проблемы, возникающие у педагога, вполне разрешимы, если удается освоить благоприятный стиль педагогического общения.

Опекун сгорает на работе

Учителя российских школ традиционно отличаются умением давать добротные знания, но порой их самоотверженность и энтузиазм приводят к полному истощению сил и постоянному ощущению перегруженности на работе.
Сегодня роль учителя не должна сводиться к опекунскому отношению к ученикам. Им необходим учитель, и в особенности классный руководитель-менеджер, организующий деятельность энергичных, самостоятельных детей и подростков, имеющих свои возрастные особенности. Следовательно, классному руководителю необходимы знания о возрастной психологии, психологии общения.
Классный руководитель-опекун «сгорает» на работе, тратя огромную энергию, чтобы контролировать, заставлять, направлять учеников. Классный руководитель-менеджер умеет использовать потенциал и энергию своих учеников, координируя их деятельность; владеет современными психологическими методами помощи детям (тренинги, ролевые игры).
Воспитание в современном понимании основано прежде всего на понимании ученика – его нужд и потребностей, на знании закономерностей его роста и развития его личности. Эти же знания необходимы и родителям.
Методы, которыми часто пользуются классные руководители в работе с родителями, часто оказываются недейственными. Бывает, что теоретическая разъяснительная работа, проводимая психологами и педагогами из лучших побуждений, приносит родителям вред: они узнают, что делают «все не так», пытаются вести себя по-новому, быстро «срываются», теряют уверенность в своих силах, винят и клеймят себя, а то и срывают раздражение на детях.
Родителей необходимо не только просвещать, но и обучать способам правильного общения. Однако для этого педагоги сами должны ими хорошо владеть.
Взаимодействие с ребенком, педагогическая поддержка основываются прежде всего на безусловном принятии ребенка. Это значит, что взрослый любит его не за то, что он красивый, умный, способный, отличник, помощник и так далее, а просто так, просто за то, что он есть!

Разрушительные стереотипы

Учеными доказано, что потребность в любви, в принадлежности, то есть нужности другому, – одна из фундаментальных потребностей человека. Что нам мешает безусловно принимать ученика? Главная причина – это неправильный настрой на «воспитание». Мы говорим: «Сначала дисциплина, а потом уже добрые отношения. Иначе я его испорчу». Это ошибка! Ошибка в том, что дисциплина налаживается не до, а после установления добрых отношений.
Воспитание учеников – сложный процесс, который происходит постоянно. А мы, педагоги и родители, часто пользуемся автоматическими реакциями, заготовленными фразами в общении с детьми. Они становятся помехами на пути эмпатического взаимодействия, позитивных и эффективных методов воспитания. Например:
– приказы, команды («Замолчи», «Чтобы больше я этого не слышала») приведут к эффективному, но временному результату;
– предупреждения, предостережения, угрозы («Смотри, как бы не стало хуже», «Не придешь вовремя, пеняй на себя») часто бессмысленны, так как загоняют ребенка в еще больший тупик;
– мораль, нравоучения, проповеди («Ты обязан вести себя как подобает», «Ты должен уважать взрослых») дают ребенку чувство давления внешнего авторитета, иногда вину, иногда скуку, а чаще все вместе;
– критика, выговоры, обвинения («Зря я на тебя надеялась») формируют у ребенка низкую самооценку, он начинает думать, что он и на самом деле плохой, безвольный, безнадежный, неудачник;
– отшучивание, уход от разговора порой унижают и отталкивают подростка.


Нелегкое искусство общения

Безоценочное, безусловное принятие – это понятно, но как быть, если ученик «не слушается, делает не то»? Как часто мы принимаем меры в виде наказания, запрета, проявляем авторитарный стиль общения. Результат – протест, игнорирование, замкнутость. «Лечим» следствие оперативным путем, совершенно не разбираясь в причинах непослушания.
Причина негативного упорства и отказов часто кроется в отрицательных переживаниях. Нам нужно прислушаться к себе, проанализировать, как мы общаемся с учеником, как часто используем дружелюбный тон, совместную деятельность. Ведь вместе – значит на равных.
Научиться эффективно общаться с ребенком возможно, если использовать упражнения, направленные на практическое овладение элементами педагогической коммуникации. В.А. Кан-Каликом разработаны такие упражнения тренинга профессионально-педагогического общения. Представим некоторые из них.
Техника интонирования. Попробуйте произнести некоторые фразы (типа «кто дежурный?», «идите сюда», «выполнили ли задание?», «прошу внимания», «да», «будьте добры» и т.п.) с различными интонационными оттенками в зависимости от педагогической ситуации.
Развитие мимики, пантомимики. Занятия проводятся дома перед зеркалом: изобразите удивление, волнение, гнев, смех, иронию и т.п.
Упражнение на педагогически целесообразное переживание. Попытайтесь найти в себе зачатки чувства, которое вы сейчас не испытываете: радости, гнева, безразличия, горя, отчаяния, негодования, возмущения и т.п.; найдите педагогически целесообразные формы выражения этих чувств в различных ситуациях, проиграйте ситуацию.
Развитие семантических движений. Поиск мимических и зрительных средств воплощения требования, например: «садитесь», «внимание», «тишина», «иди сюда» и т.п. Найдите пантомимические и мимические средства выражения этих требований. Эти простые упражнения помогут педагогу проиграть типичные ситуации и приобрести навыки общения.


Что почитать по теме. Рекомендации от автора.
Гиппенрейтер Ю.Б. Общаться с ребенком. Как? – 2004
Самоукина Н.В. «Игры, в которые играют …» – 1997
Скороходова Н.Ю. Психология ведения урока – 2002

Когда роль клоуна – это уже не смешно

Они валяют дурака, нарушают школьные правила и срывают уроки. Учителя и родители ругают их, стыдят. Но даже не догадываются, что сами же и укрепляют их в этом амплуа

В каждом классе есть ученик, который выступает в роли шута. Так уж заведено. У учителя он вызывает разные чувства – от искренней улыбки над проделками ребенка-балагура до глухого раздражения и даже негодования, когда клоун начинает вытворять невообразимое.
К таким детям можно относиться по-разному, но общее здесь одно – на них нельзя не обращать внимания. Что и дает ключ-подсказку к пониманию цели, которой хотят добиться дети, разыгрывающие номер «впервые на арене».


Почти неразрешимая задача

Они страстно жаждут внимания. Но почему выбирают именно такой экстравагантный способ? Почему не с помощью отличной учебы или каких-то талантов? Ведь у таких детей их предостаточно: и определенные актерские способности, и умение быстро ориентироваться в ситуации, улавливать настроение других людей, и развитое чувство юмора, и ироничность к самому себе.
Не обделены они и интеллектом. Но, похоже, этим клоунам даже в голову не приходит воспользоваться им в целях достижения учебных побед. Они производят впечатление несобранных, несерьезных, каких-то разболтанных, не умеющих ставить перед собой задачу и достигать задуманного. Их главная особенность – не соответствовать возрасту. Некоторые из записных шутов кажутся младше, а иные – старше своих сверстников.
…Двенадцатилетний мальчик так удачно исполнял роль шута в школе, что всерьез его никто давно не воспринимал. Учительница, проходя мимо него по коридору, шутливо бросала на лету: «Все играешь, Рома? Пора бы повзрослеть!» Другая учительница, начиная урок, привычно спрашивала: «Где твой учебник, Рома?» И Рома после театральной паузы торжественно извлекал его из портфеля. Учительница не отставала: «А тетрадь?» Постепенно все необходимые предметы в результате этой комедии на двоих оказывались на парте. Тогда учительница громко объявляла: «Ну вот, даже Рома готов к уроку! Ура ему!»
Класс радостно аплодировал. А довольный вниманием Рома готовился к следующему акту комедии, придумывал все новые действия, самозабвенно работал на благодарную публику. И только родители Ромы не были довольны театральным дарованием сына. Ведь играя в «дурачка», он вдребезги разбивал все их мечты об умном сыне-отличнике.
Единственное, что оставалось его амбициозным родителям – говорить, будто Рома просто несобранный, потому и не проявил себя вундеркиндом, коим в глубине души является. Между тем роль клоуна, которую Рома предпочел роли чудо-ребенка, уводила его все дальше, толкая к действиям, уже опасным для здоровья.
Школа не адаптирована к альтернативным нуждам своих учеников. И к тому, что личность каждого ученика нуждается в уважении. Только дети, настроенные на достижение успеха в обучении, чувствуют себя достаточно комфортно в регламентированной расписанием школьной атмосфере. Порядок признается ими, потому что они хотят преуспеть в школьной жизни. А вот неакадемически ориентированные ученики не очень-то интересуются порядком. Для них школа – просто часть их жизни, но это не то, к чему они относятся серьезно.


Неразгаданный смысл самодельной репризы

…Пятнадцатилетний подросток заслужил себе славу чудака и прозвище «псих» странными выходками. «Псих» на школьном жаргоне – тот, чей вид и поступки выглядят «дикими», «сумасшедшими». Поведение «психов» часто непредсказуемо, но всегда идет вразрез с социальными нормами. Их
цель – явная демонстрация пренебрежения ко всему общепринятому. Но главное для них все-таки не сами действия, а манера, в которой они совершаются.
Нашего «психа» знали все: и учителя, и дети, и родители. Многие его побаивались, потому что он был способен на что угодно. Мог сказать или сделать такое, что вгоняло в шок всех, кому «посчастливилось» при этом присутствовать: скомкать и отшвырнуть лист, розданный учителем для контрольной, или молча встать и демонстративно выйти из класса, или вместо ответа у доски кинуться поливать цветы.
На смешного рыжего клоуна он не тянул. Скорее был шутом-экстремалом. И если бы взрослым удалось отодвинуть оборонительные чувства, возникающие первыми, какое глубочайшее одиночество и отчаяние обнаружилось бы под личиной шута у этого непонятого подростка.
Он хотел лишь одного – быть принятым всеми и любимым. Но выражал свое желание прямо противоположным способом. И потому ничего, кроме недоумения и враждебности, а порой и жалости, вызвать не мог. Роль заслонила мальчишку. Учителя и одноклассники относились к нему так, как будто сам по себе он никакой ценности не представлял.
Какая ужасная ноша для детской души – чувствовать, что ты должен быть нелепым, «ненормальным», чтобы тебя замечали!
Он мечтал об особенном отношении, но более адекватным способам получить все это не научился. Как и принять помощь от взрослого. На предложение школьного психолога пригласить запутавшегося сына на консультацию его мать ответила: «Я не могу, мы с ним уже давно не разговариваем».
Намного реже роль клоуна в классе исполняет девочка. Она остра на язык. Независима в суждениях. Всегда готова высказать собственное мнение. Способна удерживать на себе внимание учителя и класса в течение всего урока.
Другие девочки относятся к ней чаще всего негативно. Родители раздражены и смущены. Учителя тоже не жалуют, считают ее выскочкой. И никто из окружающих не задает себе вопрос: против кого и чего на самом деле борется клоунесса, что хочет доказать?
Все знают: бывают такие ситуации, когда человек смеется, чтобы не заплакать. Смех – мощное средство против чего-то страшного, вызывающего тревогу и разочарование.
«Смех без причины – признак дурачины», – безжалостно констатирует народная мудрость. В то же время к дурачкам и блаженным на Руси всегда было особое отношение. Именно они становились выразителями тех мыслей и эмоций, о которых другие люди боялись даже заикнуться. Под маской дурачка человек мог позволить себе говорить правду. Что думает, видит и чувствует, то и говорит. Так может, все это относится и к ребенку-шуту? И для него единственно возможный способ рассказать о своих переживаниях, снизить их интенсивность и почувствовать себя хотя бы ненадолго полегче – валять дурака, нарушая школьные правила и срывая уроки?!


Действовать, а не переживать!

Получается, ребенок-клоун стремится показать себя единственным в своем роде и таким образом справиться с переживаниями.
Но если на сцене ребенок-шут, то кто его истинные зрители, ради которых устроено представление? Вроде бы все его действия направлены на учительницу, но часто ребенок так скоморошничает для своих родителей. А то, что он вытворяет в школе, – лишь следствие, самый краешек проблем, происходящих в доме.
Возможно, в семье появился малыш, и ребенок-шут чувствует себя покинутым, заброшенным, ненужным. А скорее всего он вообще всегда был для своих родителей кем-то другим в силу тех или иных ожиданий, которые не осуществились.
Если присмотреться повнимательнее, в комедийных представлениях ребенка-шута обнаружатся не только элементы пародии и издевки, но и завуалированные мольбы о помощи и понимании.
К сожалению, взрослым порой недосуг разглядеть настоящий характер ребенка. Вот и принимают маску за его истинное лицо. В какой-то степени это даже нормально: наше восприятие защищается тем, что подгоняет окружающую действительность под определенную, понятную нам схему (образ), чтобы справиться с ней. Но когда взрослые целиком и полностью поддаются этому принципу, они с удивлением замечают, что их слова и действия вызывают обратный эффект. Родители приучают сына к ответственности, а он продолжает терять вещи. Учат дочь считаться с другими людьми, а она все больше настаивает на своих капризах. И вдруг обнаруживается, что сын – растеряха, а милая дочка – жуткая эгоистка.
Как такое могло произойти? Взрослые принимаются еще больше ругать, стыдить, контролировать, но происходит и вовсе удивительное – диагноз становится болезнью. Этот процесс похож на старинный процесс печатания фотографий: сначала проявляются, потом закрепляются. Трудно, невозможно поверить, что взрослые сами укрепляют ребенка в исполнении той роли, которая им совсем не нравится. При этом ребенок зачастую даже не осознает, что он играет роль в пьесе, которую ставят родители и учителя. Но осознают ли сами воспитатели, что исполняют пьесу, роли в которой уже распределены? В какой момент жизни ребенок становится не просто шутником, а шутом? Разве он таким рождается? И что здесь зависит от родителей? Ведь есть еще сверстники и школа?
Иногда родители могут причинить вред своему ребенку, даже если всерьез хотят помочь ему стать лучше. Они искренне верят, что если укажут ему, где плохо, ребенок тут же исправится. Но вместо этого добиваются прямо противоположного результата.


Ресурс для новой роли

Одна родительница все время жалуется, что ее сын безобразничает в школе, мешает другим детям учиться и большую часть дня обычно проводит в кабинете директора. И в то же время, рассказывая о проделках сына, она не без гордости говорит: «Мой сын – звезда всей школы».
Что же получается, сами того не подозревая, мы, взрослые, вынуждаем ребенка играть определенную роль, даже если сознательно ее отвергаем? И действительно, дети воспринимают такое «послание» от родителей, хотя оно вслух и не произносится: «Продолжай оставаться шутом. Не обращай внимания на мои протесты».
Когда ребенок исполняет какую-нибудь особенную роль, родителям неплохо было бы спросить себя: «А какое подкрепление я даю ему для сохранения этой роли? Разговаривая с ним, какое сообщение я на самом деле ему посылаю?»
Проблема в том, что пока родители и учителя не перестанут видеть в ребенке клоуна, он сам себя тоже не увидит по-другому и не сможет измениться.
Английский ученый, исследователь психологии личности Ром Харре предлагает рецепт исправления ситуации, лучше которого пока ничего не придумано. Во всяком случае, это работает:

первый шаг – понять, какую роль играет ваш ребенок, и назвать ее своим именем, и хорошо бы еще разобраться с тем, какое послание получает от вас ребенок, когда вы говорите с ним;

второй шаг – изменить стиль общения с ребенком, вести себя отныне так, как если бы он уже стал таким, каким вы хотите его видеть;

третий шаг – найти ресурсы для этой новой роли либо в прошлом ребенка, либо использовать свой собственный ресурс (ведь если ребенок раньше не проявлял благородства и серьезности, ему не на что опереться в собственном опыте, значит, вам самим придется поделиться с ним этими качествами).

Пора кончать со случайными, спонтанными реакциями на поведение ребенка. Ему нужны умелые, искусные и рассчитанные воздействия.
И еще: работая над изменением негативной роли ребенка, необходимо прекратить терзать его придирками. Ребенок не может расти под огнем постоянной критики.

 

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru