Начальная школа

Русский язык

Литература

История России

Всемирная история

Биология

География

Математика

ПОДСОБИ, ДРУГ!

 

Много удивительного и поучительного обнаружилось при изучении дельфинов. Те усилия, то время, которые были затрачены на эти исследования, не пропали даром — теперь это совершенно ясно. И все же не только чисто исследовательская любознательность заставляла ученых все дальше и глубже проникать в дельфиньи секреты. Имеются и значительно более серьезные причины, заставляющие всесторонне изучать этих животных. И од на из главных причин состоит в том, что дельфины могут стать ценнейшими и полезнейшими помощниками людей при решении огромной задачи, стоящей перед человечеством, — задачи освоения Мирового океана.

Может возникнуть естественное сомнение: да разве эта задача не решена давным-давно? Разве не бороздят океаны и моря во всех направлениях корабли, созданные человеком, перевозящие пассажиров и грузы, добывающие рыбу и другие продукты моря? Разве не созданы человеком не только надводные, но и подводные корабли, водолазная и другая техника, с помощью которой человек проникает в морские глубины?

Все это, конечно, есть. Вот только позволяют ли все эти действия утверждать, что человек действительно освоил Мировой океан? Очень сомнительно! Если и освоил в какой-то степени, то уж никак не в той, которая действительно необходима. На своих кораблях человек более или менее уверенно плавает по поверхности океана, постепенно осваивает прибрежные участки морей. Но основная масса подводных пространств для нас по-прежнему остается далекой, неосвоенной планетой. Хотя человек и научился спускаться под воду, но при этом он вынужден отгораживаться от воды водолазными скафандрами и бортами подводных кораблей, броней глубоководных батискафов. Под водой человек чувствует себя в постоянной опасности, эта среда враждебна ему. Нельзя же, в самом деле, в такой ситуации всерьез утверждать, что мы освоили подводные пространства. Хотя человек пытается овладеть морской стихией уже тысячи лет, эта задача до сих пор остается, пожалуй, не менее сложной, чем освоение космоса.

Причина этого вполне ясна. Человек создан природой как существо наземное, подводный мир для него чуждая и враждебная среда. Отсутствие воздуха, необходимого для дыхания; громадные давления, постоянный холод и кромешная темнота на значительных глубинах — такие условия никак нельзя назвать комфортными для людей. Каждый из этих факторов в отдельности, а тем более все они вместе никак не способствуют нормальной работе человека под водой. Самая лучшая водолазная техника не может полностью исправить это положение. Неудивительно поэтому, что для человека, да же оснащенного водолазным снаряжением, выполнение любой работы под водой связано с огромными трудностями, а подчас и со значительным риском, даже если по своей сути эта работа совсем не сложна.

Представим себе, к примеру, что в воде затонул какой-то ценный предмет, нужно найти его и поднять на поверхность. Для этого под воду спускается водолаз, за дача которого предельно проста: подойти к предмету и привязать к нему спущенный с поверхности трос; дальше за дело возьмется установленная на корабле лебедка, и предмет будет поднят на поверхность. Но легко сказать — подойти и привязать; это просто только на земле, но не под водой. Для начала предмет нужно найти, а как? Ведь видимость под водой, как уже говорилось, может не превышать нескольких метров, а бывает и того меньше. Значит, недостаточно просто осмотреться вокруг, необходимо метр за метром обыскать все пространство, где, по расчетам, находится нужный предмет, осматривая морское дно буквально у себя под носом. При этом сам же водолаз может оказаться препятствием, если дно покрыто илом: одно неосторожное движение, и человек оказывается в облаке поднятой им со дна мути, в которой разглядеть вообще ничего нельзя. Уже одно это осложняет задачу, даже если бы человек мог двигаться под водой совершенно свободно. Но и настоя щей свободы движений у водолаза нет: под водой его стесняет водолазный скафандр или специальный костюм, мешает двигаться воздушный шланг, тянущийся к поверхности, или воздушные баллоны на спине. Не так-то легко ему обыскать большую территорию на морском дне. А если к тому же предмет, который он ищет, заволокло илом, прикрыло водорослями, тогда дело совсем плохо.

Но давайте мысленно облегчим задачу нашему водолазу. Пусть предмет, который он ищет, издает какие-то характерные звуки. Звук под водой распространяется очень хорошо, его слышит даже водолаз, хотя человеческие уши приспособлены совсем для других условий. Значит, теперь водолаз, ориентируясь на звук, сможет быстро отыскать предмет? Не тут-то было! Воспринять звук под водой человеческие уши могут, но определить его направление — никак; не приспособлены они для этого. Водолаз слышит звук, знает, что цель его поисков где-то рядом, но тем обиднее — никак не может определить, откуда же идет звук.

Надо ли удивляться после этого, что иногда, пробыв под водой немало времени, потратив уйму сил, водолаз, так ничего и не найдя, вынужден возвращаться на поверхность ни с чем. А путь наверх тоже не скор: водолаз вынужден подниматься медленно, чтобы не получить декомпрессионную болезнь. И все — впустую.

Вот если бы поиском затонувшего предмета занялся дельфин! Ему ничего не стоит нырнуть на порядочную глубину, а поскольку он прекрасный пловец, то может быстро обыскать большую территорию. Не успеет найти то, что ищет, за время одного нырка — не беда; он быстро поднимется на поверхность за новой порцией воздуха (декомпрессионная болезнь ему не грозит) и продолжит поиски. В воде плохая видимость, темно, а искомый предмет занесло илом — это тоже не проблема: для звукового локатора дельфина всех этих препятствий не существует. А уж если предмет сам издает какие-то характерные звуки, то дело совсем упрощается: уши животного с высочайшей точностью могут определить направление на источник звука. Так что оно могло бы найти любой предмет быстро и наверняка.

Конечно, не только дельфины, но и многие другие морские обитатели чувствуют себя под водой свободно и непринужденно — рыбы, например. Но ведь этого мало чувствовать себя «как рыба в воде». Нужно еще, чтобы это животное стало сотрудничать с человеком, выполнять работу по его заданию, а это не так-то просто: во-первых, не всякое этого захочет, а во-вторых, не вся кое поймет, что от него требуется, если речь идет о мало-мальски сложной работе. Попробуйте договориться о сотрудничестве с рыбой: она тупо посмотрит на вас своими рыбьими глазами и спокойно поплывет по своим делам, тем дело и кончится. А вот «договориться» с дельфинами — это вполне реально и намного легче, чем со многими другими животными. В этом решающую роль играют именно те качества, о которых уже шла речь выше: во-первых, сложное, высокоорганизованное по ведение, включающее способность выполнять очень сложные действия, а во-вторых, дружелюбие, контактность по отношению к человеку. То обстоятельство, что дельфин быстро привыкает к обществу человека, пере стает бояться его и привязывается к нему, очень способствует эффективному обучению животного действовать по командам человека. Поэтому совсем не сложно на учить дельфина, например, искать затонувшие предметы, и он будет делать это с большим успехом.

Но подводный поиск — это лишь один из примеров того, как эти животные могут помогать людям при под водных работах. На самом деле таких ситуаций, когда дельфин может быть прекрасным помощником человека, великое множество. Представим себе, что под водой работает водолаз и ему понадобилось передать какую-то вещь на поверхность или, наоборот, чтобы передали что-нибудь ему (это может быть какой-то инструмент, материал, образцы грунта — да мало ли что еще). Как поступить: подняться на поверхность, чтобы отдать или взять все, что необходимо? Едва ли это будет лучшим решением. Ведь быстрый подъем грозит водолазу декомпрессионной болезнью, а тратить часы на медленный подъем, чтобы получить гаечный ключ, согласитесь, глупо. Можно, конечно, все необходимое опускать под воду и поднимать потом с помощью тросов и веревок. Так обычно и делают, но ведь это тоже далеко не самый удобный способ. Представьте себе на минуту, что на обычном заводе стали бы передавать детали и инструменты от одного рабочего к другому с помощью веревок, протянутых во всех направлениях: то-то замечательная получилась бы картина.

А вот специально обученный дельфин может оказаться крайне полезным и в этом случае. Он прекрасно будет выполнять роль курьера от водолаза к кораблю обеспечения или от одного водолаза к другому, доставляя им все, что ему поручат передать. Ведь быстрое погружение на десятки метров и такое же быстрое всплытие для дельфина, как уже говорилось, не проблема, так же как и подводные маршруты протяженностью в сотни мет ров.

Все это не фантазии. Эксперименты с привлечением дельфинов в качестве помощников при подводных работах проводились уже неоднократно и с неизменным успехом. Началом таких экспериментов можно считать, наверное, 1965 год, когда группа американских исследователей-акванавтов опустилась в подводном доме «Силэб» (то есть «Морская лаборатория») на глубину не скольких десятков метров. Цель этого спуска, как и многих подобных, состояла в том, чтобы проверить возможность длительного пребывания и работы человека под водой. В течение продолжительного времени акванавты жили в своем подводном доме, ни разу не поднявшись на поверхность. Из этого дома они выходили, вооружившись аквалангами, на подводные экскурсии, собирали образцы водных животных и растений, выполняли различные работы, предусмотренные программой эксперимента, и возвращались обратно в свой подводный дом. А замечательной особенностью именно этого эксперимента было то, что связным между под водным домом и кораблем обеспечения служил специально обученный дельфин Тэффи. Он по нескольку раз в день курсировал от корабля к подводному дому и обратно, передавая почту, инструменты, собранные образцы — все, что понадобится. В том числе приносил он и корзинки с рыбой, которой его же награждали за хорошую работу.

И вот что еще примечательно. Ведь Тэффи никто не держал на поводке во время его подводных прогулок, он был совершенно свободен, а работа акванавтов происходила, естественно, не в закрытом бассейне, а в открытом море. Так что при желании Тэффи в любой момент мог бы покинуть людей и уйти в открытое море, к своим диким сородичам. Но он и не думал этого делать. В течение всего времени, пока работала подводная лаборатория, Тэффи исправно выполнял свою роль курьера и предпочитал получать пищу из рук человека, а не охотиться в море за живой рыбой. А когда работа подвод ной лаборатории закончилась, Тэффи вместе со всей командой вернулся в океанариум.

С тех пор прошло немало времени, и было проведено много экспериментов с использованием дельфинов в разных ролях. Особенно эффективным, как и ожидалось, оказалось использование дельфинов при подводно-поисковых работах. Быстро и уверенно они находи ли под водой требуемые предметы и приносили на это место небольшой буек, который точно указывал нужное место. После этого уже человек-водолаз мог опуститься под воду, осмотреть найденный предмет, проверить, не ошибся ли дельфин, и выполнить все операции, необходимые для подъема предмета на поверхность. Как правило, дельфин не ошибался.

Я читал воспоминания одного из моряков-ветеранов о том, как в свое время ему довелось участвовать в поисках затонувшего ценного технического изделия. В то время организовывать поиски с помощью дельфинов еще не умели. К поискам привлекли массу технических средств, искали долго — все было безрезультатно. Пришлось смириться с неудачей, и о потере на время забыли. Но спустя много лет в это место направили поисковую группу с обученным дельфином — и в первый же день обнаружили то, что искали! Вот так работают животные-поисковики.

Был проведен очень интересный опыт с участием группы дельфинов (разумеется, в компании со своими тренерами) в составе археологической экспедиции на Черном море. Эксперимент завершился успешно. Дельфины разыскивали под водой древние амфоры и старинные якоря, помогали аквалангистам, а заодно и развлекали участников экспедиции.

Опять же нужно напомнить, что все эти многочисленные эксперименты проводились, естественно, в от крытом море. И, конечно, никто не держал дельфина на привязи — он вел себя в море совершенно свободно и самостоятельно. А в воде-то вкусные живые рыбки плавают под самым носом, да и голоса диких сородичей-дельфинов время от времени доносятся издалека. Казалось бы, почему не махнуть рукой (виноват, хвостом) на все задания человека да не уйти на волю, что мешало? Ничего не мешало, и все же случаев «дезертирства» дельфинов не было. Они всегда работали надежно и охотно. Находили предметы, которые никакими другими средствами обнаружить не удавалось, например, по гребенные под слоем ила или песка. А исправно выполнив все задания и получив заслуженное вознаграждение, дельфин возвращался к людям, позволял поднять себя на борт корабля (там его, конечно, помещали в специальную ванну с водой), и корабль благополучно доставлял поисковика домой, в привычный его вольер.

Известны случаи, когда дельфины поневоле покидали свой дом, созданный человеком. Сильнейший шторм разбил морской вольер, в котором содержался прирученный и обученный дельфин Титан, буря изорвала в клочья ограждающие сети. Находиться в прибойной зоне в сильный шторм вообще опасно, а среди обломков вольера и обрывков сетей — опасно вдвойне. Инстинкт безошибочно подсказал животному единственно правильное решение: уйти в открытое море, где волна хоть и высокая, но пологая, где нет опасности удариться о дно или железную сваю. Так он и сделал. Сотрудники океанариума были в отчаянии: потеряли такого замечательного питомца. Но прошла пара дней, шторм наконец утих. А еще через день около уцелевших вольеров увидели дельфина. Узнать его не составило труда — это был именно тот самый Титан, который потерялся не сколько дней назад. В открытом море он нашел дорогу к океанариуму, сам по своей доброй воле вернулся к людям, чтобы продолжать совместную работу с ними.

Это очень важное обстоятельство, что дельфин работает в паре с человеком не по принуждению, не из-под палки и даже не из-за того, что его заставляет так вести себя голод. Он работает активно и инициативно. Я вспоминаю случай, когда мои коллеги, занимавшиеся дрессировкой дельфинов, решили проверить своего подопечного на работоспособность. Эта проверка вовсе не означала, что нужно заставить его работать до изнеможения; ведь работа происходит в открытом море, и продолжаться она может лишь до тех пор, пока дельфин сам этого захочет. Именно это и интересовало экспериментаторов — как долго дельфин будет сохранять активное, рабочее настроение. Бедняги! Начиная эксперимент, они не подозревали, что будут наказаны за свое любопытство. В работе проходил час за часом. Уже скормили дельфину всю приготовленную рыбу, да и сами экспериментаторы очень устали и основательно проголодались. А дельфин и не думал прекращать работу, все продолжал и продолжал выполнять команды, подходя к людям за вознаграждением, но уже не за рыбой (он, в отличие от экспериментаторов, давно уж наелся досыта), а только за поощрительным прикосновением человека.

Область сотрудничества человека и дельфина не исчерпывается, конечно, функциями почтальона и поисковика. Дельфины могут делать для нас очень многое: разведывать рыбьи косяки и загонять их в тралы, обследовать подводные территории и находить фарватеры для кораблей, разыскивать потерпевших кораблекрушение людей и спасать утопающих, служить проводниками и помогать подводным строителям, обследовать подводные кабели, трубопроводы и сигнализировать о найденных неисправностях... Список этот можно было бы продолжать долго. Работы хватит, ведь освоение человеком Океана неизбежно будет расширяться, и откроются новые области, где окажется эффективной совместная работа человека и дельфина.

Поэтому понятно, чем стимулируется (помимо за конного любопытства) всестороннее изучение дельфинов, их биологии, образа жизни, строения и функций всех их органов. Ведь для того чтобы грамотно использовать дельфинов как своих помощников, прежде всего необходимо хорошо знать их физиологические возможности. Необходимо знать, как надолго дельфин может нырнуть в тех или иных условиях, сколько и с какой скоростью он может проплыть, какие предметы способен разыскать и распознать своим локатором, какими сигналами лучше всего передать ему команду, чтобы животное ее хорошо увидело или услышало и правильно поняло, а исследователи выяснят, чему и как его можно быстро научить, что можно поручить. Даже когда и сколько спит дельфин — и это надо знать. Поэтому и приходится ученым изучать все те проблемы, о которых шла речь выше. И жалеть об этом у них пока не было оснований: затраченные усилия вознаграждались удиви тельными находками.

Поиск

Информатика

Физика

Химия

Педсовет

Классному руководителю

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru